Socialist
News




Программа СА

Программа секции КРИ в СНГ

1.

Этот документ — политическая платформа Социалистической Альтернативы (СА), действующей в составе Комитета за Рабочий Интернационал (КРИ) — международной марксистской организации, объединяющей единомышленников в различных странах мира и ставящей своей целью создание революционной организации, способной привести трудящихся к победе над капитализмом.

Осознавая себя частью международного рабочего движения с его давними интернационалистскими традициями, СА действует, опираясь на политический опыт и анализ развития общества, достижений и ошибок I, II, III, IV Интернационалов, а также исходя из положений теоретических документов КРИ.

Имея общую идеологию и программные цели с другими организациями, СА, так же как и они, строит свою тактику с учетом политических и экономических особенностей своих стран.

2.

Экономический кризис 2008 года стал завершением очередного витка спирали исторического развития. Все сделанные в период экономического роста заявления штатных пропагандистов капитала о том, что капитализм в конце ХХ века нашел способ бескризисного развития, сегодня окончательно развенчали себя как реакционную сказку.

Капитализм или, что-то же самое, «рыночная экономика», представляет собой экономическую систему, построенную на общественном производстве и частном присвоении. Эта система — не результат чьей-то злой воли или «заговора», а естественно выросший результат развития экономической общественной формации, основанной на отношениях частной собственности на средства производства.

Столетия развития общества, при котором производство и обмен результатами деятельности велись людьми хаотично, на свой страх и риск, при помощи лично им принадлежащих средств производства, столетия, в течение которых одни богатели, а другие разорялись, но в то же время, с ростом знаний об окружающем мире, опыта и навыков работников, усложнения и увеличения эффективности орудий труда, росла и производительность труда, т. е. способность производить больше продукции за то же время, привели к появлению на исторической сцене двух основных классов современного общества — буржуазии и пролетариата.

Итогом предшествующего исторического развития стало положение, при котором один класс — капиталисты, буржуа, предприниматели — владеют (кто непосредственно, кто в виде акций) средствами и условиями производства: землей, заводами, фабриками и т. д., а другой — рабочий класс, пролетарии — не владеют ничем из перечисленного, кроме своей способности к труду, рабочей силы, которую вынуждены постоянно продавать, нанимаясь на работу к классу капиталистов для получения средств для жизни.

Какими бы предметами потребления ни обеспечивал рабочего научно-технический прогресс, его общественное положение, положение продавца своей способности к труду, рабочей силы, остается неизменным.

Более того, пока средства производства остаются в руках класса капиталистов, само развитие производства, рост материального богатства приводит к такой его концентрации на одном, т. е. буржуазном, общественном полюсе, что различия в имущественном положении буржуа и трудящихся даже в самых экономически развитых странах превратились сегодня в непреодолимую пропасть.

Обладая экономической властью, буржуазия неизбежно проецирует её в политическую и идеологическую сферу через приобретение средств массовой информации, финансирование избирательных кампаний созданных ею партий, а частично и через прямой подкуп чиновников.

Поэтому рабочий класс ни при каких условиях не способен повторить путь к власти, проделанный буржуазией в недрах феодального общества — сначала превращение в экономически господствующий класс, потом завоевание политической власти. Сила рабочего класса — в его численности и роли в процессе производства, так как у буржуазии нет иного способа для увеличения своего богатства, кроме присвоения в той или иной форме неоплаченного труда рабочих. В рамках существующего общества у рабочих нет иного выхода, иного способа улучшить свое положение кроме политической борьбы, так как даже частные уступки, небольшое снижение аппетитов хозяев могут быть достигнуты только через объединение рабочих и их совместные действия с товарищами по классу.

Пролетариат вышел на историческую сцену и дал свои первые классовые бои в тот исторический период, когда сам только-только выделялся из разорявшихся слоев трудящихся классов предшествующего исторического периода: крестьян и городских ремесленников. Буржуазия в то время ещё и сама играла прогрессивную историческую роль, будучи организатором промышленного производства, а благодаря конкуренции, соревнованию кто больше и дешевле произведет — отчасти и двигателем технического прогресса.

Времена эти очень быстро миновали. Вызванный к жизни капитализмом взрывной рост производительных сил быстро перерос возможности отдельных капиталистов по управлению производством, им на смену сначала пришли акционерные общества, затем объединения более высокого порядка — тресты и синдикаты, началась эра монополистического капитализма. Потребности непрерывного производства и сбыта огромной массы разнородных товаров, строительства, организации все новых и новых предприятий требуют соответственного расширения масштабов денежных операций, укрупнения банков, которые через посредство займов, акций и т. д. начинают контролировать производство. Возникает слияние банковского капитала с промышленным.

Но бесконтрольное расширение производства имеет свои пределы. Массы товаров требуют сбыта, но упираются в ограниченность платежеспособного спроса трудящихся масс, начинаются регулярные экономические кризисы, систематически сводящие на нет все экономические завоевания рабочих в предшествующие сравнительно благополучные периоды. Одновременно развитие транспорта и средств связи делает для капитализма возможным вовлекать в свою орбиту все новые и новые государства как потенциальные рынки сбыта и источник дешевой рабочей силы. Начинается борьба наиболее мощных капиталистических групп и контролируемых ими правительств за раздел и передел мира, в том числе и насильственный. Мир вступает в продолжающуюся и по сей день эпоху империализма.

Развитие всех противоречий, заложенных в капиталистическом способе производства, гигантское общественное неравенство, необеспеченность существования, безработица или её постоянная угроза для широких трудящихся масс делает окончательно ясным для все большего числа людей, что разорвать порочный круг войн, кризисов, эксплуатации и насилия возможно только путем социальной революции — изъятия средств производства у класса капиталистов и замену частной собственности на средства производства общественной в целях планомерной организации производственного процесса для обеспечения благосостояния и всестороннего развития всех членов общества.

Рост производительных сил привел к численному и качественному росту рабочего класса. Каждодневная борьба за улучшение условий труда и жизни привела к осознанию рабочими своих интересов и возникновению инструментов этой борьбы — профсоюзов и политических партий, отражающих интересы рабочего класса и ставящих своей конечной целью замену капиталистических отношений социалистическими. Вместе с тем, внутри самих рабочих организаций складываются два течения — революционное, ставящее своей целью насильственное изменение существующего строя, и реформистское, видящее путь к социализму через выторговывание, на фоне экономического роста, у капиталистов все новых и новых уступок, а также через рост представительства в парламентах в условиях парламентской демократии. Необходимость профессионального ведения партийной работы, участия в представительных органах власти, издания газет и т. д. порождают в рабочих организациях свою бюрократию, все более оттесняющую рядовых членов от решения существенных вопросов партийной жизни и зачастую связанной теневыми сделками с правящими классами.

Первая мировая война, ознаменовавшая конец эпохи «спокойного» развития капитализма, оказалась жестокой проверкой на прочность всех теорий предшествующего времени. Бесконечного прогресса и мирного перехода к социализму не получилось, зато в полную силу проявилась реакционная роль реформистских лидеров, отдавших предпочтение своим карьерам и парламентским местам перед выполнением партийного долга по революционному предотвращению войны и свержению господства капиталистов.

Русская революция стала первым примером революционного выхода из войны. Накопившийся груз феодальных пережитков, дополненных жесточайшей капиталистической эксплуатацией под прикрытием царского деспотизма, создал в России гремучую смесь из крестьянства, постоянно разоряемого и обманываемого в своих ожиданиях на получение земли, и передового рабочего класса, сконцентрированного в немногих промышленных центрах. Революционный взрыв этой смеси, подогретой хроническими неудачами царизма в войне, мгновенно обрушил казавшееся незыблемым здание российского государства. Непрерывно развивавшийся в течение года процесс революции поставил в конечном итоге у власти наиболее революционную часть российской социал-демократии — партию большевиков. Цепь капиталистической эксплуатации впервые на столь длительный срок — более 70 лет — оказалась разорвана в своем самом слабом звене.

Существование советского государства раскрыло гигантский потенциал, заложенный в плановых методах управления экономикой, позволивших в конечном итоге не только дважды одержать победу в разрушительных войнах, но и превратить некогда самую отсталую из капиталистических стран во второе по промышленной мощи государство мира. Революция быстро и радикально решила многие из копившихся веками проблем вроде бесплатных всеобщего среднего образования и медицины, политического и национального равноправия или предоставления всей полноты прав и возможностей женщинам.

Но советский опыт выявил также и многие из опасностей на пути выхода за пределы экономической формации. Происходило постепенное свертывание внутрипартийной и советской демократии, вызванное задержкой мирового революционного процесса, ослаблением рабочего класса ввиду гибели многих его лучших представителей в гражданской войне и чрезвычайным обострением отношений нового государства с крестьянством на фоне промышленной разрухи в связи с последствиями мировой и гражданской войн. Сохранялось и социальное неравенство, первоначально вызванное крайней скудостью экономики, а затем искусственно поддерживаемое. Комплекс многих причин привел к формированию в новом государстве новой бюрократии — слоя профессионалов-управленцев, постепенно захвативших в свои руки ключевые посты управления экономикой и политикой, вытеснив, а затем и физически уничтожив своих противников. Произошло бюрократическое перерождение первого в мире рабочего государства.

Забота о сохранении своих постов и социальных привилегий, боязнь всяких движений масс, могущих самостоятельно повторить опыт социальной революции на более высокой экономической базе, быстро превратила бывших революционеров в консервативную силу. Советская бюрократия, наряду с реформистскими организациями западных стран, стали главным тормозом на пути революционного процесса. Энергия масс, направленная на переустройство мира, оказалась зажата в тиски организаций, оказавшихся неспособными выполнить свою историческую роль. Сложилась ситуация, названная кризисом политического руководства, который оказались не в силах преодолеть небольшие изолированные группы коммунистической оппозиции.

Расплатой за близорукую политику стал жесточайший мировой экономический кризис, названный «великой депрессией» и вторая мировая война, унесшая десятки миллионов жизней. Но существование сначала одного, а после мировой войны и целой системы государств с некапиталистическими экономиками и непрерывный натиск рабочего класса заставили правящие классы наиболее развитых стран пойти на ряд уступок и перераспределить часть доходов на повышение заработной платы и социальные нужды. Вслед за послевоенным экономическим ростом пришла пора т.н. «государств всеобщего благоденствия», шведских, немецких и т. д. «социализмов». На какое-то время реформизм обрел второе дыхание.

В то же самое время стала проявляться ограниченность бюрократически управляемой плановой экономики советского типа. Оказалось, что допущенные при планировании за закрытыми дверями ошибки в темпах и пропорциях развития имеют опасное свойство накапливаться, т. к. не могут быть выявлены и исправлены ни «естественным» путем слепой игры рыночных сил, как в капиталистической системе, ни путем широкого обсуждения, как это было бы возможно при демократическом планировании.

Когда полностью иссяк революционный энтузиазм масс, порожденный русской революцией, бюрократическая система управления, полностью подавившая какие бы то ни было ростки оппозиции, оказалась в жестоком кризисе, в конечном итоге доведшем социальное недовольство неравенством и привилегиями правящего слоя, обнаружившего свою некомпетентность, практически до грани нового социального взрыва.

В этих условиях и при отсутствии внятно сформулированной левой альтернативы, могущей объединить широкие слои трудящихся масс, правящая бюрократическая группа пошла на единственное решение, могущее обеспечить сохранение за ней власти и привилегий — демонтаж советского государства и быстрое восстановление капиталистических отношений под флагом развития и укрепления политической демократии.

Итогом процесса стала экономическая катастрофа для большинства населения страны, вызванная обвальным падением производства, связанного с распадом прежних плановых экономических связей, разделом на частные владения бывшей государственной собственности, открытием границ для иностранного капитала и, по сути, новым классообразованием, т. е. выделением буржуазии и пролетариата из более социально однородной массы граждан бывшего СССР.

Распад бывших некапиталистических государств послужил сигналом для капиталистов всего мира начать наступления на все завоевания трудящихся, сделанные ими за предшествующие 100 с лишним лет. Урезание зарплат и социальных пособий, введение платных образования и медицины, широкое использование труда иммигрантов для снижения стоимости рабочей силы, перенос производств во все более и более отсталые страны — по той же причине; и все это на фоне в лучшем случае политической импотенции и бессилия, а в худшем — при соучастии организаций, бывших когда-то рабочими и не утративших ещё полностью доверия масс. Казалось, что для капитализма настали навечно «золотые времена» процветания на костях рабочих, и кое-кто из его апологетов даже заговорил о «конце истории». Но конец истории оказался не вечен.

Череда экономических кризисов, вызванных теми же причинами, что и в 19-м и первой половине 20-го века, начала подтачивать экономический рост с середины 90-х годов, пока не завершилась новым, расширенным и дополненным изданием «великой депрессии» в 2008 году. Спираль исторического развития, описав виток, на более высоком уровне вернулась как бы к началу.

Рабочий класс, превратившийся едва ли не в большинство населения мира, но утративший значительную часть своих завоеваний в обмен на призрачный экономический рост, уже кое-где выходит на улицы и разминает политические мускулы в преддверии новых схваток с капиталом.

Задачи нового исторического периода, таким образом, остаются прежними — построение дееспособных организаций и новая попытка опрокинуть капитализм, иначе новые витки исторической спирали будут обрушивать все новые и новые бедствия на головы все новых и новых поколений рабочих.

3.

В сегодняшних условиях тотального наступления буржуазии на политические права и уровень жизни рабочих и близких к ним социальных слоев, когда вообще не может быть речи о систематических социальных реформах и повышении жизненного уровня масс; когда буржуазия правой рукой отнимает каждый раз вдвое больше, чем дает левой (налоги, таможенные пошлины, инфляция, высокие цены, безработица или неполная занятость, сокращение зарплат и т. д.); каждое серьезное требование рабочих организаций и даже каждое прогрессивное требование социальных движений неизбежно ведут за пределы капиталистической собственности и буржуазного государства.

Поэтому одна из основных задач нынешнего периода агитации, пропаганды и организации — преодолеть противоречие между зрелостью объективных условий для социальной революции и незрелостью пролетариата (растерянностью и разочарованием старшего поколения, неопытностью и безразличием младшего). Надо помочь массе, в процессе её повседневной борьбы, найти мост между её нынешними требованиями и программой социалистической революции. Этот мост должен заключать в себе систему переходных требований, которые исходят из сегодняшних условий и сегодняшнего сознания широких слоев рабочего класса и неизменно ведут к одному и тому же выводу: завоеванию власти пролетариатом.

Задача построения организации, способной бороться за завоевание политической власти для низвержения капитализма не может быть выполнена без самого внимательного отношения ко всем, даже мелким и частным вопросам тактики. Все части пролетариата, все его слои, профессии, группы должны быть вовлечены в революционное движение. Даже будничная черная работа должна вестись в неразрывной связи с задачами будущей революции.

Мы всеми доступными силами и средствами защищаем и будем защищать демократические права рабочих и их социальные завоевания. Но, поскольку даже частичные, «минимальные» требования масс сегодня на каждом шагу сталкиваются с разрушительными тенденциями капитализма, мы, следуя традиции Четвертого интернационала, выдвигаем систему переходных требований, смысл которых состоит в том, что они все более открыто и решительно направляются против самых основ буржуазного режима и должны служить систематической мобилизации масс для будущей социальной революции.

Исходя из перечисленных положений, мы выступаем, пропагандируем и боремся за следующие требования: