Socialist
News




Передовая статья газеты The Socialist, Социалистическая партия

Брекзит, деньги, две отставки

Британский кабмин лихорадит. Уйдет ли Мэй?

Mike Kemp, Getty Images

Власть Терезы Мэй висит на волоске. Впервые с 1982 года за один день подали в отставку сразу два члена кабинета министров. Тлеющая гражданская война Консерваторов вокруг вопроса о Брекзите разгорелась в полномасштабный конфликт. «Или вы объединитесь вокруг меня, или получите Джереми Корбина» — отчаянно умоляла Мэй парламентариев-«заднескамеечников» из числа Тори.

Обращенная к ним шутка о том, что она подумывает взять отгул и съездить на природу была встречена криками ужаса, поскольку прошлый раз за подобными ее заявлениями последовало решение о проведении досрочных выборов. Но сегодня ничто так не пугает Тори, как выборы с перспективой прихода к власти Джереми Корбина. Этот страх служит сегодня единственной спайкой, удерживающей партию от полного распада.

На лидеров Лейбористской партии и профсоюзов ложится сегодня огромная ответственность за организацию массового движения с требованием немедленных всеобщих выборов. Цель — привести к власти Джереми Корбина и продвигать социалистическую программу, которая могла бы радикально улучшить жизнь миллионов рабочих и среднего класса. Все Тори, независимо от того, выступают ли они за «жесткий» или «мягкий» Брекзит, едины в стремлении проводить антирабочую политику ради увеличения прибылей капиталистической элиты. Хаос, воцарившийся среди Тори, необходимо использовать как шанс. В противном случае, несмотря на все разногласия, Мэй может сохранить власть.

Большинство представителей крупного бизнеса осторожно приветствовали заявления Мэй по поводу Брекзита — что она пытается удержать кабинет под контролем любыми способами, даже отбирая у министров телефоны и служебные машины. (Речь идет о встрече кабинета министров в загородном доме Терезы Мэй 6 июня, когда она потребовала сдать смартфоны и выгнать всех помощников, чтобы поговорить о конечном плане Брекзита без свидетелей. Некоторые комментаторы считают, что эта встреча была попыткой заставить министров «присягнуть на верность» выбранному плану, согласившись с коллективной ответственностью за него. Именно в следующие два дня подали в отставку Борис Джонсон и Дэвид Дэвис, министр по Брекзиту — прим. ред.)

Подавляющее большинство капиталистов предпочло бы, чтобы Британия осталась в ЕС, поскольку это позволяет им максимизировать прибыль. Но одним из проявлений глубокого кризиса британского капитализма как раз и является отсутствие у них уверенности, что их традиционная партия будет действовать в их интересах. И чем громче часы отсчитывают время, оставшееся до Брекзита (осталось 8 месяцев — прим. ред.), тем большее давление оказывается на Тори, чтобы склонить их к соглашению, обеспечивающему BINO (Brexit in Name Only — Брекзит только на словах, прим. перев.).

Обещания, данные Мэй в ее загородной резиденции, хотя и далеки от полного удовлетворения пожеланий крупных бизнесменов, но все же представляют качественно важный шаг в этом направлении, поскольку предусматривают сохранение зоны свободной торговли.

Правда, не похоже, чтобы предложения Мэй устраивали институты ЕС, не говоря уже о всех 27 государствах-членах. Бизнес в этих странах опасается, что Брекзит вызовет «эффект домино» по всей Европе и правые популисты воспользуются им для продвижения своих требований, включая усиление мер по ограничению миграции. Тем не менее, «про-ЕС-овски» настроенные капиталисты рассчитывают, что если Мэй продавит в собственной партии сохранение той линии, которая вытекает из ее нынешних предложений, то в дальнейшем она будет способна продавить и другие уступки, которых требует ЕС.

Расчет «брекзитеров» среди Тори следующий: пусть Дэвис и Джонсон уходят в отставку. Борясь за расширение своей поддержки — как в консервативной партии, так и в более широких слоях — они настолько увлеклись нагнетанием национализма, что терпеть их присутствие дальше означало бы дискредитацию всего кабинета.

Раскол в рядах Тори, таким образом, превратился уже в зияющую пропасть. Правда, пока еще не ясно, смогут ли «брекзитеры» запустить процесс смены партийного руководства. Сообщалось, что 9 июля они смогли организовать встречу с 80 депутатами парламента. Возможно, что они смогут получить дополнительно еще 48 голосов, но в сумме у них все равно будет меньше 159 голосов, необходимых чтобы побороться за лидерство. При этом в случае поражения устав партии не позволит им повторно ставить вопрос о доверии руководству в течение целого года.

Но есть и более фундаментальные причины, по которым «бунтовщики» могут отказаться от планов снять Мэй: все стороны конфликта внутри партии боятся, что голосование по вопросу о доверии руководству разорвет партию на части и тем самым откроет Корбину путь к власти. Но нерешительность сторонников Брекзита вовсе не гарантирует того, что события сами собой не пойдут по нарастающей. Войны, в том числе и внутрипартийные, имеют свою собственную логику, и с определенного момента маховик начинает вращаться безостановочно — отставка Дэвиса и Джонсона является тому хорошей иллюстрацией.

На нынешней стадии Мэй заявляет, что она преисполнена решимости противостоять «брекзитерам», как того и требует от нее класс капиталистов. «Financial Times», традиционно озвучивающий позицию большого бизнеса, ясно дает это понять в своей редакционной статье от 10 июля: Г-жа Мэй признает, что единственным прагматичным способом расставания с ЕС является „мягкий“ Брекзит. Чтобы избежать разрушительных последствий отсутствия договоренностей, премьер-министру необходимо проявить твердость.

Однако, всем ясно, что если составленные в резиденции премьер-министра бумаги попадут в парламент, чтобы их протолкнуть, Мэй придется рассчитывать на голоса лейбористов. Но лейбористы не должны давать ни малейшей поддержки правительству Мэй, вместо этого требуя всеобщих выборов. Именно кампания за всеобщие выборы, а не за второй референдум, может открыть путь для объединения рабочего класса и избавления от Тори.

Выступление Джереми Корбина на конференции лейбористов

Эта тактика должна сочетаться с продолжением политического наступления Корбина на основе программы против политики сокращений, с которой он выступал на досрочных выборах — за немедленное введение минимальной зарплаты 10 фунтов в час, за бесплатное образование, контроль арендной ставки на жилье, массовое строительство социального жилья, увеличение расходов на социальные нужды для сохранения системы бесплатного здравоохранения и преодоления кризиса системы соцобеспечения. Все это должно быть связано с национализацией банков и крупнейших монополий под демократическим рабочим контролем — единственной гарантии, что эта необходимая трансформация не будет саботирована классом капиталистов.

Столь же важно, что Джереми Корбин не должен поддаваться давлению капиталистов, включая блэристское крыло в его собственной партии, которое требует принятия неолиберальных правил, ассоциирующихся с принадлежностью к Единому рынку [ЕС]. Вместо этого Корбин должен идти дальше своей нынешней позиции и призывать к интернационалистскому, антимигрантофобскому Брекзиту в интересах большинства трудящихся и вести любые переговоры о торговых соглашениях только с этой отправной точки.

Если Корбин продолжит наступать, он покажет рабочему классу, что достаточно силен, чтобы победить Тори и приступить к построению «общества для многих, а не для единиц» (For the many, not the few — лозунг избирательной кампании Корбина и лейбористов на последних выборах — прим. ред.). Это важно для объединения всех рабочих — и тех, кто голосовал «за», и тех, кто выступал «против» выхода из ЕС. Многих из тех рабочих, которые сегодня испытывают скепсис по способности партии Лейбористов бороться за их интересы, можно воодушевить и мобилизовать программой изменения их жизни после десятилетий политики жесткой экономии. Если же он будет медлить и отступать, Мэй, несмотря на все нынешние трудности, может удержаться у власти, и тогда поддержка Корбина пойдет на спад.

На сегодняшний день сохранение Мэй у власти является наиболее предпочтительным вариантом для большинства капиталистов. Однако все они слишком хорошо понимают, что может получиться так, что не удастся избежать новых досрочных выборов. Было бы наивным воображать себе, что они покорно уступят и смирятся с победой Джереми Корбина или — в случае его победы — не будут сопротивляться проведению им про-рабочей политики.

Наоборот, они всеми доступными способами попытаются саботировать подобный сценарий. И в этом им помогает не только правая пресса, но и прокапиталистическое крыло Лейбористской партии, к которому принадлежит и большинство ее парламентской фракции, и депутатов местных советов.

В случае всеобщих выборов нельзя исключать блэристского раскола в стане лейбористов по вопросу о неолиберальной программе Единого рынка, как отчаянную попытку предотвратить победу Корбина. Но даже если блэристы и останутся в рядах Лейбористской партии, они будут действовать в интересах капиталистической элиты и саботировать правительство во главе с Корбином. Программа превращения Лейбористской партии в массовую демократическую рабочую партию, включая обязательное переизбрание парламентской фракции, является, таким образом критически важной — давно уже назревшей и перезревшей — частью приготовлений к досрочным выборам наряду со строительством низового массового движения против Тори.