Socialist
News




Слава Рубин

После Алеппо

О Сирии, раздираемой на лоскуты империалистическими державами

Капитализм и войны ХХ века

Сто лет назад первая мировая война бушевала в Европе и на других континентах. Жестокая и бессмысленная «война, которая должна положить конец всем войнам» унесла жизни 20 миллионов человек. Она закончилась революционной волной, которая привела к Русской революции и позже к неудачной революции в Германии.

Предательство социал-демократических лидеров убило революцию в Германии и оставило Европу в руках капитала. Противоречия, ведущие к столкновениям и конфликтам между империалистическими державами, ставшие причиной Первой мировой, остались неразрешенными. Угроза новой революционной волны в Европе привела к тому, что часть капиталистического класса решила использовать зарождающийся фашизм, чтобы разбить и уничтожить все организации рабочего класса. Преступные ошибки сталинизма сперва привели к бездействию европейских левых перед лицом фашистской угрозы а затем помогли капиталистам удерживать власть на западе континента. Так война стала образом жизни или, скорее, причиной смерти миллионов людей в течение всего ХХ века. По некоторым оценкам за последний век в войнах погибали в среднем 0,8-1,2 миллиона человек в год, включая и мирных жителей. Распад «коммунистического блока» и окончание холодной войны не улучшило ситуацию. С 1991 года количество жертв войн исчисляется сотнями тысяч в год. Достаточно вспомнить войны в Конго (5 миллионов погибших), в Руанде (около 1 миллиона, включая жертв геноцида), в Дарфуре (300 тысяч погибших), в Ираке (не менее 200 тысяч), в Афганистане (50 тысяч), в Сирии (не менее 500 тысяч погибших).

Черные цветы Арабской весны

Сегодня ужасы войны сосредоточены в Алеппо. За четыре года с начала осады Восточного Алеппо погибло более 30 тысяч человек. Его падение в декабре 2016 года стало кульминацией нынешнего этапа гражданской войны — войска Асада вернули контроль над городом.

Мы должны помнить, что эта гражданская война началась как часть Арабской весны — волны революционных протестов против невыносимых экономических условий и авторитарного правления, прокатившихся по Египту, Тунису и Ливии. Экономическая ситуация в Сирии была ненамного лучше египетской: перед началом гражданской войны безработица составляла 20%, около 70% рабочих получали меньше 100 долларов в месяц, а 30% населения жила в нищете. На фоне событий в соседних странах режим Асада попытался направить доходы от нефтерождений на хоть какое-то облегчение нужд населения. Это сузило круг революционно настроенных против режима сирийцев — скажем, протесты оппозиции, получившие массовую поддержку в Хомсе, не нашли ее в Алеппо и Дамаске. И все же режим Асада встретил эти протесты жесточайшим военно-полицейским подавлением — только в Хомсе были убиты более пяти тысяч человек.

Оппозиционные силы, несравнимые с мощью таких сил в других странах Арабской весны, не имели четкой программы по объединению масс против режима. Некоторые из них хотели заставить Асада просто сесть за стол переговоров и учредить некоторые «демократические реформы», у других была более либеральная и про-западная ориентация... Радикальные исламистские силы были слабы в начале конфликта, но серьезно упрочили свои позиции в ходе самой гражданской войны. Режим воспользовался этой ситуацией и вдобавок к репрессиям и военным атакам стал следовать классической тактике «разделяй и властвуй» — сунниты против шиитов, одна этническая группа против другой.

Империи наносят превентивный удар

Тактики империалистов и про-империалистических сил значительно осложнили ситуацию. Американский империализм сперва поддерживал любые оппозиционные силы — в частности, снабжал оружием «Свободную Сирийскую Армию», состоявшую из мятежных сирийских офицеров. Спустя несколько месяцев она примкнула к ИГ. Реакционные авторитарные режимы, такие как Катар и Саудовская Аравия, открыто поддержали исламистов против Асада, стремясь установить подобный им самим режим и в Сирии. Турция, преследуя собственные интересы, также поддерживала некоторые группировки исламистов. В какой-то момент, однако, турки были шокированы тем, что ИГ в скором времени могло форсировать сирийскую границу и вторгнуться в саму Турцию. Бомбёжки США и коалиции западных стран оттолкнули сирийцев и от оппозиции, и от Асада и просто увеличили уровень поддержки ИГ среди части населения.

Роль российского империализма едва ли лучше. Режим Асада опирался на жесткое подавление повстанцев, используя поставляемое Россией оружие. С октября 2015 года российская авиация начала помогать Асаду и с воздуха. Заявленная Путиным борьба с ИГ обернулась жуткой картиной разбомбленного Алеппо — города, в котором ИГ нет с ноября 2015-го. Это лишь подтвердило тот факт, что российская кампания была направлена против любых оппозиционных Асаду сил. Мирные люди, которым не посчастливилось оказаться под российскими бомбёжками, были просто принесены в жертву «геополитическим интересам» империализма. И так же как авианалёты США лишь усилили поддержку ИГ среди сирийцев, нет никакого повода думать, что российские бомбы будут более эффективно противостоять росту поддержки радикального исламизма. Объединенные действия Асада и России сейчас поддерживаются шиитскими иранским и иракским режимами и реакционными силами Хизбаллы. Риторика и пропаганда со стороны религиозных организаций лишь углубляет пропасть между разными конфессиями в Сирии.

Ставки повышаются или Суть империализма

Помогая режиму Асада, российский капитал получает гарантии на миллиардные контракты на восстановление сирийских городов и инфраструктуры; уже сейчас в Сирии появилась зона, свободная от налогов для содействия работе именно российского крупного бизнеса. И пока бенефициары строительных компаний и производители оружия пожинают плоды своей неожиданной «удачи», обычные россияне должны смиряться с повышенной угрозой терроризма.

Взятие Алеппо может стать концом нынешней фазы гражданской войны. При военной поддержке России режим Асада сумел покрепче взять власть в свои руки. Но это стоило огромных человеческих и экономических жертв. Сопутствующие последствия гражданской войны — нищета, конфессиональные конфликты и авторитарное руководство в условиях чрезвычайного положения — только ухудшают ситуацию.

Соглашение о перемирии, заключенное при участии шкурно заинтересованных России, Турции и Ирана, не дает уверенности, что сирийский конфликт может быть хотя бы временно стабилизирован. Это соглашение, похоже, означает, что каждая страна разграничивает свою сферу интересов и все вместе они буквально разделяют Сирию на зоны влияния. По поводу политического будущего Асада у империалистических держав вообще нет какого-то согласия: Турция, США и ЕС выступают против режима Асада, Россия и Иран — поддерживают его. Однако переговорный процесс и инициатива смещаются в сторону последних — во многом благодаря гигантским ресурсам, влитым в пользу Асада Россией. Примечательно, что представители МИДа Германии уже не столь категоричны в требовании его отставки при любом из возможных вариантов урегулирования. Новая волна конфликта становится лишь вопросом времени — ни одна из проблем, приведших к началу гражданской войны, не решена, а империалистическая интервенция только усугубила внутренние противоречия.

И это нестабильное положение может стать еще более пугающим. Избранный президент США Дональд Трамп заявил, что Штаты должны серьезно усилить и расширить свой ядерный потенциал, пока мир не образумится в отношении ядерных бомб, практически повторив слова Владимира Путина на его декабрьской пресс-конференции. И хотя советники Трампа попытались объяснить, что этот комментарий был направлен против ИГ (как будто ядерное оружие способно победить радикальный исламизм), в действительности эти слова были адресованы руководству России и Китая.

Левый ответ

Можно ли избежать худшего сценария, есть ли выход из этого болота? Ответ на оба вопроса — да. Но это возможно только если возникнет сильная рабочая организация с независимой социалистической позицией. Только такая сила и может стать альтернативой распыленным про-демократическим группировкам оппозиции и реакционному режиму Асада. Это бы означало, что организация будет иметь волю возглавить оппозицию Асаду с отчетливыми требованиями демократии, а также поднимая вопросы заработных плат, рабочих мест и условий жизни, противопоставляя себя власти сирийских капиталистов во главе с бонапартом-Асадом. Вместо следования наставлениям империалистических советников она должна организовать демократически управляемые комитеты, состоящие из представителей рабочего класса и близких к нему слоев, и возглавить движение угнетенных.

Гражданская война в Сирии и дальнейшее вмешательство империалистических сил парализовали многих левых, вставших на ошибочные позиции по ближневосточному вопросу. Многие из них, в основном из западных стран, неохотно решались поддержать демократические требования сирийских масс, опасаясь, что западные империалисты могут использовать сирийских оппозиционеров в своих интересах. Позиция некоторых из них превратилась в беззубую поддержку «гуманитарного подхода». Они требуют доставки гуманитарной помощи жертвам войны по воздуху (и это действительно необходимо организовать как можно скорее) вместо того, чтобы в первую очередь бороться за окончание войны, ведущей к этим ужасам.

Но другие левые, включая многих российских, ударились в другую блажь. Они считают, что сирийский режим ведет борьбу против американского империализма, а окончательное смещение Асада откроет путь для захвата региона силами ИГ. Поэтому они поддерживают Асада и российскую интервенцию. РКРП-КПССРоссийская коммунистическая рабочая партия — Коммунистическая партия Советского Союза — крупнейшая в России сталинистская организация, которая организовывала пикеты против американских бомбардировок в начале конфликта с требованием «Руки прочь от Сирии», сейчас, когда Россия действует не лучше Америки, сидит тише воды ниже травы. В последней статье на их сайте поддержка российских сил аргументируется так: Если бы коммунисты в Сирии исходили только из внутреннего положения, они сегодня были бы в оппозиции, но СКП поддерживает антиимпериалистический курс властей Сирии, поскольку главным звеном считает борьбу с мировым империализмом... СКПСирийская коммунистическая партия стоит на ортодоксальных коммунистических позициях и в то же время входит в национальный фронт, возглавляемый буржуазной правящей партией БААС. По их мнению, поскольку американский империализм остаётся главным врагом, всё, что наносит ему урон, идет на пользу делу социализма. К тому же и успешно бороться за социальные права трудящихся можно только в независимой стране. А под иностранным господством бороться придется уже не за социальное освобождение, а за национальную независимость. Это, конечно же, позиция не «ортодоксальных коммунистов», но меньшевиков и позже — сталинистов. Когда Ленин и Троцкий руководили Третьим Интернационалом, они выступали против союза с национальной буржуазией и политики народных фронтов, защищая идею единого фронта рабочих организаций против власти капиталистов во всех странах. Сама по себе борьба за национальное самоопределение не способна победить капитализм, а в его условиях любая независимость будет лишь иллюзией, которую империализм прервет как только это станет ему выгодно. Настоящие самоопределение и независимость возможно получить только в ходе борьбы за экономическое и социальное освобождение трудящихся от капиталистической эксплуатации.

На фоне сталинистов, скатившихся к поддержке российского империализма, другая позиция российских левых — Сирия — рискованная авантюра, в которую нас втравили — кажется более прогрессивной. Но отказываясь обсуждать и предлагать программу борьбы для рабочего класса, беднейших слоев и молодежи Сирии, такие левые расписываются в собственном национально-ограниченном кругозоре. Они говорят, сейчас не время для обсуждения и выработки ясной и четкой позиции. Такой подход, несмотря на форму призыва к протесту, глубоко реакционен по своему содержанию. Он утверждает неспособность рабочего класса понять свои истинные интересы, которые в реальности пролегают сквозь национальные границы. Левые, для которых интернационализм обязан быть азбучной истиной, даже не пытаются апеллировать к классовой солидарности, а заимствуют настроения современных российских либералов, которые так же беззубо выступают против этой «расточительной войны». Мы должны протестовать против сирийской войны не только и не столько из-за расточительности и опасности террора в России со стороны сторонников ИГ, но и чтобы показать сирийским рабочим настоящий путь выхода из тех кругов ада, в которые его завели капитализм, бонапартизм и интервенции империалистических армий.

Как социалисты-интернационалисты мы должны понимать, что перед сирийским рабочим классом и беднотой стоит задача сопротивляться собственному правительству и в этом мы должны безусловно поддержать их. Их курс — на создание последовательной программы действий для рабочего класса, социалистической программы борьбы за экономические и демократические права для рабочих всего региона. Наш курс — никакой поддержки любым империалистическим силам, то есть США, ЕС и России, а также всяческие действия, направленные на смещение авторитарных правителей и установление подлинной демократической социалистической конфедерации на Ближнем Востоке. Это — самый реалистичный путь из царства экономических, социальных и военных кошмаров, в которое превратились страны ближневосточного региона.