Socialist
News




Сергей Скобелев

2018: какое будущее выберет рабочий класс?

Нас ждет борьба вокруг свобод, условий жизни и зарплат

Фотография: Дмитрий Ловетский, AP

ЦИК отклонил кандидатуру Навального, единственного оппонента режима, обладающего политическим весом; затем Верховный суд отклонил апелляцию — таким образом, Кремль окончательно превратил выборы в плебисцит о поддержке Путина.

«Главный кандидат»: сокращения бюджета, ложь и полицейские дубинки

Хотя план бюджета часто перекраивают в соответствии с конъюнктурой, на него стоит обратить внимание — он все же дает некоторую картину завтрашнего дня трудящихся и молодежи. В конце концов, в преддверии выборов он становится своего рода частью предвыборной программы «главного кандидата». Власти акцентируют внимание на косметических улучшениях: с 1 января на 3.7% повысились пенсии, расходы на здравоохранение увеличили с 3.8% до 4.1% от ВВП, зарплаты бюджетников вырастут на 4%. Но улучшениями они являются лишь номинально и с учетом затяжного кризиса, выражаемого в том числе инфляцией. На деле это повышение социального бюджета становится наоборот показателем дальнейшего падения уровня жизни большинства. Буржуазные экономисты оценивают падение расходов на образование в реальном выражении в 4% и на здравоохранение в 1% в сравнении с 2017 годом. По оценкам Счетной палаты пенсии в реальном выражении уменьшатся на 1.6% к 2020 году. Институт народнохозяйственного прогнозирования РАН рассчитал, что за 2018–2020 годы расходы бюджета в реальном выражении снизятся не менее чем на 9.5%.

Минздрав говорит, что средняя зарплата медработников составляет 52 900 рублей в месяц, но, согласно опросам среди медработников, их реальный средний базовый оклад составляет только 13 800 рублей и 26 300 рублей с доплатами.

Экономика России стабилизируется, — сказал Путин уже в 2018 году и констатировал снижение безработицы и стабилизацию зарплат, но это вяло согласуется с реальностью. Капиталистический класс, защищающее его интересы правительство и отдельные собственники предприятий неспособны справиться не только с социальным обеспечением, но и с обеспечением жизнеспособности системы в целом: в Твери около 500 рабочих могут лишиться работы из-за банкротства потонувшего в долгах перед инвесторами Тверского стекольного завода; рабочие Уралвагонзавода, которыми прикрывался Путин во время «болотных» протестов, сейчас ведут борьбу против двукратного (!) снижения зарплат из-за введения новых норм. Реальные доходы за 2017 год упали еще на 1.4%. Министру занятости Соколовой нечего сказать, кроме как: Банкротство и закрытие предприятий было, есть и будет всегда.

Бонапарт доказывает преданность правящему классу

Бонапартистский режим, писал Карл Маркс, не может дать ни одному классу, не отнимая у другого — этим объясняется окончательный финал эпохи условно-левого популизма Путина. Все законы, принятые за последние несколько лет, которые хотя бы на словах были в интересах работников (например, закон о запрете заемного труда), носят лишь формальный характер — для бизнеса обойти их ничего не стоит. Никаких реальных мер в интересах трудящихся правительство не предприняло. Когда исчерпан резервный фонд, социальный бюджет режут несколько лет подряд, а кризису просто не с чего заканчиваться, Путин вынужден вспомнить, какой класс привел к его власти. Три года назад мы писали: У буржуазии есть повод задуматься о политической альтернативе, ведь режим переживает [внутренний] кризис. Путин теряет рейтинги, и его версии событий в Украине верят все меньше. Режим все больше теряет форму перед следующими парламентскими выборами. Он должен оставаться консолидированным, но тогда все его партии утратят свои функции.

Этот прогноз подтвердился. Все системные партии провалились и стали попросту «не нужны» — явка на последние парламентские выборы рухнула ниже 50%. Перед выборами Путин остался наедине с правящим классом. Империалистической политикой в Украине, на которую Запад ответил санкциями, Кремль спровоцировал бег капитала. Сегодня же, словно копируя «налоговые реформы» Трампа, он пытается нивелировать негативный эффект санкций освобождением крупного бизнеса от налогов, если тот вернет бизнес в Россию. Встроенные в режим официальные структуры правящего класса, такие как РСПП, одобряют такую политику: Бизнес работает за свой счёт, опираться на него — это единственно правильный ход. Решение справедливое. Что касается закрытия предприятий за рубежом, здесь нужно отдать должное команде президента. Санкции ухудшаются, психоз по поводу российского бизнеса нарастает. При этом статистика показывает, что бизнес-элиты все равно не сильно торопятся воспользоваться предложением вернуть выведенные капиталы в Россию в обмен на налоговую амнистию.

Несмотря на то, что эстонский генерал Рихо Террас, в интервью немецкой газете Bild от 5 января, обвинил Россию в имитации полноценной военной атаки против НАТО во время испытания Запад-2017, похоже, что перед лицом угрозы для собственного выживания и после провала «патриотической» пропаганды, в новом году Кремль готов на время отложить империалистические интриги в дальний ящик. 12 декабря администрация президента объявила операцию в Сирии выполненной. Под сокращения впервые попадают и военные: расходы на оборону сокращаются с 3.3% до 2.5% ВВП. Путин говорит: Мы обеспечим свою безопасность, не втягиваясь в гонку вооружений.

Сокращения затронули и МВД: с 1 января уволены 10 000 «гаишников». Но некоторые эксперты рассуждают о том, что, возможно, они будут перепрофилированы в подразделения Росгвардии. Иными словами, под ножницы попали практически все статьи, кроме расходов на репрессивные органы, которые, напротив, будут укреплены — ведь они понадобятся, чтобы противостоять на улицах недовольным, которые уже заявляли о себе в марте и июне 2017-го.

Потенциал социалистических идей

Агитация Навального и расследования ФБК послужили лишь катализатором этих вспышек протеста. Такую масштабную мобилизацию на несогласованные акции обеспечила именно длительная и последовательная — насколько это вообще возможно, в виду существования разных влиятельных фракций капитала — политика Путина в интересах правящего класса.

Ряды протеста будут только расширяться. Что, если не злость и желание бороться с несправедливостью, должны ощущать молодая медработница или молодой медработник, получающие менее 15 000 рублей и еле сводящие концы с концами, которым на полном серьезе обещают надбавку-насмешку в 600 рублей, а из ящика рассказывают, что они уже живут на широкую ногу?

Являясь демократическими социалистами, мы полностью поддерживаем борьбу за демократические требования и лучший уровень жизни.

Это не означает, что мы солидарны с Навальным, хотя его программа в социальной сфере последний год левела на глазах, но она всё также базируется на защите крупной собственности, интересов правящего класса и капитализма вообще. Невозможность его поддержки нами касается и его требования о введении визового режима со странами Центральной Азии.

Во-первых, мы должны разъяснять, что корни и бедности, и авторитаризма, и коррупции — в самой капиталистической системе. Правительство собирает со сверхбогатых дань в виде налогов и взяток (которые с марксистской точки зрения ничем в корне не различаются) и при помощи репрессивного аппарата и пропаганды обязуется защищать их собственность и гипер-благосостояние от тех, кто живет от зарплаты до зарплаты.

Так функционирует весь капиталистический мир. Посмотрите: именно на странах Центральной Азии, словно на полигоне, местным правящим классом, который завладел всей доходной промышленностью, землей и зданиями после распада СССР, были опробованы самые жесткие диктаторские методы и антисоциальные реформы. Это стало возможным из-за отсутствия солидарного рабочего движения и его подавления во время сталинского и пост-сталинского периода — в отличие даже от опыта французских и британских профсоюзов, у позднесоветских рабочих не было никакой традиции борьбы за улучшение своего положения, так же как в СССР не было и настоящих боевых профсоюзов. Консолидированность номенклатуры центральноазиатских республик позволила провести переход к рыночной экономике самым жестким образом, не оставив рабочим прав, уронив их уровень жизни и подавив локальные вспышки возмущения, — что и спровоцировало процессы миграции.

Необходимо рассказывать об опыте совместной борьбы местных рабочих и мигрантов. Бесправность трудовых мигрантов, то, что они зачастую живут в условиях гетто — вызвано в том числе низким уровнем классового сознания и борьбы, иными словами, тяжелым положением самих российских рабочих и их организаций. Например, в Великобритании в 2016 году строители, которые получают не сдельную зарплату, а сумму не ниже установленной национальным соглашением на уровне всей отрасли (которое было заключено благодаря профсоюзам), вместе с рабочими-мигрантами боролись за равную минимальную оплату для всех рабочих. Это делалось, чтобы избежать раскола трудового коллектива и расслоения внутри него, которое выгодно работодателю и мешает солидарности рабочих. Нужно призывать к подобной солидарной борьбе, против «закрытия» границ и за равное отношение ко всем. Ведь капиталисты все равно будут привлекать труд мигрантов, а будучи «незаконными» — они будут еще более бесправными. Вслед за сегрегацией по уровню дохода приходит общее снижение зарплат или замедление их роста, прикрытое стравливающей рабочих риторикой: «Не согласен на это? Оглянись, на твое место очередь стоит!»

Мы должны агитировать за солидарность трудящихся разных стран в борьбе против общих проблем. В каждой стране трудящиеся должны вырвать контроль над экономикой из рук 1% и установить демократическое планирование через избрание рабочего парламента с правом на отзыв избирателями любого депутата. С войнами, международными и межэтническими конфликтами покончит только борьба за добровольную, равноправную социалистическую федерацию с правом выхода из неё и полное признание национальных прав меньшинств региона — на язык и широкие полномочия самоуправления. Нужно объяснять необходимость создания политической силы — нового Интернационала — который будет бороться за эти изменения в масштабах всего мира.

Такая программа находит отклик. Наша конференция Социализм-2017 была самой успешной за прошедшее десятилетие с начала кризиса. К нам присоединились новые товарищки и товарищи, готовые бороться вместе с нами.

Другим очень вдохновляющим мероприятием прошедшего года была конференция Феминизм-2018, организованная нашими товарищками и левыми феминистками. В ней приняли участие более 70 активисток и активистов. Это не оставляет никаких сомнений в том, что план массовой мобилизации на ближайшее 8 марта будет успешно реализован.

Женский вопрос также напрочь отсутствует в повестке Навального. В перспективе роста оппозиционных настроений среди молодежи это дает левым еще одну возможность перехватить инициативу и радикально обновить массовое представление о себе — не как об утопистах или желающих вернуть СССР, а как о единственной силе, стоящей за реальную демократию и будущее без эксплуатации, неравенства и любой дискриминации. Мы уверены в том, что у нас будет достаточно сил выступать за равенство оплаты труда, против домашнего насилия и клерикальной, антиабортной и консервативной пропаганды, бороться с сексизмом во всех проявлениях во время предстоящих протестов, и наша агитация найдет отклик — таким образом, демократические протесты усилят левый феминизм и еще четче прояснят идеи равенства, лежащие в основе социалистических убеждений.

2018-й обещает быть годом, когда исторический оптимизм будет вознагражден.