Socialist
News




Революционные левые (Izquierda Revolucionaria)

Каталония: Против испанского национализма!

Социал-демократы и правящий класс сливают независимость. Чем ответят рабочие и студенты?

На обложке фотография Пай Баррена / Agence France-Presse. 1 октября, протестующие в Мадриде против референдума в Каталонии

Подъем каталонского народа 1 октября поставил испанский капиталистический режим и правое крыло правительства в отчаянное положение, положив начало революционному кризису в Каталонии. Реакционные силы не теряли времени даром: используя все имеющиеся в их распоряжении методы и абсолютную монополию в средствах массовой информации и в государственном аппарате, они начали агрессивную испано-националистическую кампанию, чтобы мобилизовать свою социальную базу.

Про-испанская демонстрация, устроенная правой организацией «Каталонское гражданское общество», подкрепленная про-правительственным движением «Граждане» и многочисленными небольшими фашистскими группами, к которым присоединились руководители PSOE [Социал-демократической партии] и PSC [Социалистической партии Каталонии], состоялась в воскресенье 8 октября в Барселоне и собрала 400 000 человек, многие из которых прибыли из-за пределов Каталонии. Это намного меньше по сравнению с историческими миллионными мобилизациями 1 и 3 октября, которые вывели на улицы молодежь, рабочий класс и простых каталонских граждан, обозначив их желание бороться за демократическое право на выбор и против полицейских репрессий.

Про-испанская демонстрация в Барселоне. Фотограф Дэвид Рамос / Getty Images

Классовая борьба в Каталонии и испанском государстве вступила в решающую фазу. Альянс, сотканный из монархии, судебной системы, полиции и армии, при участии «Народной партии», организации «Граждане» и социал-демократов Педро Санчеса, усилил сторонников каталонской буржуазии, которая сомкнула ряды против стремлений каталонского народа. Давление в эти дни огромно, шум оглушает, но даже при этом испанский национализм, защищающий интересы капиталистической олигархии, и государство, унаследованное от франкистского правительства, — самые устаревшие и отсталые элементы испанского общества, — оказались неспособны склонить на свою сторону большинство, и, тем более, рабочий класс.

Однако в то же время существует большая путаница в действиях рабочего класса. Причина ее в отсутствии левого руководства, которое формулировало бы классовую позицию, чтобы указать путь и выход из этого революционного кризиса в интересах большинства населения. Каталонский национальный вопрос превратился в мощный рычаг социальных преобразований не только в Каталонии, но и в остальной части испанского государства. Это прекрасно понимают и испанская, и каталонская буржуазия, и именно поэтому они объединили свои силы против провозглашения Каталонской республики. Парламентские левые же либо открыто отступили перед правыми, как в случае с социал-демократами, либо призвали к диалогу и «согласованному и законному» референдуму под контролем того же государства и правительства, которые, завернувшись в испанский флаг, планируют новую волну репрессий.

В эти решающие моменты крайне необходимо распространить левую революционную альтернативу на борьбу с испанским национализмом и помочь каталонскому народу отстоять свою республику.

1 октября миллионы мирных граждан, целые семьи и особенно молодые люди, испытали на себе жестокие репрессии тысяч национальных полицейских и гражданских активистов, отправленных правительством «Народной партии», чтобы отнять право на самоопределение у целого народа. Демонстрируя сцены, типичные для диктатуры, полиция действовала крайне жестко, чтобы закрыть избирательные участки и выкрасть урны для голосования. Этот день войдет в историю так называемой испанской «демократии» как акт варварского авторитаризма. Но самым важным в тот день была не жестокость полиции, которая привела к почти тысяче раненых. Нет, самыми важными стали образы бесстрашных людей, полных решимости бороться до конца и поднять революционное движение, беспрецедентное для последних 40 лет.

Участие более 2 миллионов человек в голосовании 1 октября представляет собой триумф народной воли, особенно учитывая, что это произошло посреди фактически чрезвычайного положения, объявленного полицией. Лишь несколько раз в современной истории мы были свидетелями такого широкого распространения прямой демократии, как то, что произошло 1 октября.

18 и 19 июля 1936 года

После 1 октября последовала всеобщая забастовка 3 октября. Мобилизация была настолько огромной, что история Каталонии знает лишь один подобный прецедент: когда рабочие Каталонии вышли на улицы 18 и 19 июля 1936 года, чтобы бросить вызов фашистскому государственному перевороту. После нескольких часов ожесточенной битвы им удалось разоружить реакционные силы. Этот триумф открыл широкие возможности для социалистической революции на республиканской территории. Он организовал силы рабочих, ополчения, коллективы и угрожал капиталистическому порядку по всей Европе.

Движение каталонских работников в защиту своих демократических прав, за Каталонскую республику, против центрально-государственных репрессий и политики правых испанских националистов создало революционный кризис в Каталонии. Это кризис, который указывает на переломный момент для политического режима, установленного в 70-х годах испанской буржуазией в сотрудничестве с левыми реформистскими лидерами (PCE, PSOE и про-рыночными профсоюзами). И нужно рассказать, что произошло в тот период — особенно сейчас, когда левые силы говорят об истощении этого режима, но предлагают в качестве альтернативы белые флаги, диалог и примирение.

Про-испанская демонстрация в Барселоне. Фотограф Дэвид Рамос / Getty Images

В период с 1976 по 1978 год политики диктатуры Франко превратились в «новых демократов» в стиле Мартина Виллы, Адольфо Суареса и многих других. Следуя в одном фарватере с испанским и международным капитализмом, они пришли к соглашению с Фелипе Гонсалесом и Сантьяго Каррильо — прервать революцию, в которой рабочий класс и молодежь по всей Испании выступили против сил диктатуры и капитализма. Этот великий пакт, — или это великое предательство с точки зрения рабочего класса, — означал простое юридическое признание со стороны государства некоторых свобод и демократических прав, которых не было при Франко, но которые уже были завоеваны народной мобилизацией. В обмен на это испанские буржуа восстанавливают контроль над ситуацией, навязывая монархический режим, введенный Франко в символических целях «сохранения испанского наследия».

Режим 1978 года официально освятил «конституционную монархию», но также был построен вокруг закона, гарантирующего безнаказанность за преступления времен франкизма и позволяющего государственному аппарату, судебной системе, полиции и военным силам оставаться в руках реакционеров. Никаких люстраций, только незначительная ротация в правящем классе.

Конституция

Конституция, которая закрепляла экономику «свободного рынка» и бесспорную власть капиталистов, отрицала право на самоопределение Каталонии, Страны Басков и Галиции. Конституционный текст должен был признать так называемую автономию, но также освятил максимальную диктатуру: «Испания — единая, великая и свободная», при этом единство «Родины» допускалось удерживать посредством исключительных мер (статья 155), включая насилие со стороны государства. Аргументами левых реформистских лидеров за принятие этого «соглашения» были теми же, которые они всегда используют в революционной ситуации, чтобы оправдать свое поражение: «шум сабель», угроза переворота и неблагоприятное «соотношение сил».

После этих решающих дней можно сделать вывод, что руководство PSOE полностью перешло на сторону реакции. Педро Санчес, последовавший за Мариано Рахоем, опирался на свои собственные методы и, хоть и призывал к диалогу, на практике способствовал продолжающемуся распространению испанского шовинизма. Внутри PSOE были отдельные группы, которые сражались с Педро Санчесом на праймериз и громко заявили о себе. Но те, кто пытался смягчить свою позицию, как и руководители PSC, на практике также перешли на другую сторону баррикад: они не только апеллировали к Конституции с просьбой приостановить сессию каталонского парламента и не допустить объявления независимости, но и призвали людей к участию в испано-националистической демонстрации в Барселоне.

Их действия говорят сами за себя. Педро Санчес сорвал любую надежду на сдвиг партии влево после своего триумфа на праймериз PSOE. Как может кто-то притворяться левой оппозицией и в то же время участвовать без какого-либо стыда в демонстрации в Барселоне вместе с правыми и крайне правыми, размахивая символами националистов и поддерживая их аргументы?

Педро Санчес, лидер PSOE, и Мариано Рахой, премьер-министр Испанского государства. Фотография агенства EFE

В эти дни мы также стали свидетелями политического падения лидеров, которые формально расположены левее социал-демократов, но обвиняют протестующих в националистической кампании. Эти лидеры, такие как Альберто Гарзон, координатор «Объединенных левых», выступили с речью в пользу «диалога» и нового референдума, который должен быть «законным и согласованным» с испанским государством и его правительством — тем самым, которое использует полицейские дубинки и исключительные антидемократические меры против народа Каталонии.

Не так давно Альберто Гарзон написал книгу, в которой утверждал, что он коммунист и марксист. Но недостаточно просто позиционировать себя как марксиста — мы должны защищать программу и методы марксизма в повседневной жизни, и особенно когда политический и социальный кризис открывает исключительную возможность для продвижения классового и революционного сознания масс. Своей речью Альберто Гарзон не только не защищает программу марксизма, но и предлагает аргументы для усиления кампании националистов.

Гарзон говорит, что он марксист. Но в каталонском кризисе он ставит знак равенства между позицией правительства «Народной партии» с ее репрессиями и массовым движением каталонского народа в пользу своих демократических прав.

Марксистская диалектика

Принцип марксистской диалектики ясен: истина всегда конкретна. Не Пучдемон [Карлес Пучдемон, президент Каталонского Женералитата] или PDeCAT [Каталонской европейской демократической партии], поставили «режим 1978 года» под удар и под вопрос, но революционное движение каталонских масс. Фактически, различные политические формирования каталонской буржуазии все это время были столпами капиталистической стабильности, последовательно поддерживая правительства Фелипе Гонсалеса и Аснара и явно защищая интересы каталонского крупного бизнеса.

Несомненно, относительно недавний поворот к поддержке независимости таких политиков как Мас, Пучдемон, PDeCAT и многих других депутатов каталонского парламента представлял собой политический маневр, чтобы отвлечь внимание от их политики сокращений и нейтрализовать огромный социальный отклик против них, который звучал на улицах Каталонии. Совершенно очевидно, что позиция CUP [Национального союза кандидатов] и ERC [Республиканских левых Каталонии], которые поддерживают PDeCAT в парламенте и соглашаются на ее неолиберальную повестку в обмен на то, что она находится в блоке независимости, является большой ошибкой.

Про-испанская демонстрация в Барселоне. Фотограф Дэвид Рамос / Getty Images

Но в равной степени неправильно (или даже более неправильно, учитывая что поставлено на карту), было то, что когда движение масс обычных каталонцев затмило Пучдемона и PDeCAT и создало революционную ситуацию, угрожавшую режиму, Гарзон и многие другие не поддержали это движение, обвинив его в том, что оно «националистическое». Они умоляли Рахоя и Пучдемона решить проблему, сев за стол переговоров.

Альберто Гарзон вновь подтвердил свою позицию в тот же день, когда состоялась испанская националистическая демонстрация 8 октября в Барселоне, заверив, что только Рахой и Пучдемон, севшие за столом переговоров, смогут сбавить растущее напряжение в Каталонии, которое он назвал очень опасным из-за отсутствия диалога, что даже провоцирует некую экономическую напряженность. Честно говоря, что из этого имеет отношение к позиции Маркса и Ленина в отношении национального гнета и революции? Ничего, однако это значительной степени связано с позицией Каррильо в 1976-1978 годах, когда руководство PCE — тогда массовой партии рабочего класса — призывало к диалогу и консенсусу с испанской буржуазией и наследниками диктатуры, чтобы прервать революционную ситуацию, которая грозила выйти из-под контроля.

Революционный кризис в Каталонии обусловлен двумя основными политическими факторами. С одной стороны — национальным угнетением испанской буржуазии и ее централистским государством, которое отказывается признать, что каталонцы являются нацией, и репрессивными способами отвергает осуществление их права на самоопределение. С другой стороны, в процессе национального подъема разгорается разочарование, вызванное капиталистическим кризисом, массовой безработицей, выселениями, нестабильностью и низкими зарплатами, отсутствием будущего для молодежи. Борьба с национальным угнетением и классовым угнетением объединились, как это было и в старые времена (1909, 1931, 1934, 1936, 1977 ...), создавая революционный потенциал, оспаривающий политическое господство испанского капиталистического режима.

Более 100 лет назад Ленин написал великолепный текст — «Право наций на самоопределение», — где он изложил позицию революционных марксистов по этому вопросу. Борьба за право на самоопределение угнетенных наций, как в Каталонии, является приоритетом для марксистов; но в этой борьбе мы не подчиняемся буржуазии угнетенной нации, — в данном случае каталонской буржуазии или ее политическим представителям, как PDeCAT сегодня. Когда мы защищаем это право, что, очевидно, включает право на независимость — мы связываем его с защитой революционной программы социалистического преобразования всего общества.

Революционные методы

Нынешний кризис в Каталонии, как и в другие периоды истории, открыл возможность завоевания каталонской республики революционными методами, основанными на прямом действии народа, молодежи и рабочих. Это те, кого терроризирует каталонская буржуазия, быстро выдвинувшая ультиматум массам: отказаться от своих революционных претензий или развязать экономический хаос и ввергнуть страну в нищету.

Это совершенно то же самое, что греческая и европейская буржуазия предпринимали против греческого народа. И для того, чтобы исполнить свои угрозы, они получили быструю помощь правительства, которому не понадобилось и 24 часов, чтобы утвердить закон, облегчающий перевод штаб-квартир компаний из Каталонии. Таковы правила буржуазии. Чтобы признать право на выбор каталонского народа, закон не может измениться, а насилие со стороны полиции применяется по собственному усмотрению. Однако чтобы удовлетворить каталонских, испанских или европейских капиталистов, закон меняется в мгновение ока.

Не заставляет ли вас все это задуматься, «товарищ» Гарзон? Какой вывод можно сделать из альянса между каталонской и испанской буржуазией с целью остановить провозглашение независимости Каталонии? Какова альтернатива самопровозглашенного коммуниста Гарзона и руководства «Объединенных левых» этому альянсу? То, что Рахой и Пучдемон сядут и поговорят? Или то, что католическая церковь выступит посредником?

Гарзон и другие, отстаивающие эту позицию, говорят, что они марксисты и даже ленинцы. Но где и когда Ленин выступал за согласие с русской буржуазией или с царским режимом в непредоставлении права на самоопределение Украины, Финляндии или стран Балтии? Ленин и большевики объединили нации, угнетенные царизмом, и рабочий класс самой угнетающей нации внутри «Великой России», вписали на свой флаг право на самоопределение, в том числе и независимость, для борьбы за свержение капиталистического строя и за социализм.

Какое отношение имеет эта истинно марксистская позиция к призыву к народу Каталонии демобилизоваться, покинуть улицу и вернуться в свои дома, оставив обеспокоенных буржуазных политиков разрешить конфликт между собой? Это мерзкая позиция, а не позиция революционного марксиста.

Гарзон и другие лидеры «Объединенных левых» выступают за «конституционный процесс» и даже за «федеративную республику». Они не уточняют, какую классовую ориентацию, капиталистическую или социалистическую, конституционный процесс или федеративная республика должны иметь. Но помимо этого, как они намереваются навязать этот процесс или эту республику? По соглашению с франкистским государством и «Народной партией» или достижением консенсуса с испанской буржуазией?

Провозглашение республики 14 апреля 1931 года было результатом массовых революционных событий в городах и сельской местности, которые были подавлены диктатурой Примо де Риверы. Но именно забастовки и массовые мобилизации на протяжении 1930 и 1931 годов отправили Альфонсо XIII в ссылку. Провозглашение республики, принятое капиталистами и буржуазией как меньшее зло, не могло включать в себя рабочее движение, безземельных крестьян и молодежь из-за их симпатий к социалистической революции.

Эта историческая аналогия имеет свое значение, поскольку каталонские республиканцы, когда они пойдут революционным путем, неизбежно будут участвовать в лобовой борьбе против PDeCAT и Пучдемона. Революционный подъем после такого давления и после обмана крупнейшими «левыми» силами обязательно пойдет против всей политической и экономической олигархии, которая управляла Каталонией с той же неолиберальной политикой, что и «Народная партия». Национальная борьба без обанкротившихся про-капиталистических лидеров превратится в битву напрямую против капиталистического гнета и посредством массовых действий. Это откроет дверь правительству левых, которое должно немедленно прекратить «сдерживаться» и начать прямо противостоять диктатуре каталонских и испанских экономических монстров, национализировать банки и крупные компании.

Каталонские, испанские, французские и европейские капиталисты прекрасно осознают эту перспективу, и поэтому они пытаются остановить движение всеми имеющимися в их распоряжении средствами.

Соотношение сил

Соотношение сил в Каталонии по-прежнему благоприятствует народу, рабочим и молодежи, которые проявили свою решимость достичь цели в борьбе против политических репрессий и за Каталонскую республику. Однозначно необходимо ответить государству и правительству с такой же смелостью, как 1 и 3 октября, увеличивая мобилизацию и завоевывая симпатии всех тех частей каталонского рабочего класса, которые все еще колеблются, но также отвергают испано-националистическое наступление. И это возможно только с помощью программы, которая связывает провозглашение каталонской республики с социалистическими идеалами на благо абсолютного большинства общества.

Izquierda Revolucionaria [Революционные левые], секция Комитета за рабочий Интернационал в Испании и Каталонии, взывает к руководству CUP, Podemos [«Мы можем»] и Catalunya en Comu, ERC, студенческому движению и их организациям (Sindicato d’Estudiantes, SEPC), рабочему движению и их союзам в Каталонии, создать единый левый фронт. Он должен быть основан на комитетах по защите референдума и на всех организациях, которые появились в эти недели в Каталонии. Это необходимо для защиты республики — на рабочих местах офисных работников, служащих, работников сферы обслуживания и на фабриках, в жилых кварталах, в школах и колледжах — и для их координации для все более смелых действий. Необходимо подготовить бессрочную всеобщую забастовку, способную противостоять любым насильственным действиям со стороны государства и завоевать Каталонскую республику с левым правительством. Этот левый фронт должен разрушить любое подчинение каталонскому праву, PDeCAT или Пучдемону, и должен призвать к активной солидарности с рабочим движением и молодежью в остальной части испанского государства.

Объединить рабочих

Руководство «Объединенных левых» должно радикально изменить свою ориентацию. Они должны прекратить умолять Рахоя договориться, а государство — согласиться на «законный» референдум, или просить PSOE выдвинуть новое «ходатайство о порицании Народной партии». Все эти просьбы уже были отвергнуты, в то время как режим готовится к усилению репрессий и ставит каталонцев на колени.

Единственный способ прояснить ситуацию, положить конец путанице, объединить рабочих и молодежь остального государства со своими классовыми братьями и сестрами в Каталонии, — это массовая мобилизация против правительства «Народной партии». Это задача всех левых и всех сознательных активистов. Это также ответственность руководства «Объединенных левых», Пабло Иглесиаса, Ады Колау, которые в эти критические моменты должны выйти на демонстрации вместе с рабочими и молодежью, с четкими призывами к борьбе с режимом.

Испанский и каталонский правящий класс сравнивают провозглашение Каталонской республики с террором, и причина заключается не только в том, что она сломает идею «Испания — единая, великая и свободная». Они знают, что эта победа народа станет прелюдией к еще более интенсивной и широкой борьбе в пользу угнетенных, против господства капиталистов, против установленного общественного порядка и за социалистическую республику Каталонию, а также за социалистическую республику в масштабах всей Испании, основанную на свободном и добровольном союзе всех народов и граждан, которые в настоящее время составляют испанское государство. Это борьба, которая уже завоевывает активную солидарность со стороны угнетенных масс Европы и всего мира.

Перевод Романа Олеговича