Socialist
News




Izquierda Revolucionaria («Революционные левые»), секция КРИ в Испании и Каталонии

За независимость Каталонии

Миллион человек на демонстрации в Барселоне за референдум о самоопределении

Перевод Леонида Кригера

11 сентября один миллион человек вышли на улицы Барселоны, чтобы ясно заявить о своём намерении проголосовать на референдуме 1 октября, и давая понять, что они не собираются позволить правящей Народной партии (PP) отказать им в этом праве.

И снова, как это происходит на каждой Диаде («Национальном дне Каталонии») с 2012 года, каталонцы потребовали своего права демократически решать, какие связи они хотят поддерживать с остальной частью испанского государства, вплоть до решения о том, чтобы реализовать законное право на независимость.

Противники выступающих за отделение, которое (как подтверждают все опросы) каталонцы поддерживают подавляющим большинством, заручаются все растущей поддержкой со стороны тех, кто живет в остальной части испанского государства. В частности, правительство PP и испанская буржуазия используют репрессивные меры, невиданные еще со времён диктатуры Франко. Происходят полицейские облавы, идет постоянное преследование прессы, судебное вмешательство для, по сути, запрета проведения в Мадриде политической акции, посвящённой праву на самоопределение, в ход пошла новостная цензура, препятствующая каталонскому телеканалу 3 освещать референдум.

Попытки подавления зашли беспрецедентно далеко, причем не только против свободы слова и собраний. Судебные и полицейские силы оказывали давление на тех мэров, которые пообещали поддержать подготовку местных объектов для голосования, а государственная прокуратура Каталонии по просьбе государственной прокуратуры Испании издала приказ, заставляющий Mossos d’Esquadra (гражданскую гвардию Каталонии) искать и изымать урны для голосования. Всё это представляет собой открытое использование государственного аппарата с применением силы для попытки подавления воли миллионов каталонцев. Мендес де Виго, представитель испанского правительства, угрожал волонтёрам, помогавшим организовать референдум в тюрьме, заявив: Знайте, что вы соучастники преступления.

Все эти нарастающие репрессии, с энтузиазмом поддерживаемые испанскими националистами, PP, партией «Граждане» и, к сожалению, также поддерживаемые нынешним руководством PSOE (Испанской социалистической рабочей партии — социал-демократической партии), могут привести к отставке правительства и парламента Каталонии, если в конечном итоге премьер-министр Мариано Рахой и лидер Народной партии решат сослаться на статью 155 Конституции. Мы являемся свидетелями реализации стратегии, взятой прямо из учебников старой диктатуры Франко. Это не пропаганда — факты показывают истинный характер испанского государства, армии, судебной системы и её законов. Все они — часть наследия франкизма.

Миллионная демонстрация за независимость

Причины движения и позиция парламентских левых

Настоящим топливом, питающим процесс подготовки референдума, являются не манёвры Карлеса Пучдемона (главы правительства Каталонии) и не парламентская поддержка, которую он получает от ERC (Левой республиканской партии Каталонии) или CUP («Кандидатуры народного единства»), а пока еще сдерживаемый гнев миллионов рабочих и молодежи, а также части средних слоёв общества. Они устали видеть, как их мечты о национальных демократических правах постоянно топчет центральное правительство и испанские государственные учреждения. Им надоело, что их право отрицают сейчас и отрицали раньше, надоело страдать от резкого снижения уровня жизни и состояния места жительства за последние девять лет капиталистического кризиса. За это время средний доход каталонских семей снизился на 20%, а бедность затронула каждого третьего подростка до 18 лет.

Хоть горстка паразитов и коррупционеров наполняет свои карманы, политика сокращений и затягивания поясов, неуверенность в работе и низкая зарплата, отсутствие перспективы у молодежи стали постоянными чертами социального ландшафта. Вот почему, хотя государство и может мобилизовать все свои репрессивные силы и попытаться предотвратить голосование, гнев и социальные волнения против национального и социального угнетения будут только расти.

Идея о том, что референдум 1 октября означает государственный переворот и что он навязывается части каталонцев, является чуть ли не самой большой ложью, которой СМИ торгуют от имени буржуазии, — к тому же ещё и абсурдной. Если государство, PP и партии, подчинённые им, настолько уверены, что сторонники независимости находятся в меньшинстве, почему бы им не признать голосование? Зачем препятствовать его проведению? Почему так можно в Венесуэле, но нельзя в Каталонии? Тот, кто не выступает за независимость, может отказаться голосовать или проголосовать против неё. Причина этого в том, что правое политическое крыло и государство хотят отказаться от мнения большинства; по сути, они отрицают, что каталонский народ имеет право на самоопределение и что Каталония имеет право быть независимым государством. Их позиция — не более чем продолжение политической линии, которую испанская буржуазия всегда проводила с опорой на административно централизованное государство, в большинстве случаев раздавливая национально-демократические устремления Каталонии, Страны Басков и Галисии военным сапогом. Именно это происходило при диктатуре Франко. Даже начиная с «перехода Испании к демократии» любое расширение круга прав всегда происходило только в результате мобилизации масс.

В этой обстановке руководство PSOE с Педро Санчесом во главе привело своих сторонников к линии PP о «защите верховенства закона». PSOE приказал мэрам-членам PSC (PSOE в Каталонии) пойти против своих собственных граждан, отдав предпочтение повиновению государству. Таким образом, лидеры PSOE вместе с группой интеллектуалов, называющих себя «левыми» или «прогрессивными» объединили свои силы с кордебалетом, который продвигает премьер-министр Рахой для выступления с «достойными» аргументами по NODO (новостной канал, который диктатура Франко использовала для малевания радужной картины Испании). Чтобы сравнивать действия спикера каталонского парламента Карме Форкадель, которые позволили каталонскому законодательному органу принять закон о референдуме, с правым переворотом 23 февраля 1981 года, нужно полностью потерять политические установки — однако это успешно сделала Альмуден Грандес, интеллектуалка, сторонница левых и колумнистка El Pais. Разговоры о навязывании, об ударе по демократии и тому подобном просто показывают, насколько далеко вы можете поправеть, если откажетесь от антикапиталистического, классового подхода к национальному вопросу.

Миллионы людей в Каталонии и за ее пределами надеялись, что лидеры партии «Подемос», Пабло Иглесиас и Ада Колау, встанут в первые ряды борьбы против государственных репрессий и на защиту права на самоопределение. До лета Пабло Иглесиас обещал встать против правительства, если оно попытается помешать проведению референдума. Однако вместо того, чтобы перейти от слов к делу, они с Адой Колау продолжают настаивать на том, что референдум должен обязательно быть согласован. Согласован с кем? С тем же самым государством, которое запрещало политические акции, вводило цензуру и угрожало политическим лидерам тюремным заключением за организацию голосования? И кто обеспечит, что соглашение будет обязательным для Рахоя, Саэнс де Сантамария и остальных коррумпированных представителей PP? Наследники Франко и сторонники закона о тишине? Или, может быть, королевская семья и буржуазия — те же люди, которые продают оружие реакционным режимам, которые финансируют исламистский терроризм, те, кто зарабатывают деньги, спонсируют империалистические войны, сокращают рабочие места и грабят казну?

Отказ от последовательной борьбы руководства «Подемос» против репрессий государства вызвало переполох в рядах партии, особенно в Каталонии. Так, Альбано Данте Фучин — генеральный секретарь «Подемос» в Каталонии — выразил это общее беспокойство, поддержав уличную мобилизацию, чтобы завоевать право на самоопределение 1 октября. При этом он дистанцировался от заявлений против референдума, сделанных Коскубьелой, представителем парламентской коалиции «Catalunya Si es Pot» («Каталония: Да, мы можем») и поддержанных правыми. Данте Фучин напомнил людям, что истоки «Подемос» и его сила — в мобилизации на улицах, а не в делегировании права решать государственным учреждениям. И это на 100% верно.

Неоднозначная и колеблющаяся позиция лидеров «Подемос» и «Catalunya en Comú» (Каталония вместе) тем более неприемлема, когда мы вспоминаем опыт движений «15-M» или PAH (движение против выселений). Разве движение «15-M», с которого и начался «Подемос», пыталось согласовать свои действия с властью или проявляло уважение к институциональным каналам, когда то же самое государство, которое сегодня пытается предотвратить референдум, объявляло его деятельность и демонстрации противозаконными? Нет, абсолютно нет! Оно основывалось на мобилизации масс и бросало вызов всем попыткам подавить его. Благодаря этому Пабло Иглесиас (генеральный секретарь «Подемос»), сам «Подемос» и Ада Колау завоевали уважение и признание миллионов людей. Может, Ада Колау (одна из основателей «Платформы для людей, пострадавших от ипотек» и мэр Барселоны) забыла, что люди, нападавшие на неё за то, что она поставила демократические и социальные права большинства выше аргументов в защиту собственности, закона и уважения к государству, — это те же люди, которые сегодня нападают на референдум?

В итоге давление снизу было настолько сильным, что Ада Колау была вынуждена пообещать, что местные советы сделают общественное пространство в Барселоне доступным, чтобы позволить тем, кто хотел реализовать свое право голоса, сделать это. То же самое произошло с рядовыми членами в «Catalunya en Comú», где большинство заявило о своем праве участвовать в референдуме.

За массовую мобилизацию, чтобы отвоевать право голоса в ответ на репрессии государства! За Социалистическую Республику Каталония!

За независимость!

Испанская буржуазия и PP, несмотря на все имеющиеся у них ресурсы, остаются очень слабыми, о чем свидетельствует их неспособность хоть как-то мобилизоваться «в защиту единства Испании» ни в Каталонии, ни в какой-либо другой части Испании.

И именно эта слабость вынуждает отделения PP и «Граждан» (Гражданскую партию), цирк средств массовой информации, который их сопровождает, и немалую долю реакционных и испанских националистических элементов в PSOE, таких как Альфонсо Герра, требовать применить статью 155 Конституции, что может приостановить каталонскую автономию. Несколько членов правительства подтвердили, что на данный момент они не рассматривают этот вариант, но и не исключают этого. Однако обращение к этой статье качественно бы изменило ситуацию, и последствия были бы непредсказуемыми.

Мало того, что это будет новой демонстрацией реакционного и антидемократического характера монархистской конституции Испании 1978 года, такое развитие событий чревато еще и жестокими репрессиями. Только самые недалёкие и фанатичные реакционеры не могут понять, что такой манёвр может привести к социальному взрыву в Каталонии и поставить рабочее движение в то положение, что оно начнет действительно противостоять этим жестоким репрессиям. Тогда было бы трудно предотвратить проведение референдума, а также всеобщую забастовку в Каталонии и массовое движение в остальной части государства. «Революционные левые» и Sindicat d’Estudiantes (Профсоюз студентов) призовут оккупировать средние школы и университеты, призывая к общей бессрочной забастовке в секторе образования до тех пор, пока реакция не будет повержена.

Самые дальновидные элементы каталонской, испанской и европейской буржуазии признают эту опасность и настойчиво обращаются к Рахою, чтобы он не прибегал к «крайним мерам» в его попытках предотвратить референдум. Например, газета El Pais, которая не колеблясь демонстрировала свою яростное сопротивление идее автономии Каталонии, проявила большую сдержанность в отношении статьи 155, призывая Рахоя сопротивляться давлению со стороны сторонников самого жёсткого курса. Газета La Vanguardia, рупор каталонской буржуазии, отчаянно призывала стороны конфликта не выходить из-под контроля и выработала собственную логику: Давайте ограничим трагедии прошлым, историческими книгами. Демократическая Европа наблюдает за нами. Но, по крайней мере, это уже что-то. Даже Financial Times отчаянно критиковала «негибкий» подход Рахоя к каталонской проблеме.

На данный момент испанская буржуазия решила продолжать репрессировать общественных деятелей в правительстве Каталонии и использовать подконтрольные им Mossos d’Esquadra (полицейские силы Каталонии) для принятия мер противодействия референдуму, таких как конфискация урн для голосования (причем каталонская полиция используется чтобы Гражданская гвардия Испании или испанская армия пока не попадались в объективы фотографов). Но даже если они попытаются уменьшить влияние СМИ, репрессии на референдуме 1 октября неизбежно впрыснут гораздо больше бензина в огонь протестов и ещё больше усугубят национальную проблему в Каталонии, и в среднесрочной перспективе нельзя исключать народного восстания.

Единственное, что не давало (до сих пор) огромному социальному недовольству, существующему в Каталонии, вылиться в открытый бунт против государства, PP и её капиталистической политики, — отказ левых сил возглавить это огромное движение масс под такой программой, которая объединила бы борьбу за самоопределение с экономическими и социальными потребностями, имеющимися у большинства — рабочего класса, молодёжи и средних слоёв. Тот факт, что официальное руководство этой борьбы против государства и правительства PP было передано PDeCAT (Каталонская европейская демократическая партия — буржуазная партия, поддерживающая независимость Каталонии), позволил реакционным буржуазным политикам из нее стать мучениками «за демократию», а этот имидж дал им возможность поддерживать разногласия среди рабочего класса. Действия PDeCAT, защищаемые лидерами CUP («Кандидатуры народного единства») и ERC (Левой республиканской партии Каталонии), не содействуют борьбе, а сдерживают её. Даже с точки зрения защиты национальных прав лидеры PDeCAT искали все возможные предпосылки отложить референдум или не созывать его.

Фактически, те миллионы молодых людей и работников, которые не голосовали 9 ноября (на «консультативном» референдуме о независимости в 2014 году) или которые не посещали Диаду, но сейчас недовольны, не отвергают права на самоопределение. Многие из них мобилизовались против сокращений, выселений, коррупции и всего, что представляет PP. Если они пока не мобилизовались для поддержки референдума, то это потому, что глава Каталонии Карлес Пучдемон всегда был на стороне PP и против рабочих, поддерживая реформы трудового законодательства, сокращения в системе здравоохранения и образования и приватизацию. Но это может очень быстро измениться, если PP выберет массовые репрессии: количество может быть перейти в качество и вызвать социальный бунт, выходящий за рамки национального вопроса.

Сегодня несомненно возможно объединить миллионы людей, которые уже мобилизованы и готовы защищать референдум на улицах, с теми, кто отвергает репрессии, но не доверяет «ведущей» политической силе за референдум — PDeCAT. Если бы лидеры левых в испанском государстве и Каталонии призвали к массовой мобилизации рабочего класса, молодёжи и средних слоёв (как в Каталонии, так и за её пределами), к поддержке права на самоопределение 1 октября и против PP и государственных репрессий, они бы резко отделили себя от PDeCAT — именно это CUP должна сделать немедленно, разорвав свой парламентский договор с правыми Каталонии. Они могли бы связать эту битву с борьбой против сокращений, за достойную работу, в защиту системы здравоохранения и образования, было бы возможно не только прекратить репрессии, но и свергнуть реакционное правительство Рахоя и столь же правое правительство Пучдемона, и открыть путь к левому правительству и социалистической республике Каталония.

Единственный способ обеспечить право на самоопределение — объединить подавляющее большинство населения в Каталонии во главе с мощным каталонским рабочим классом. Это нужно делать вокруг программы, в которой неразрывно связаны, как две стороны одной и той же монеты, борьба за самоопределение и борьба с капитализмом. Невозможно добиться подлинного социального и национального освобождения Каталонии руками каталонской буржуазии. Даже если бы независимость была достигнута, каталонская капиталистическая республика означала бы, что сокращения и нападения на рабочий класс будут продолжаться.

Как «Революционные левые», мы сражаемся за Каталонскую социалистическую республику, которая остановит сокращения, гарантирует добросовестность власти, государственное образование и медицинское обслуживание; которая решила бы проблему массовой безработицы, создала бы миллионы рабочих мест с достойной заработной платой и правами; которая прекратит выселения, установит план общественного жилья с социальной арендной платой, который покончит со спекуляцией недвижимостью; которая национализирует банковский сектор и крупные корпорации, поставив оборот ресурсов для удовлетворения потребностей большинства общества и прекратив эпоху многомиллионных состояний единиц — коррумпированных чиновников и буржуазных паразитов.

Каталонская социалистическая республика завоевала бы огромную поддержку среди рабочих остальной части испанского государства (имеющих одного и того же врага — буржуазию, и страдающих от тех же угроз и сокращений) и во всех других странах Европы, открывая мощный путь для социальной трансформации и освобождения всех угнетенных народов.