Socialist
News




Редакционная статья The Socialist

Манифест возвращения лейбористов

Программа Корбина возрождает классовую политику

Джереми Корбин обнародовал свой манифест, в котором объявил Лейбористскую партию «партией большинства» в противовес Тори — «партии для богатых».

Две недели назад черновик манифеста был слит кем-то в сеть и подвергся ковровой бомбардировке критических материалов в СМИ, подконтрольных правому крылу британской политики. Эта утечка заодно пролила свет на диспозицию разных политических сил в преддверии июньских выборов в парламент. Разгорелась оживленная дискуссия в соцсетях. Поддержка лейбористов, по данным разных опросов общественного мнения, после утечки манифеста выросла до 32-35%.

Члены Социалистической Партии, нашей сестринской организации в Британии, отмечают, что услышав утром новость о манифесте Корбина, многие люди останавливались поговорить с распространителями нашей газеты перед тем как купить ее и охотно брали листовки. Мы уверены, что вынесенная в заголовок манифеста политика For the many, not the few (Для всех, а не для единиц) воодушевила многих.

С момента объявления внеочередных выборов число зарегистрировавшихся избирателей выросло на миллион человек, из которых 42% составляет молодежь. Новое поколение достигло избирательного возраста. И если первоначально введение индивидуальной регистрации в списках избирателей на четверть сократило число зарегистрированных выпускников школ, обозначив тренд аполитичности молодежи, то в конечном итоге многие из них сейчас сознательно решили зарегистрироваться.

Похоже что многие из них зарегистрировались именно для того, чтобы проголосовать за Джереми Корбина и его программу. Лейбористы столь значительно опережают Тори по темпам прироста поддержки впервые с 1940-х. Правая пресса, естественно, сразу же перешла в атаку. Daily Mail, почти срываясь в истерику, заявляют, что Лейбористы тянут нас назад в 1970-е, на что многие резонно отвечают, что это лучше, чем 1870-е, куда стремятся Тори. Безусловно, большой бизнес и его политические представители будут стремиться сделать все, что в их силах, чтобы предотвратить приход Корбина к власти.

Тереза Мэй назвала слитый проект манифеста катастрофической социалистической политикой. Рядовые трудящиеся, по ее мнению, должны были бы «ужаснуться».

В действительности, все обстоит ровно наоборот. Опросы показывают подавляющую общественную поддержку программных предложений Корбина. Так например, 52% поддерживают национализацию железных дорог, 50% — национализацию почты, 49% — национализацию энергетики. Более 70% выступает за отмену «контрактов нулевого часа» — трудовых договоров, по которым работников привлекают только когда они нужны; если работы для них нет, они просто остаются дома безо всякой оплаты за этот день. Опросы также показывают, что 65% поддерживает повышение налогообложения доходов свыше 65 тыс. фунтов в год, а 54% — повышение объемов строительства муниципального жилья.

Популярная политика

В действительности, Тори и богачи, которых они представляют, весьма напуганы популярностью этой политики. Совсем недавно французские и американские трудящиеся вернули политике и выборам в своих странах классовое измерение; референдум о выходе из ЕС в немалой степени стал электоральным инструментом выражения гнева против богатого истеблишмента; дошло до того, что эксперты крупных медиа объявили о конце эпохи предвыборных кампаний, лавирующих между опросами. Для многих рабочих, служащих и студентов классовый гнев будет лишь началом, первым шагом в поиске альтернативы для рабочего класса.

Именно это продемонстрировала поддержка Сандерса в США и Меланшона во Франции.

Опросы совершенно справедливо показывают, что хотя люди и поддерживают предложения Корбина, к нему самому они настроены довольно скептично. Это неудивительно, учитывая град придирок и нападок, которым его осыпают буржуазные СМИ едва ли не ежеминутно. Жалуясь на агрессивный настрой со стороны прессы, окружение Корбина в то же время недостаточно решительно отвечает на критику правого крыла его собственной партии.

К сожалению, за последний год главный посыл Корбина — прекратить урезание социального бюджета, — который дважды выносил его на пост руководителя партии, так и не был доведен до большинства британцев. Бесконечные попытки достичь компромисса с про-капиталистическим крылом блэристов в Лейбористской партии заметно приглушали голос самого Корбина и служили плохим фоном его кампании. Еще один источник скептицизма британцев — отсутствие уверенности, что хоть кто-то из политиков действительно способен сделать то, что он обещает.

Но смелая кампания может все изменить. Корбину и его сторонникам в профсоюзах вроде генерального секретаря профсоюза Unite Лена МакЛаски необходимо и на массовых демонстрациях, и на рабочих местах жестко выступать против богатых и их построенной на фальши системы. И если они будут смело агитировать за возможность реальных изменений — новых рабочих мест, трудовых и социальных прав, строительства нового жилья — они смогут помочь Корбину и его окружению почувствовать уверенность в массовой поддержке; это позволит ему отодвинуть блэристов и не пытаться идти на плохие компромиссы. Такая поддержка со стороны лидеров рабочего класса позволит бросить вызов «экспертам»-скептикам и в конце концов победить на выборах.

Объявив внеочередные выборы, Тереза Мэй затеяла азартную игру. Опираясь на опросы общественного мнения, она предположила, что сможет укрепить нынешнее незначительное консервативное большинство. Но, как и предупреждала Социалистическая партия, это очень рискованная стратегия.

Пару недель назад в британском сегменте фейсбука миллионами просмотров разошлось видео: женщина с инвалидностью сумела прорваться сквозь кольцо телохранителей и репортеров и высказать Терезе Мэй все, что она думает по поводу сокращения пособий по инвалидности. Я — злой избиратель, — сказала она. — Толстосумы отобрали деньги [у людей с инвалидностью] и оставили нас без всего. Я не могу жить на 100 фунтов (7300 рублей) в месяц! Эти слова лучше всего показывают реальность жизни и взгляды британцев из рабочего класса.

Сейчас мы видим, что Мэй переписывает свою программу и предлагает избирателям «лайт-версию» политики Корбина, которую раньше ругала как «катастрофическую». Теперь Мэй обещает муниципальное жилищное строительство, половинчатые подачки к трудовым правам, ограничение цен в энергетической сфере. Повестку дня диктует Корбин. Дебаты смещаются влево.

Консервативная пресса продолжает делать все возможное, чтобы дискредитировать взгляды Корбина по военным вопросам. Однако его недавние заявления о провале стратегии «сначала бомбить, потом разговаривать» и о том, что подобная политика — рецепт роста, а не снижения угроз британской безопасности, будет вполне отвечать настроениям не только молодежи, но и миллионов тех, кто был против поддержанной Тони Блэром войны в Ираке и затем перестал голосовать за лейбористов. Точно также обещание никаких рукопожатий с Дональдом Трампом будет популярно среди сотен тысяч тех, для кого нынешний президент-миллиардер США — расист и сексист.

Но к сожалению, манифест также показывает, как много уступок было сделано правому крылу партии в напрасной надежде сохранить единство. Многие сторонники Корбина будут разочарованы, например, обещанием возобновить размещение в Британии ракет «Трайдент». Хотя вынесенная в заголовок ренационализация железных дорог — весьма популярное требование, мелким шрифтом разъясняется, что железнодорожные компании будут ренационализированы только по окончании сроков франшиз. Хотя манифест и говорит об увеличении ряда социальных льгот и содержит обязательство перестроить систему Universal Credit (программа социальной защиты — прим. перев.), в нем нет общего обязательства повернуть вспять всю программу сокращений в сфере соцзащиты, которую реализовали предыдущие правительства.

Участники движений за строительство муниципального жилья разочарованы тем, что в манифесте нет обещания отменить «Акт о жилье и планировании» 2016 года. Корбин не говорил об этом и раньше, но анонсировал строительство правительством лейбористов миллиона домов, из которых половина будут являться муниципальными. Однако затем эта половина превратилась в «муниципальное и кооперативное доступное жилье». Соцпартия настаивает, что британцам необходим именно миллион муниципальных домов. Точно так же и с размером квартплаты: манифест обещает всего лишь контроль за ростом цен, но не установление максимальной суммы платежа не выше определенного уровня.

Все эти вопросы являются отступлением перед лицом блэристской оппозиции. Но популярность манифеста в целом и общий сдвиг обсуждений влево показывают, что в действительности нет никакой необходимости идти на уступки правому крылу лейбористов.

Социалистическая партия полностью поддерживает позицию Джереми Корбина против политики сокращений. С тех пор как он был впервые избран руководителем партии, мы делали все что в наших силах, чтобы поддержать борющееся против сокращений крыло партии в борьбе правой, блэристской частью лейбористов.

Представители интересов капиталистического истеблишмента, к сожалению, существуют внутри Лейбористской партии еще с 1980-х годов. Предпринятая прошлым летом попытка внутрипартийного переворота показала, что подавляющее большинство депутатов-лейбористов страстно желает смещения Корбина, в отличие от избравших его лидером рядовых членов партии. Вопреки их заявлениям, его смещения хотят не потому, что он является «непроходным», а как раз наоборот — потому что он может победить на выборах, получив от британского народа мандат на действия в рамках своего манифеста.

Митинг в поддержку Корбина

Мы выступаем за демократизацию Лейбористской партии, за восстановление исключенных блэристами социалистов и введение возможности отзыва и переизбрания депутатов-лейбористов, если они выступают за программу сокращения соцбюджета. Это поможет усилиться «анти-сокращательному» крылу партии, действующему в интересах рабочих. Это особенно важно в виду того, что блэристы только и ждут случая наброситься на левых после всеобщих выборов, каков бы ни был их результат.

Правые лейбористы пытаются убедить всех, что у них есть ключ к победе на выборах, хотя на деле они всего лишь хотят продолжить старую политику сокращений, которая уже привела их французский аналог — Социалистическую партию Франции — к падению поддержки до 6% за их кандидата в первом туре президентских выборов.

После семи лет правления Тори и искусного лавирования при постепенных сокращениях во всех социальных сферах, избиратели вовсе не хотят голосовать за «лайт-версию» той же политики, негативные последствия которой многие еще помнят по временам пребывания у власти «Новых Лейбористов» Тони Блэра.

Позорный пример подрывной политики блэристов накануне выборов: Daily Mirror помещает мнение анонимного источника из правого крыла, который рассказывает, что манифест представляет собой обещание халявы всем и каждому. Он заботится о „безответственных бедных“ и ничего не дает трудолюбивому большинству.

Депутат-блэрист Бен Бредшоу из Эксетера заявил, что не хочет иметь ничего общего с манифестом Корбина и выпустит в Эксетере свой собственный манифест. Так же поступают и многие другие депутаты от правого крыла, распространяя у себя в округах собственные листовки, без всякого упоминания Корбина и его политики. Депутатка от Уолтемстоу Стела Кризи заявила в своей листовке: Я боролась и победила в борьбе за дома в Баттерфилде (знаменитая кампания против выселения жителей из муниципальных домов, участки под которыми выкупил девелопер для строительства престижного жилья — прим. пер.), хотя в действительности к победе привела захватная борьба самих квартиросъемщиков при поддержке Соцпартии и левых лейбористов. Вэс Стиринг и Джон Вудсток (известные депутаты-лейбористы — прим. пер.) также явно дают понять, что не стали бы поддерживать Джереми Корбина на посту премьер-министра.

Иными словами, еще никогда не было столь очевидно, что существуют две партии внутри одной: про-капиталистическая блэристская и снова набирающая силу после поражений нулевых лево-центристская, направленная против политики сокращений.

В 2016 году Тони Блэр заявил, что назначение Корбина премьер-министром представляло бы собой «опасный эксперимент» и что он не был бы готов пойти на такой риск. Неудивительно, что сегодня он пытается сделать все возможное, чтобы этого не произошло — например, убеждает сторонников лейбористов голосовать за Партию либеральных демократов или даже за Тори, если они являются сторонниками статус-кво. Правое крыло не оставит попыток задушить новую партию, выступающую против сокращений. Поэтому нельзя давать им никаких уступок и идти на компромиссы по вопросам социальной политики. Британцам нужна партия, защищающая интересы рабочего класса, а не очередная карманная партия миллионеров.

Брекзит

Программа против сокращений должна также четко определить отношение лейбористов к Брекзиту. Голосовавшие за Брекзит рабочие делали это преимущественно из протеста против обнищания, от которого они страдали на протяжении последнего десятилетия. Социалистическая партия постоянно призывала Джереми Корбина ясно дать понять, что он выступает за Брекзит в интересах рабочих и большинства среднего класса.

И манифест делает некоторые шаги в этом направлении, когда говорит, что приоритетом будут являться рабочие места, уровень жизни, защита трудовых прав и «каждой общины», но все еще делает уступки правому крылу, умалчивая о роли Европарламента и европейских регуляторов в навязывании политики сокращений.

Манифест доказывает выгодность сохранения единого рынка и таможенного союза, не упоминая при этом о необходимости отказа от неолиберальных правил. Много говорится о законах ЕС, направленных на сохранение рабочих мест, но не упоминается о правилах, фактически навязывающих «гонки на выживание» вроде «директивы о почтовых рабочих» или о навязывании ускоренной приватизации. Правда, в то же время манифест четко выступает против расизма и в защиту прав мигрантов.

Предложенная в манифесте политика действительно могла бы изменить жизнь большинства людей к лучшему путем установления достойного нижнего порога зарплат, доступного жилья, достойного социального обслуживания и так далее. Но выступающая против программы сокращений партия рабочих должна была бы пойти гораздо дальше в решении проблем, с которыми сталкиваются трудящиеся.

Например, план в области энергетики предусматривает введение поэтапного правительственного контроля за распределительными сетями, «поддержку создания» общественных энергетических компаний в каждом регионе, действующих наряду с частными компаниями. Однако продолжая действовать в рамках рынка, направленного на извлечение прибыли, может оказаться невозможным контролировать поставки электроэнергии, цены и устойчивость энергосистемы. Чтобы гарантировать стабильность и доступность, а также планировать инвестиции в быстрорастущий сектор возобновляемых источников энергии, может потребоваться демократическая национализация всей промышленности.

Экономический план инвестиций в манифесте Корбина требует гораздо более существенного вмешательства в экономику, чем было на протяжении десятилетий. Тем не менее, его обещания в части наступления на частную собственность в основных отраслях экономики весьма умеренны. Манифесты Лейбористской партии 1945-го, 1972-го и 1980-го годов требовали гораздо более широкой национализации.

Но в сравнении с тем, что предлагали лейбористы при Блэре или два последних консервативных правительства, даже эта «умеренность» уже представляет собой потенциальное потрясение основ. И это — самое важное в манифесте, то, чего так боятся Тори и блэристы. Манифест говорит: так быть не должно. Корбин и его окружение открывают по-настоящему широкую дискуссию о том, каким должно быть общество.

Выступать в поддержку манифеста Корбина означает идти не только против Тори, но и против представителей капиталистов в самой Лейбористской партии. Это значит бороться за саму партию, такую, которая будет способна взять на вооружение эту программу. Это будет означать продолжение борьбы за левую, и дальше — социалистическую политику. Когда Тори и буржуазные медиа нападают на эту политику как «неприемлемую», они имеют в виду, что она может реально помешать капиталистической элите получать свои гигантские сверхприбыли.

Нельзя сказать, что в Британии нет денег. Состояние тысячи богатейших людей в стране оценивается в 658 млрд. фунтов; каждый год они совокупно зарабатывают более 83 млрд. фунтов. Налоговые меры Корбина и МакДоннелла ставят целью принести дополнительно 48,6 млрд в бюджет, который будет тратиться на «социалку».

Мы поддерживаем план Джереми Корбина обложить налогами богатых и крупные корпорации. На протяжении почти всех 1970-х крупные корпорации уплачивали в качестве налогов почти 52% всей прибыли. Но потом этот процент шаг за шагом снижался до нынешних 20%. И даже с учетом обещанного повышения, крупный бизнес будет платить самый низкий корпоративный налог во всей G7. Но мы также говорим о том, что «рынки» — читай: капитализм — никогда не будут кротко принимать резкое увеличение налогов и регуляций или постепенное наступление на частные компании.

«Фальшивая система»

«Фальшивая система», на которую ссылается Джереми Корбин, состоит из и существует для небольшого числа индивидуумов и компаний. Сегодня небольшая группа людей, как в Британии так и по всему миру, контролирует промышленность, науку и технику и использует их для максимизации собственной прибыли.

Во всем мире 8 людям принадлежит больше богатств, чем беднейшим 3 миллиардам человек — половине всего человечества. Это самая большая поляризация между бедными и богатыми за всю мировую историю. Около 125 крупных корпораций контролируют всю экономику. И крошечная группа элиты, владеющая этими компаниями, и их политические марионетки, вместе составляющие реальный истеблишмент, определенно попытаются предотвратить приход Джереми Корбина к власти.

Миллиардеры, которые уже сегодня кричат о «расточительной» политике Корбина, будут делать все, что в их силах, чтобы саботировать ее в случае его избрания. Даже самые умеренные требования манифеста съедят гораздо больший кусок их прибыли, чем бы им хотелось. Но главное, чего они боятся — что ожидания рабочего класса будут расти и толкать Корбина гораздо дальше, чем он готов пойти сегодня.

Они могут попытаться сместить Корбина с поста премьера. Вдобавок, они могут саботировать его налоговую и шире — финансовую деятельность путем «забастовки инвестиций», то есть изъятия своих денег из британских банков. Огромное давление, оказанное на правительство Сиризы в Греции служит предупреждением любому правительству, осмелившемуся бросить вызов интересам богатых и большого бизнеса.

Именно поэтому борьба за политику Корбина делает более чем необходимой массовую мобилизацию рабочего движения для активной поддержки. А это означает быть готовыми идти дальше простого голосования на выборах и активно требовать социалистических мер.

Эти требования — национализация крупных банков и финансовых компаний с выплатой компенсаций только мелким акционерам. Ключевым шагом к выходу из экономического кризиса могла бы стать национализация сотни или около того крупных компаний, контролирующих 80% британской экономики. В отличие от предыдущих национализаций, в этот раз необходимо требовать, чтобы она проходила под демократическим контролем со стороны рабочих, профсоюзов и местных жителей.

Это открыло бы возможность развития демократического социалистического планирования производства, которое смогло бы очень быстро изменить к лучшему жизнь миллионов.