Socialist
News




Даниил Раскольников

Пессимижек

Об одном интервью Славоя Жижека

Славой Жижек. Фотограф — Рейнер Ридлер

1.

Совершенно непонятно за что вся наша левая братия и сестрия любит Славоя Жижека. Говорят, что он популяризирует олдскульный социализм. Однако как теоретик социализма он давно ушел в непроходимые дебри пустой псевдофилософской болтовни. А как левый политик — не способен дать какого-либо вразумительного анализа ситуации в мире. Как философ же он может быть интересен только академической среде, которая сама уже давно живет в башне из слоновой кости. Но последнее интервью Жижека — это такая красная черта, после которой любое упоминание его имени должно стать стыдным. Поскольку его коммунистический пессимизм — это просто гимн деморализации, безысходности и отчаяния. Уже в середине текста хочется орать: уберите этот вирус депрессии из информационного поля.

2.

Жижек не видит идей, которые действительно могли бы считаться социалистическими. Возможно, он даже прав в критике левого фукуямизма. Его критика направлена против выродившихся традиционных левых — читай, сталинистов и правых социал-демократов, которые давно достали молодежь и рабочий класс своими предательствами, соглашательством и проповедями «меньшего зла». Но это значит, что как минимум он сам должен понимать настоящие социалистические идеи и мог бы нам их поведать. Ведь только так их можно распространять — чтобы приближать «коммунизм», в который он говорит, что верит.

Он совершенно правильно замечает, что Когда вы говорите о революции, вам нужен план революции, ответ на вопрос „что делать?“. Но вы тщетно будете искать у него ответа, там нет даже намека. Молодежь не бунтует, не растет кокос, рабочий класс не восстаёт, мы обречены на вечные муки жизни, как в плохой научной фантастике. Парадоксальным образом Жижек критикует себя же в попытке наехать на жалких политкорректных левых: политическое морализаторство всегда указывает на то, что ты на самом деле просто не знаешь, как все изменить, и поэтому занимаешься морализаторством. Но сперва он предлагает бороться за права геев тут, за улучшение зравоохранения там, за эти полумеры, а потом сам же объясняет, что идеологическая функция даже феминизма и гей-движений — это отвлечь внимание от классовой борьбы. Ненуачё, круг замкнулся.

3.

Однако ведь молодежь — бунтует! Выступления против сокращения бюджета, протесты против большой двадцатки, антифашисткие шествия по всей Америке and so on. Да хоть на днях: в Каталонии студенты массово бастовали против правого испанского правительства. Сам Жижек рассказывает, что участвовал в Оккупай Уолл-Стрит. Но как он считает, это был неправильный бунт, потому что вылился в обобщенную идею выступить против коррупции и иррациональности системы, а у молодежи были общие туманные идеи про более справедливое общество and so on and so on. Стоп, но ведь люди не рождаются с социалистическими идеями в голове, поэтому когда они начинают бороться, то совершенно естественно, что у них не будет глубокого понимания проблем, только те самые общие туманные идеи. Иначе бы революции происходили автоматически.

Одно из центральных марксистских утверждений гласит: массовое сознание не только консервативно, но и подвижно. Это значит, что под воздействием материальных условий, в процессе борьбы люди способны прийти к революционным выводам. Ведь именно это и доказала русская революция. Жижек хочет готовый пирог, без необходимости его раскатывать и выпекать. Да что там — он даже не знает рецепта!

4.

Невыносимо читать и рассуждения Жижека о рабочем классе. Создаётся впечатление, что ему специально платят, чтобы он приезжал в университеты и сеял ложь. Вот правда: у нас сейчас есть очень неплохие протестные движения, забастовки на Западе. А дальше неправда: их (рабочих) единственная серьезная политическая ориентация — это антииммигрантские популисты. Голосование за Трампа, которое подразумевает Жижек, не было «политической ориентацией» рабочего класса, оно стало стихийным желанием наказать американский истеблишмент в условиях отсутствия иных альтернатив. Точно также результаты голосования за Брекзит отразили нарастающее неприятие политики британского правящего класса, в результате чего сегодня Тори — традиционная партия истеблишмента — трещит и распадается, а Корбин набирает популярность. Всё это — часть процесса поляризации, роста недовольства капитализмом, которое ищет самый простой путь, чтобы прорваться наружу.

Жижек настолько обнаглел в своей лжи, что называет Марин Ле Пен: единственной политической силой, которая все еще говорит об интересах рабочего класса во Франции. Это совершенно не так: например, Жан Люк Меланшон не только говорит о интересах рабочего класса, но и напрямую взывает к необходимости отобрать рычаги власти у банкиров и крупных корпораций, вернув благосостояние работающим людям. Поэтому на прошедших выборах он получил 7 млн. голосов.

5.

О, это пустое противопоставление классового и гендерного. Наш великий философ запутался в двух соснах: идеологическая функция даже феминизма и гей-движений — это отвлечь внимание от классовой борьбы и подменить ее этими другими целями. Но ведь в точности то же самое заявляют большинство сталинистов и «красных консерваторов», которых Жижек критикует. Именно такими рассуждениями они прокладывают путь правым вроде AfD или Ле Пен вместо того, чтобы пытаться объединить всех трудящихся и живущих от зарплаты до зарплаты в общей борьбе.

Правящий класс — это намного меньше 1% людей в обществе. В кризисные времена их политические организации стремительно теряют в поддержке, поэтому они готовы намного активнее, чем раньше, поддержать феминизм, антигомофобию, зеленых, — да хоть чёрта лысого, лишь бы остаться у власти. Такое мы видели и раньше! Лейбористы в Британии и европейские социал-демократы во времена «государств всеобщего благосостояния» постоянно опирались на профсоюзное и рабочее движение. Идя на небольшие уступки профсоюзам, капитализм продолжал удерживал власть. Значит ли это (применим логику Жижека), что идеологическая функция профсоюзного движения — отвлечь внимание от борьбы рабочих за власть и подменить ее другими целями — попытками уговорить правящий класс пойти на уступки? Нет. Это значит, что внутри самого профсоюзного движения развилась бюрократия, материальное положение которой толкало её на союз с правящим классом против рабочих. То же самое происходит и будет происходить внутри феминистских и ЛГБТ-движений — их непролетарскую, бюрократизированную, связанную с большими грантами от буржуазных фондов часть будет тащить в сторону правящего класса, который готов идти на незначительные и дешёвые уступки ради сохранения собственного статус-кво.

Но этот процесс имеет и обратную сторону. Так как партии правящего класса в кризис повсеместно сокращают социальные бюджеты и спасают банки вместо людей, недовольство начинает обращаться и против движений, на которые правящий класс пытается опереться. Когда «социалистическая» партия Франции прикрывала сокращения бюджета разговорами об антигомофобии и антисексизме, на практике увеличивая нищету и безработицу, можно было заметить рост гомофобных нападений — в таких радикальных формах у самых несознательных прорывается злость на «забытые» проблемы других частей рабочего класса. Эту стихийную и неосознанную злость и агрессию аккумулируют ультраправые своей борьбой с политкорректностью. Они даже используют рабочистский популизм, чтобы усилить разделение и стравливание трудящихся в интересах сохранения капиталистической системы. Настоящие социалисты и социалистки будут политически критиковать руководство феминистского, антигомофобного или зеленого движения за союз с правящим классом, за неверную тактику и стратегию. Но нам и в голову не придёт противопоставлять эти движения интересам всего рабочего класса. 50% трудящихся — женщины, а ЛГБТ — это более 7% рабочего класса! Братья и сестры по классу должны быть едины в борьбе против всех форм угнетения и дискриминации.

6.

Одно из основных положений материалистической диалектики гласит, что истина всегда конкретна. Сам Маркс, большой любитель и знаток античности, выражал эту мысль римской поговоркой «hic rhodus hic salta» — здесь Родос, здесь и прыгай. Легко пересказывать Маркса на современный лад, используя заумную лексику. Но какой ты марксист можно доказать лишь на практике, применяя свой марксизм к анализу конкретных ситуаций, вырабатывая программу и тактику, способные привести твою партию к победе. Анализ Жижека в отношении конкретных ситуаций в разных странах никуда не годен. Рабочий класс впервые за долгое время пришел в движение — и через опыт массовых движений, всеобщих забастовок, выборов, референдумов вновь шаг за шагом обретает классовое политическое сознание, пробуя «на зуб» разные политические партии в поисках той, что даст ему выход из кризиса. Но наш философ предпочитает этого не видеть, потому что принадлежит к тем левым, о которых Лев Троцкий с горькой иронией говорил, что переходная программа им не нужна, ибо они не собираются никуда переходить. А зачем, если за ошибочные рассуждения ни о чем можно получать неплохие гонорары... And so on