Socialist
News




Гера Крит, Лев Сосновский и Самсон Ларин

После «умного голосования»

Политическая победа Навального, но большинство в МГД за режимными партиями

Навальный

Протестное голосование 8 сентября стало несомненной политической победой Навального, в смысле степени его влияния на недовольных москвичей. Результаты выборов, как и сам процесс, однако, сложно назвать победой. Конфигурация Мосгордумы стала более похожей на Госдуму, с несколькими заметными исключениями. И если в Москве и на выборах в некоторые региональные парламенты протестное голосование добилось определенных успехов, результаты губернаторских выборов в регионах совсем иные: везде главами субъектов избраны режимные кандидаты. Особенно чудовищные фальсификации (и прямое насилие) расцвели в Питере, где всеми правдами и неправдами протащили Беглова.

Большинство в Мосгордуме осталось за Единой Россией — 25 мест. Подавляющую часть «оппозиции» — 16 мест — составляют депутаты от прорежимных партий, КПРФ и СР. Среди них есть несколько районных активистов, которые использовали системные партии, чтобы избежать дорогого сбора подписей. Четыре места оказалось у «Яблока» — такого результата эта партия достигала больше 20 лет назад.

Ситуация напоминает результаты выборов 2011 года, где Навальный использовал почти идентичную тактику «за любую партию, кроме Единой России». В прошлый раз режимные партии (КПРФ, СР, ЛДПР), вдруг получившие протестные голоса и вытеснившие часть ЕР (77 мест!), нисколько не постыдились в итоге голосовать за репрессивные законы и всячески выражать поддержку Путину. В этот раз еще до дня выборов КПРФ уже открыто играли в договорняки с властью, «коммунисты» в Москве и Питере брали самоотводы — только бы не мешать голосованию за кандидатов Единой России.

Рост недоверия к режимным партиям проявился еще на прошлых муниципальных выборах в Москве. У КПРФ осталось 43 мандата из 212, у СР — 10 из 125, ЛДПР получила 4 мандата вместо 25. Поэтому текущий результат КПРФ и СР не отражает реального отношения к ним москвичей, это лишь политтехнологический эффект умного голосования. Так же как и с госдумскими выборами в 2011 году шанс того, что проход кандидатов от этих партий в Мосгордуму что-то в реальности изменит, равен нулю. Они как были, так и остаются опорами режима — инструментом контроля законодательной власти. При этом, нет даже уверенности, что КПРФ сможет организовать сплоченную фракцию — слишком разношерстная публика и с разными интересами прошла по их списку.

«Яблоко» выпустило бравурный пресс-релиз, где выразило благодарность москвичам за поддержку. Партия ни словом не обмолвилась ни об умном голосовании, ни о непризнании этих выборов как недемократических. Особняком среди них стоит Дарья Беседина, которую продвигала команда Каца. Она единственная, кто в открытую выразила недоверие городской думе: «После таких выборов, когда людей сажают, митингующих избивают, а кандидатов отправляют под арест, не может быть легитимной думы». И она совершенно права. Неясно, правда, насколько серьезно Беседина рассматривает ведение кампании по требованию перевыборов: «Я хочу поставить вопрос о самороспуске перед коллегами — и посмотреть, как они отреагируют».

Есть большие сомнения, что предложение Бесединой получит поддержку даже со стороны других «яблочных» депутатов. Результат устраивает почти всех. Навальный усилил свое политическое влияние и теперь говорит о повторении «умного голосования» на выборах 2021 года в Госдуму. КПРФ и СР, которые открыто предали участников пенсионных протестов и начали терять даже остаточную поддержку, получили внешнюю инъекцию протестных голосов — счастливое воскрешение! Путинский режим сохранил большинство за Единой Россией, своей главной партии, остальное ушло их сателлитам, записной оппозиции, постоянно играющей роль по легитимизации выборов.

Можно понять радость сторонников «умного голосования». То, что в Мосгордуму не попали такие личности, как Метельский, — очень даже хороший результат. Но это результат со слезами на глазах. Во-первых, Метельский остался при всех своих миллиардных доходах и связях и наверняка еще всплывет на какой-то другой должности. Во-вторых, система, породившая его, осталась практически в неприкосновенности и в скором времени родит какого-нибудь нового метельского с теми же социальными функциями — продавливать в Думе интересы чиновников и олигархов и получать за это преференции для собственного бизнеса. Если смотреть на картину целиком и держать в уме результаты 2011 года, то картина выглядит не так радужно, как хотелось бы сторонникам Навального. Не допустив наиболее опасных конкурентов, Единая Россия и ее лево-популистские клоны крепко держат власть.

Что делать в таких условиях? Мы считаем, что нужно наращивать давление снизу и разворачивать кампанию вокруг четырех основных требований:

1) Отставки мэра, правительства Москвы и Мосизбиркома, ответственных за политический кризис

2) Немедленных перевыборов без барьеров и насилия (что включает безоговорочную свободу собраний)

3) Права голоса на выборах всем живущим и работающим в Москве

4) Освобождения всех без исключения политзаключенных

Чтобы мобилизовать людей на борьбу, обсуждать тактику и лозунги движения, а также контролировать проведение свободных выборов снизу, необходимы инициативные группы и комитеты борьбы на рабочих местах, вузах и районах. Публичная поддержка и призывы к своим сторонникам участвовать в такой кампании со стороны новоизбранных депутатов от «умного голосования» покажут, есть ли среди них те, кто хочет реальных изменений и улучшения жизни своих избирателей.

Активный бойкот и кандидаты, представляющие низовые движения

Тактика активного бойкота выборов неоднократно подвергалась осуждению, как якобы неэффективная. Навальный уже поспешил объявить, что его «умное голосование» победило на думских выборах в Москве, Хабаровске и Иркутске. Выше мы уже разобрали ситуацию в Москве. Но и в регионах она не так однозначна, как это представил Навальный. Да, в Хабаровске Единая Россия потеряла большинство. Но зато большинство отошло... прорежимной ЛДПР. И, по счастливому совпадению, губернатор Хабаровского края, Сергей Фургал, сам выходец из этой партии. Очень умный результат.

Что касается Иркутска, то, если верить данным из СМИ, ЕР с учетом «самовыдвиженцев» и там вполне может сохранить большинство. Как удачно отметил один из местных журналистов, «мы дожили до времен, когда единороссы массово бегут из партии, становятся самовыдвиженцами или перекрашиваются в эсеров, коммунистов, членов Гражданской платформы. При этом они остаются автономными городскими политиками, отстаивающими свой шкурный интерес... Поэтому фракционный расклад в Думе не имеет большого значения. Куда важнее принадлежность того или иного депутата к конкретному властному клану». То есть и здесь все куда сложнее, чем пытается представить Навальный, отстаивая свой политтехнологический метод.

Именно поэтому мы отстаивали тактику активного бойкота, как наиболее подходящую для протестного голосования и наилучший способ выразить недоверие существующей системе.

Тактика активного бойкота могла принести больший результат, если бы была принята на вооружение недовольными. Основная задача протеста была и будет в том, чтобы втянуть в борьбу против режима пассивно бойкотирующих выборы. Использование бюллетеня как плаката, пикеты у избирательных участков, широкий призыв к действию и солидарности, как к имеющим, так и не имеющим право голоса, могли бы стать тем фактором реального неприятия путинских выборов, который нельзя было бы скрыть или замолчать. И это нанесло бы как режиму, так и его опорам, куда больший удар, вовлекло бы в движение намного больше людей.

Медленный рост частичного принятия активного бойкота уже происходит. В Москве количество людей испортивших бюллетени выросло с прошлых выборов на 30% (на 16 тысяч человек — примерно столько же, сколько нужно для победы в округе), и сейчас таких 63 тысячи. Иные митинги не собирают столько.

Активный бойкот — это тактика в условиях, когда невозможно поддержать ни одного кандидата. Мы не считаем выбор из «Яблока», Единой России или других режимных партий настоящим выбором. Неолиберальные оппозиционеры, путинские бонапартисты, реакционные национал-государственники, спекулирующие на ностальгии по СССР — все они так или иначе стоят на позициях сохранения или защиты капиталистической системы.

Конечно, мы должны участвовать в любой борьбе за демократизацию режима — будет она идти от яблочников или навальнистов, но мы не должны плодить иллюзии, что союз этих сил способен решить проблемы, стоящие перед обществом сегодня: бедность, низкие зарплаты, платная медицина и образование, сексизм и разгул домашнего насилия, преследование ЛГБТ и ухудшение экологии. Поэтому нам самим нужно построить политическую силу, которой можно было бы доверять. Это значит, что нам нужны свои кандидаты и кандидатки на выборах от революционного социалистического и рабочего движения, феминистского, экологического и студенческого. Строительство таких движений и организация их борьбы — одна из главных задач и целей на ближайший период.