Socialist
News




Железновский Арт

Биткоин: сладкие грёзы о золотом стандарте

Нужно ли левым поддерживать развитие криптовалют?

Увлечение криптовалютами захватывает мир. Все чаще можно услышать о майнинге, которым занялись как обычные офисные клерки, гоняющие сутками напролет установленные в обход сисадмина программы-майнеры на рабочих компьютерах, так и специализированные «биткоин-шахты», инвестиции в которые могут достигать миллионов долларов. Повальная скупка видеокарт для майнинга привела к их дефициту, например, в Москве; обычные геймеры не могут купить видеокарту, потому что крупные магазины ограничивают их продажуВ некоторых магазинах действительно стали ограничивать продажу видеокарт, тогда как в других — просто повышают цены. Однако только повышать цену нерационально, потому что тот, кто это делает, рано или поздно окажется за бортом баланса спроса и предложения, что чревато последствиями в долгосрочной перспективе. Но выход был найден — майнерам срочно делают видеокарты именно для майнинга (без видеовыхода), а полноценные видеокарты придерживают — чтобы потом не обвалить рынок новых видеокарт из-за наводнения вторичного рынка (б/у видеокарт). — редкая ситуация для капитализма! Одни превозносят биткоины как нечто, что определит свободное будущее человечества, другие их демонизируют, утверждая, что биткоины — разновидность финансовой пирамиды, которая неизбежно рухнет, а до того способствует лишь анонимизации преступлений (продажи оружия, наркотиков и тому подобного).

Между диаметрально противоположными оценками биткоинов разрываются и государственные чиновники почти во всех странах. Так, вполне традиционно одни предлагают «все запретить» (причем механизм запрета непонятен никому), другие же — не просто легализовать, но и создать собственный аналог, однако без анонимности. Попытаемся без особого накала страстей разобраться, что же такое на самом деле биткоин и каково его возможное будущее.

Технически

Говоря о биткоине, мы должны сначала все-таки дать краткое определение криптовалютам, к которым он относится. Под криптовалютой следует понимать определенный протокол хранения и обмена данными, его воплощение в виде программы (программную реализацию) и хранящуюся одновременно на всех компьютерах пользователей цепочку взаимосвязанных программных блоков (база данных, именуемая blockchain). Она представляет собой аналог бухгалтерской книги (сколько у кого имеется денежных единиц, и кто кому сколько перечислил), но при этом заглянуть в эту книгу может не только бухгалтер, но вообще любой человек. Поскольку хранение blockchain осуществляется на всех компьютерах пользователей одновременно, становятся невозможной фальсификация отдельных записей и ненужным централизованный финансовый институт (банк). Программа-клиент ведет передачу всех данных в пиринговой (то есть децентрализованной) зашифрованной сети — наподобие технологии торрентов.

Как валюта, биткоин — это некий денежный номинал, участвующий в операциях анонимного электронного обмена. Эмиссия биткоинов ограничена на уровне 21 млн. и идет все более замедляющимся темпом с окончательной остановкой через несколько десятков лет. Сама эмиссия — это часть операции по включению новых транзакций-проводок в blockchain, которые состоят в решении вычислительной задачи определенного уровня сложности и называются майнингом. За участие в проведении новой цепочки платежей положено вознаграждение. На начальном этапе функционирования системы вознаграждение — это часть «новых», эмитированных при проведении цепочки платежей биткоинов. После окончания эмиссии вознаграждение примет форму, по-видимому, комиссии за осуществление платежей.

Аналогия в реальном мире

Биткоины в целом повторяют логику использования золота в качестве наличных денег. Общее количество биткоинов изначально задано и не может быть превышено — так же, как «изначально задано» содержание золота в земной коре. Майнинг (термин, заимствованный из золотодобычи) — ни что иное как старательный промысел. Добыча и движение золота в прошлом осуществлялись с минимальным контролем со стороны государства — такой контроль был попросту невозможен технически; в случае с биткоинами такой контроль невозможен благодаря распределенной технологии блокчейна. Часто энтузиасты криптовалют заявляют, что как и золото, биткоины имеют ценность в том, что редко встречаются «в природе». Согласно же марксистским представлениям, ценность биткоинов, которые не являются формой товарных денег (то есть их потребление самих по себе невозможно), состоит исключительно в распространенности использования их для операций обмена, в ходе которых они выступали бы как всеобщий эквивалент стоимости.

Биткоины — это деньги?

Строго говоря, в качестве денег может использоваться любой товар, удобный для выражения стоимости других товаров и который в равной степени признается всеми участниками операций обмена. С этих позиций биткоины имеют все шансы стать деньгами, отчасти являясь ими уже и сейчас.

Однако в долгосрочной перспективе денежному использованию этой конкретной криптовалюты угрожает множество опасностей, большинство из которых проистекают из сходства биткоинов с золотом.

Прежде всего это дефляционныйСклонный к удорожанию, к увеличению собственной стоимости — примерно как золото, ограниченность и конечность которого ведет к постепенному удорожанию единицы веса этого металла характер биткоина, связанный с ограниченностью его эмиссии. Товар, количество которого конечно, в условиях постоянно расширяющегося производства и роста той стоимости, которую он предназначен переносить в операциях обмена, в долгосрочной перспективе будет неизбежно дорожать в цене. Получается, такой товар нерационально обменивать на другие товары — выгоднее просто ждать, пока имеющиеся в наличии биткоины подорожают в цене. Для всегда подвижной экономики это не работает.

Вторая опасность заключается в переменной цене самого биткоина. Сейчас скачки цен объясняются в основном спекулятивными факторами. Однако по мере того как биткоины будут становиться реальным средством обмена, экспоненциальный рост цепочки блоков с записями миллиардов транзакций будет означать все возрастающие издержки, связанные с затратами вычислительных мощностей и электроэнергии для поддержания системы в работоспособности. Для нормального функционирования экономики это также неприемлемо.

Немалую опасность для не-теневой экономики представляет невозможность отмены транзакций и их анонимность, что ставит функционирование экономики в зависимость от случайных факторов.

Важно понимать, что отказ от золота в качестве денег (аналогом которого очевидно пытается быть биткоин) произошел не по злой воле и не в ходе некоего заговора. Этот процесс был объективно необходимым и являлся следствием бурного развития капитализма — роста количества операций обмена товарами и услугами, чей объем постоянно увеличивался, а также формированием финансового рынка. Попытки возродить золотой стандарт неизбежно столкнутся с теми же проблемами, с которыми столкнулось золото в определенный период развития человеческой цивилизации. Как бы иронично это ни звучало, но биткоины — это не уверенный шаг в будущее, это скорее испуганная оступь в прошлое.

Так зачем нужен весь этот хоровод с криптовалютами?

Чтобы ответить на этот вопрос, его стоит переформулировать так: чем и кого не устраивает нынешняя денежная система, альтернативой которой пытается выступать биткоин?

Технологии шифрования информации уже не новы, попытки реализовать виртуальную криптовалюту также предпринимались не раз и до биткоина, но всякий раз безуспешно. Чтобы понять причины успеха биткоина надо сопоставить ряд факторов.

Удачно совпало время запуска проекта (2009 год) с острой фазой глобального экономического кризиса. Под влиянием кризиса инвесторы закупаются твердой валютой, но вместе с тем растут опасения, что доллар и евро не справятся с наплывом бегущих с рискованных рынков инвесторов. В это же время ФРС США начинает опасный эксперимент по количественному смягчению денежной политики — спецоперация по спасению крупных корпораций и банков при игнорировании интересов мелких и средних собственников, что подводит многих из них к разорению. Растут долги в странах ЕС, японская йена уже не знает куда падать, а Китай начинает искусственно занижать юань, чтобы попытаться через повышение выгодности инвестиций отгрызть еще большую долю в мировом производстве прямо на фоне кризиса. Риски инвестиций в биткоин в такой ситуации становятся сопоставимыми с рисками более традиционных финансовых инструментов.

Важно понимать, что политика государства, направленная на спасение крупного бизнеса, осуществляется зачастую не только за счет рабочих и бюджетников, но и вопреки интересам мелкого и среднего бизнеса. Долговая нагрузка на них растет и зажатый кризисом мелкий бизнес уже не в силах держаться на плаву. Растет теневая составляющая такого бизнеса, которая остро нуждается в денежном механизме, неподконтрольном государству (а посредством него, на самом деле — крупному капиталу). Биткоины предстают почти идеальной альтернативой гнету крупного капитала на мелкий и средний бизнес. Многие кафе, пивные бары, автозаправки и парикмахерские по всему миру начали принимать биткоины. Большая волатильностьЗаметные скачки курса по отношению к другим валютам и следовательно, заметные изменения стоимости криптовалюты не так страшна для малого бизнеса, потому что риски потерь не столь велики и даже есть шанс кое-что выиграть в случае роста курса. Неоспоримый плюс — непонятная ситуация с налогообложением (сложность контроля налогооблагаемой базы) — как раз то, что помогает малому бизнесу.

Последняя в нашем списке, но не последняя вообще составляющая популярности биткоина — экспоненциальный рост коррупции среди чиновников. В периоды кризисов сращивание государственного аппарата и крупного бизнеса достигает поистине ужасающих масштабов, что затем ведет к необходимости в обход закона выводить огромные состояния. Так например, один из пиков стоимости биткоина пришелся на крушение ряда кипрских оффшоров, что говорит само за себя.

Можно подытожить кратко — интерес к криптовалютам отражает рост недоверия к государственным институтам в эпоху глубокого системного кризиса капитализма.

Есть ли будущее у биткоина?

Пока степень недоверия политике, проводимой государствами, только растет, пока бизнес готов выплачивать отрицательный процент за средства на депозите, пока существует угроза выхода из-под контроля существующей денежной политики — до тех пор интерес к биткоину будет существовать. Вряд ли криптовалюты в существующем виде вытеснят нынешние фиатные денежные системы, однако они будут существовать — и даже возможна их некоторая экспансия как следствие роста противоречий внутри правящего класса капиталистов. Но тогда логично встаёт следующий вопрос.

Должны ли левые поддерживать идею криптовалют?

Для этого надо задаться вопросом, что даст рабочему классу перевод его заработной платы в биткоины. Размер оплаты его труда от этого не изменится, поскольку он по-прежнему будет определяться спросом и предложением на рынке труда. Надеяться на существенное снижение издержек при оплате товаров и услуг также не стоит — эти издержки и в существующей банковской системе незначительны. Шанс разбогатеть и перейти в класс буржуазии не превышает аналогичных шансов и в более традиционных сферах рынка.

Зато контролировать доходы работодателей профсоюзам станет фактически невозможно. Финансовое состояние предприятий станет для рабочих тайной за семью печатями, еще хуже, чем сейчас. Коррупция примет ещё более угрожающие масштабы, ведь общественные институты контроля будут фактически бессмысленными. А самое главное, буржуазное государство лишится важнейших рычагов снижения социальной напряжённости, то есть хотя бы тех способов перераспределения богатств, на которые оно, в известной степени с согласия капиталистов, готово пойти сегодня. Можно сказать, что неподконтрольная никому денежная система лишь автоматически закрепит право богатого оставаться богатым вечно.

Единственное преимущество криптовалюты для рабочих — в возможности профсоюзов и оппозиционных партий обезопасить свои источники финансирования, лишить государство возможности разгромить их финансово. Однако относительно рабочих и левых партий это актуально лишь отчасти, потому как сила их не в финансовых источниках, которыми должны быть сами члены партий, а в правильности политики, ее классовом характере, последовательности и неразрывности теории и практики.

Что же должны поддерживать тогда левые?

Нет ничего плохого в подконтрольных финансовых институтах. Напротив, мы, социалисты, и должны стремиться к такому положению дел, а не ставить какой бы то ни было инструментарий над обществом и его интересами. Биткоин в этом смысле делает вечным институт богатства, власти, абсолютизирует право сильного. В этой идеологии нет ничего левого, как бы она кого слева ни очаровывала.

Проблема, однако, не в самом контроле, а в том, кем и во имя каких целей и задач, то есть в чьих интересах он осуществляется. Именно несправедливость нынешнего контроля, осуществляемого государством, которое слито с крупным бизнесом и чуждость целей этого контроля интересам развития общества, большинства трудящихся и даже части бизнеса и привел к такой популярности идей криптовалюты. Но это — идеи отчаявшихся, слепая попытка вернуться в «золотой век» зари капитализма, когда проблем, казалось, было меньше.

Мы должны помнить, что деньги — это лишь условные единицы, инструментарий планирования при социализме. Деньги не будут служить целям накопления богатства, выступать мерой классового неравенства, а инвестиционная политика будет осуществляться прямо, открыто и демократически путем голосования за тот или иной план общественного экономического развития. В такой системе в равной степени будут непригодны как существующие финансовые институты, так и то, что предлагают криптовалюты. Слепое очарование анонимностью и неподконтрольностью государству должно уступить место осознанию необходимости контроля за самим государством со стороны трудящихся через демократизацию всех сторон жизни и культурное развитие.