Socialist
News




Свобода, Социализм и Революция (Liberdade, Socialismo e Revolução — КРИ в Бразилии)

Нет перевороту в Боливии!

Борись против правых и империализма по всей Латинской Америке

Президент Боливии Эво Моралес объявляет об отставке

В полдень воскресенья 10 ноября боливийские президент Эво Моралес и вице-президент Альваро Гарсиа Линера объявили о своей отставке. Это произошло в ходе событий, которые нельзя назвать никак иначе, как ультраправым государственным переворотом, совершенным военной верхушкой и крупными землевладельцами, при содействии американского империализма.

Моралес объявил о своей отставке сразу после того, как главнокомандующий боливийских вооруженных сил, генерал Уильямс Калиман, публично потребовал от президента принять такое решение. Это стало кульминацией государственного переворота, который начался в момент подсчета голосов на состоявшихся 20 октября выборах.

Результат выборов, который показал победу Эво Моралеса в первом туре (47% голосов) был оспорен правой оппозицией, которая начала организацию целой серии реакционных и расистских акций, подготавливая условия для переворота. Проигравший на выборах 20 октября правый кандидат, Карлос Меса, потребовал проведения второго тура выборов. Эво Моралес согласился уступить и признать легитимным аудит подсчета голосов, начатый Организацией американских государств (ОАГ). Эта организация связана с интересами американского империализма.

Но наиболее реакционное и ультраправое крыло боливийского правящего класса, которое связано с агробизнесом боливийской области «медиа луна» («полумесяц» на востоке страны), под руководством Луиса Фернандо Камачо из Гражданского комитета Санта Круса (лоббистской структуры региональных элит — прим. пер.), потребовало свержения Эво Моралеса. Ультраправые также потребовали запретить ему выдвигать свою кандидатуру на следующих выборах. Эта позиция вскоре стала основной позицией реакционеров.

Ситуация качественно ухудшилась после 8 ноября, когда полиция Кочабамбы начала мятеж, который распространился практически по всей стране. Став дополнением блокады, предпринятой в основном ультраправыми гражданскими комитетами, полицейский мятеж вымостил дорогу для переворота. Министрам, представителям правительства и местных властей, связанным с MAS (Movimiento al Socialismo, «Движение к социализму» — партия Эво Моралеса) поступали угрозы, на них нападали физически.

Глава полиции Ла-пас зачитывает заявление против Моралеса. 9 ноября, Ла-пас. REUTERS/Luisa Gonzalez

Вместо того, чтобы открыто призвать рабочих, фермеров и коренные народы остановить переворот, Эво Моралес отреагировал на попытки переворота робко и нерешительно. То, что он признал ОАГ в качестве посредника, заставило его затем согласиться и на новые выборы и изменение состава Верховного избирательного суда — отчаянной и недостаточной попытке сдержать переворот. Но было слишком поздно. Потеря поддержки среди верховного командования вооруженных сил в итоге привела к его отставке.

Рабочие и крестьяне продемонстрировали свою волю противостоять перевороту, но их сопротивление было ослаблено двумя внешними факторами. Во-первых, правительство годами способствовало бюрократизации профсоюзов и кооптации профсоюзных и народных лидеров в государственный аппарат. Это притупило их способности к независимой и инициативной борьбе несмотря на боевую революционную историю рабочего класса и народа Боливии. Можно привести бесчисленные примеры конфликта правительства Эво Моралеса и той социальной базы, которая и привела его к власти, включая рабочих и коренные народы.

В-вторых, Эво Моралес побоялся встать на путь сопротивления и радикализации, предпочтя типичный для себя выбор — торговаться о компромиссе с правыми. Он также надеялся на поддержку вооруженных сил, которая оказалась иллюзорной.

Пытаясь сохранить лояльность вооруженных сил, Моралес в последние годы вкладывал средства в эту госсферу и шел на уступки военной элите. Он поднял военным заработные платы и специальные пенсии, а также дал им привилегированную роль в управлении государственными компаниями. Это контрастировало с ситуацией в полиции, мятеж которой привел к обострению нынешней кризисной ситуации. Военные отказались встать на сторону правительства, когда увидели отсутствие явной готовности сопротивляться со стороны правящей партии и ее социальной базы.

Последние достижения боливийской социальной политики были результатом мощной рабочей и народной борьбы. Такой как во время «войны за воду» в Кочабамбе в 2001 году, когда всеобщая забастовка, вспыхнувшая после троекратного роста цен на воду, вынудила правительство отменить начавшуюся приватизацию Международным Валютным Фондом всей системы водоснабжения. Или такой как «газовая война» в 2003 году, когда массы на улицах требовали национализации газовой промышленности и переход контроля за её развитием в руки государства. Реакционные попытки государственного переворота, предпринимавшиеся землевладельцами и капиталистами боливийской «медиа луны» в 2007 и 2008 годах, также были заблокированы массовым движением. Это сопротивление шло и даже выигрывало классовые сражения не благодаря, а вопреки примирительной и умеренной позиции Эво Моралеса и Гарсии Линеры в правительстве.

Сегодня эти и другие социальные завоевания оказались под прямой угрозой после переворота. Некоторые такие завоевания уже были потеряны раньше, что вызвало недовольство среди многих слоев населения. Конец потребительского бума ударил по боливийской экономике, подорвав основу политики соглашательства между классами, которую проводил Эво Моралес. Казалось, он слишком верит своей собственной риторике про стабильность и крепость экономической, социальной и политической ситуации в Боливии. Социальные противоречия были гораздо сильнее, чем он мог признать. Кроме прочего, Моралес выдвигался на пост президента в четвертый раз подряд, хотя сам же внес поправку в конституцию страны об ограничении количества сроков, когда выиграл свои первые выборы. Ради очередных выборов Моралеса Верховный суд Боливии объявил поправку неконституционной, после того как референдум по этому вопросу не помог: 48% выступили за, 51% против.

Результатом этого стало народное поражение в виде реакционного государственного переворота. Вопреки репрессивным мерам, которые уже начинают предпринимать реакционные правые силы, сопротивление должно продолжаться, и для этого нужна вся возможная поддержка. Если этот переворот укрепится, он может стать очень плохим примером для других латиноамериканских стран, в частности для Венесуэлы, и приведет к дальнейшей поляризации политической ситуации во всем регионе.

Латинская Америка в настоящее время переживает период глубокого политического, экономического и социального кризиса. Основной чертой нынешнего времени в регионе является кризис правых правительств и их неолиберальной политики. В таких странах, как Чили и Эквадор, массовая борьба приобрела революционные масштабы. В других странах она привела к поражению на выборах правых неолибералов, как в случае Аргентины и Колумбии.

Происходящий в Боливии переворот — ответ империализма и правящих классов региона на это усиление сопротивления неолиберальной политике. Он также ясно показывает, что политика, основанная на постоянных попытках примирить противостоящие классовые интересы, как в случае модели «андско-амазонского капитализма», которую отстаивал Моралес, не может одержать уверенную победу, особенно в случае зависимого и периферийного капитализма Латинской Америки. Пример Боливии демонстрирует, что только антикапиталистическая и социалистическая альтернатива, с обобществлением всей экономики и переходом к демократическому планированию, может гарантировать победу интересов рабочих, крестьян, коренных народов и всего народа Латинской Америки. Правящие классы — крупные капиталисты и землевладельцы, которые зависят от американского империализма, должны быть повержены.

Необходимо противостоять государственному перевороту в Боливии всеми возможными силами и поддержать все формы сопротивления правому, неолиберальному и про-империалистическому перевороту. Это главная задача рабочих организаций во всем мире. Наряду с этим необходимо создавать последовательную и революционную социалистическую альтернативу по всей Латинской Америке и в мировом масштабе.