Socialist
News




Кевин Парслоу, Социалистическая партия (КРИ в Англии и Уэльсе)

Школа КРИ 2018: международное положение

О положении в мире и перспективах борьбы за социализм

Школу Комитета за рабочий Интернационал 2018 в Барселоне, в которой приняли участие около 400 товарищек и товарищей из более чем тридцати стран, открыла оживленная дискуссия о кризисе и потрясениях, с которыми сталкивается мировой капитализм, и о перспективах классовой борьбы и социализма. Эту сессию открыл Питер Таафф, выступление которого дополнял доклад Тони Сонуа, выступавшего от имени Международного секретариата.

В своем докладе Питер сделал упор на то, что именно произошло в этом напряженном году, а также на быстрое развитие событий, в которых КРИ в разных странах сыграл ключевую роль. В частности, он упомянул о большой победе в Ирландии на референдуме по вопросу абортов и о столь же важном участии наших товарищек и товарищей в Испанском государстве во многих классовых сражениях, в частности касающихся права на самоопределение Каталонии, а также в протестах и забастовках против насилия над женщинами. Профсоюз студентов (Sindicato de Estudiantes) снова сыграл незаменимую роль как катализатор массовой оппозиции мадридскому режиму.

Барбара из Испании подробно рассказала о борьбе женщин против угнетения и о том, как эта борьба повлияла на сознание рабочих. В Испанском государстве эти протесты возглавили женщины из рабочего класса, их не вели лидеры основных партий. Izquierda Revolucionaria (IR, Революционные левые — КРИ в Испании) и Libres y Combativas (Свободные и боевые, социалистическая феминистская платформа IR) должны были противостоять буржуазным феминистским лидеркам и лидерам, которые пытались помешать проведению всеобщей студенческой забастовки 10 мая против освобождения «Волчьей стаи» (группы мужчин, обвинявшихся в групповом изнасиловании) — именно потому, что эта забастовка носила не устраивающий их антисистемный характер.

В то время, когда мы вступаем в новый период потрясений, продолжал Питер, особенно заметно, что эти частные случаи борьбы являются частью всемирного процесса зарождающегося восстания — особенно среди молодежи, женщин и трудящихся в целом.

Латинская Америка и победа АМЛО

Об этом в предыдущие недели свидетельствовали колоссальные парламентские и социальные потрясения в Мексике, благодаря которым к власти пришел Андрес Мануэль Лопес Обрадор (АМЛО) — за него было отдано 30 миллионов голосов, при этом две его предыдущие попытки занять пост президента закончились фальсификациями бюллетеней и поражением. Сейчас новое правительство и рабочие в Мексике могут пойти одним из двух путей. Один путь — против капитализма и лендлордизма, которые существуют не только в Мексике, но и во всем мире, включая соседа Мексики, США. Другой путь — это путь компромисса и, в конечном счете, регресса и поражений, свидетелями которых в Латинской Америке мы уже становились. Выборы АМЛО могут стать первым шагом к серьезной конфронтации.

Мы не принимаем укоренившегося пессимизма недалеких комментаторов, которые болтают о «неизбежном сдвиге вправо в Латинской Америке». Сейчас, отвечая на вопрос, какой реакции людей можно добиться, нужно помнить об ограничениях реформизма. Действительно, АМЛО стремится примирить капиталистов, он принижал значение некоторых социальных проблем во время своей кампании. Но социалисты не должны недооценивать колоссальное и пока сдерживаемое давление снизу, которое привело его к власти, а также настрой на решительные перемены. Это послужит основой для роста марксистских сил в Мексике и в других странах Латинской Америки.

Карла из Мексики подчеркнула, что у АМЛО не было никаких оснований формировать правительство классового примирения. Правящий класс будет резко сопротивляться любым реформам. Будут сражения, которые в том числе могут перерасти в стачки на производствах.

Питер рассказал о нестабильной ситуации в Бразилии и показал, насколько слабы правительства многих стран Латинской Америки. Президента Темера одобряет только 3% избирателей, при этом статистическая погрешность в обе стороны составляет 2%! Поражение правительства в последних забастовках дальнобойщиков показывает эту слабость.

За 10 лет после кризиса 2007-2008 годов капитализм ничего не решил

Выборы в Мексике — это всего лишь недавний пример нестабильности мира, в котором мы живем, где главные проблемы мировой политики — Трамп и судьба США, включая рабочий класс Америки. С этими проблемами связан вопрос о перспективах мировой экономики и роли Трампа.

Некоторое «восстановление» экономики США, особенно в сфере занятости, было вполне ожидаемо. То же самое случилось и с некоторыми другими странами, однако рабочие места, которые удалось создать — это в основном низкооплачиваемая, нестабильная работа.

Хронический кризис капитализма не преодолен. Произошло одно из самых слабых экономических восстановлений в истории, не вернувшее мировую экономику хотя бы даже к докризисному периоду. Основной причиной этого служит то, что излишек, извлеченный из труда рабочего класса, никуда не инвестируется. Правящий класс по всему миру не способен осваивать новые технологии для по-настоящему массового применения, хотя сами по себе они уже разработаны.

Современный капитализм (все больше походящий на старый, дряхлый и разлагающийся) демонстрирует выраженные паразитические тенденции, он предпочитает стимулировать владельцев акций, выплачивая им жирные дивиденды, скупая и приобретая акции. Капитализм отказался от того, за что Маркс назвал его единственным оправданием и исторической миссией — от развития производительных сил, приготовления места для рабочего класса.

Правящие классы так ничему и не научились спустя десять лет после кризиса 2007-2008 годов. Мы предсказали крах, хотя и не могли сказать, когда именно он случится, и предупредили, что, если рабочий класс не воспользуется открывающимся возможностями, неизбежно последует болезненное выздоровление. Не будет никакого «окончательного кризиса капитализма», если рабочий класс не возьмет власть в свои руки и не изменит общество.

Но любое экономическое восстановление теперь основано на накоплении колоссального долга. Вот почему некоторые наиболее дальновидные капиталистические институты, такие как Банк международных расчетов, уже предупредили о еще одном скором крахе. И они правы.

К счастью для стратегов капитала им очень сильно повезло, что крах сталинизма произошел до того, как их собственная система пошла ко дну. Не только плановые экономики были ликвидированы, но и падение сталинизма было использовано, чтобы отбросить назад сознание мирового рабочего класса. Идея социализма исчезла под обломками Берлинской стены и долго воспринималась неразрывно связанной с преступлениями сталинистских режимов — хотя они вовсе не воплощали ее. Однако долгое время достижения советского государства были ориентиром для рабочего движения по всему миру.

Представьте, что было бы после краха 2008 года, если рабочие организации продолжали действовать так, как раньше. Мы бы сейчас, скорее всего, открыто обсуждали в массовых организациях стратегию социалистической революции или — уже после победы — что нам делать теперь.

Вместо этого лидеры бывших рабочих организаций и профсоюзов дали крен вправо. КРИ был практически единственной организацией, которая продолжала нести знамя социализма, революции и преобразования мира.

Отсутствие смелого руководства у старых левых и профсоюзных организаций привело к катастрофе для рабочего класса, которая в некотором смысле по своим масштабам была хуже, чем даже катастрофа 1930-х годов, особенно если брать южную Европу. Крупные участки когда-то промышленно развитых районов США и Европы теперь заброшены, а неоколониальный мир не смог избежать ловушки нищеты.

Ближний Восток

Питер прокомментировал ситуацию на Ближнем Востоке, в которой мы видим черты европейской средневековой «Столетней войны». В Сирии идет настоящая бойня, а Турция начинает войну с курдами и с другими народами. Израиль также вмешался в войну в Сирии, продолжая при этом наводить ужас на Газу.

Но люди не могут вечно терпеть нынешнюю ситуацию. Недавняя всеобщая забастовка в Иордании показала, что миллионы рабочих ищут лидеров и адекватного руководства движением. На недавних всеобщих выборах в Ираке можно было увидеть несколько сектантский левый блок Муктады ас-Садра, который на единой «иракской националистической» платформе вместе с Коммунистической партией набрал больше голосов, чем некоторые еще более сектантские силы. В Иране протесты, в которых в том числе участвовали профсоюзы и молодежь, пошатнули режим; массы перестают бояться.

Адам из израильско-палестинской секции более подробно рассказал о роли Ирана в Сирии. Она рассматривалась Ираном как возможность преодолеть свою международную изоляцию. Поражение антиасадовских сил в Сирии — это поражение США, Израиля и Саудовской Аравии. Американский контроль над Ближним Востоком сейчас оказался сильно подорван.

Питер заявил, что в неоколониальном мире «развивающиеся рынки» никогда не будут «развиваться» из пропасти, в которую капитализм и лендлордизм бросили миллионы людей. «Траектория роста», которую капиталисты наметили азиатским массам, оказалась явным заблуждением. Это вызвало кризис не только в Азии, но и в Африке.

Товарищи из некоторых азиатских и африканских стран подчеркивали глубину кризиса и страх перед ним у правящих классов. Феррон из Южной Африки объяснил, что новый президент Сирил Рамафоса, бывший профсоюзный лидер, а ныне миллиардер, подписал антипрофсоюзные законы в надежде предотвратить участие людей в забастовках.

Войны и упадок экономики, продолжал Питер, продемонстрировали провал существующей системы. Массовая безработица в США и Европе помогла сформировать «популистское правое крыло» и стала фактором появления Трампа. Теперь люди возмущаются тем, как «по-фашистски» у иммигрантов отнимают их детей. Политической основой для возникновения феномена Трампа и популизма по всему миру были предыдущие провалы бывших рабочих, ныне переродившихся в буржуазно-реформистские, партий стран «развитой демократии», а в США — либеральных прокапиталистических демократов.

Однако в ведущей капиталистической державе разгораются новые битвы. Райан и Чак из США подробно описали события профсоюзной борьбы на примере забастовок учителей, деятельности транспортного профсоюза в Миннеаполисе и в других городах, а также начавшегося конфликта с компанией UPS. Кили (также из США) рассказала о глубокой классовой поляризации в США и о росте интереса к социализму начиная с «Оккупай» в 2011 году, а также в ответ на риторику альт-райтов. Она сказала, что победу в нью-йоркских праймериз Александрии Окасио-Кортес, активистки DSA и сторонницы Берни Сандерса, нужно использовать для строительства реального движения против капитализма, что сыграет ключевую роль в формировании новой левой партии в США.

Питер считает, что марксистам нужно обсуждать, как работать и влиять на такие объединения. С другой стороны, на протяжении истории были периоды, когда демагоги погружали в отчаяние целые слои среднего класса, так же как и некоторых рабочих. Бывший помощник Трампа, Стив Бэннон, пытается расширить влияние альт-райта, развивая «Популистский Интернационал».

Трамп и мировые отношения

Трамп похож на истеричного ребенка, разбивающего принятую ранее «правовую систему» мирового капитализма. Непредсказуемость его самодурства чрезвычайно усугубило проблемы капиталистической системы во всем мире. Это было очевидно на переговорах с Ким Чен Ыном и Северной Кореей, а также на встрече G7 (а точнее было бы сказать «G6 +1») в Канаде, с которой он практически сбежал, разозлив лидеров других стран, когда пообещал эскалацию торговой войны.

Виктор из Испанского государства сказал, что провал саммита G7 преподносили как первую неудачу, но на самом деле это очередной провал в серии саммитов со времен кризиса 2008 года, а не только начиная с Трампа. Существует возможность конфликта между капиталистическими силами (империалистического конфликта), потому что решить кризис перепроизводства на данный момент невозможно.

Пол Мерфи, депутат парламента Ирландии, рассказал о трамповском протекционизме. Глобальные производственно-сбытовые цепочки поставок нельзя так легко распутать, а отсутствие роста осложняет дележку пирога доходов. Решающее влияние на становление американского империализма оказал послевоенный бум. Но нынешний многополярный мир не дает Америке возможности диктовать условия. Трамп в такой ситуации вовсе не тот, кто вернет США былое «величие»; в нынешних условиях он — активная разрушительная сила мирового порядка, которая не в полной мере представляет стратегические интересы капитала, что является залогом нестабильности в мире.

Питер объяснил, что Трамп может отступить от полномасштабной торговой войны, но он также может ее обострить. Трампа предупреждали, что она может привести к новому экономическому спаду и глубокому кризису, но, похоже, это никак не повлияло на него. Китай и ЕС могут также предпринять совместные действия против него.

Такие итоги угрожают повторением Закона Смута-Хоули 30-х годов, который привел к торговой войне по принципу «око за око». В ней проиграли не только капиталисты, но и рабочий класс, она чрезвычайно усугубила депрессию. Но Трампа и его советников история на самом деле ничему не учит. Financial Times назвала его «опасным невеждой» именно в контексте его последних действий.

Послевоенное Генеральное соглашение по тарифам и торговле привело к снижению барьеров, но стало фактором создания торговых блоков, сложных и длинных цепочек производства и международного разделения труда. Сейчас эти блоки и торговые схемы стали частью трудностей «при попытке обрести независимость» — например, при попытке провести Брекзит на капиталистической основе. Торговая война, особенно против Китая и ЕС, по тем же причинам посадит мир на «сухпаек» и будет иметь последствия для самих США.

В настоящее время Китай является главной экономическим конкурентом США, а Россия — стратегическим конкурентом. Предложение «Один пояс и один путь» (ряд проектов, которые Китай стоит в развивающихся странах для улучшения способов сбыта) подразумевает, что Китай зачастую будет задействовать своих рабочих, военных и оружие на взятых в аренду территориях других стран. При этом, однако, растет противодействие этому новому империализму, который Джако из Гонконга назвал «империализмом с китайской спецификой».

Винсент из китайской секции описал развитие событий в Китае, при котором один человек (председатель КНР Си Цзиньпин) сконцентрировал у себя наибольшую власть, которой когда-либо обладал один человек начиная с повторного введения в китайскую экономику капиталистических институтов и практик. Произошел переход от коллективной диктатуры к единоличной. В Китае в этом году шли ожесточенные протесты, в том числе забастовки — еще большего масштаба, чем раньше.

«Мир в смятении, подобного которому не было за всю историю»

В своем заключительном слове Питер вновь обозначил взрывную ситуацию в мире и возможность колоссальных революционных волн. На следующем этапе начнется настоящая история троцкизма (революционного марксизма).

Капитализм заложил основу для нового, мощного интернационализма, инструментом которого станет массовый рабочий Интернационал, который мы будем строить.

Уже произошло успешное объединение КРИ с Izquierda Revolucionaria. Другие организации рассматривают возможность слияния с КРИ. Мы будем работать, чтобы заложить основу для могучего рабочего Интернационала в ближайшие десятилетия.

Товарищ Энтони из Австралии в начале дискуссии рассказал о последствиях экономического бума, который длился в Австралии более 25 лет, но также и о том, как ситуация начала меняться. Это нашло отражение в массовой демонстрации профсоюзов, которая состоялась в Мельбурне. Многие представители молодежи, несмотря на не самую плачевную экономическую ситуацию, потеряли веру в капитализм.

Мир в смятении, подобного которому не было за всю историю, — так Тони Сонуа из международного секретариата КРИ в своем ответе на дискуссию обозначил текущую международную ситуацию.

Он описал новую эру межимпериалистической конкуренции как «судороги в экономике, политике и социальной сфере». Что касается мировой экономики, Тони отметил, что существуют опасные политические признаки: мировой долг вырос за три месяца на 25 триллионов долларов США, сейчас он составляет 240% мирового ВВП (30 000 долларов на человека во всем мире). Это не может продолжаться бесконечно. Несколько «бомб замедленного действия», например, в Италии и Аргентине, уже готовы взорваться.

Торговые войны свидетельствуют об упадке американского империализма. Лондонская газета Financial Times предупреждает об опасности роста пошлин до 1 триллиона долларов, причем неясно, насколько еще возрастут тарифные ставки. Тони напомнил участницам и участникам школы, что взрывоопасные социальные последствия могут заставить правящие классы отказаться от полномасштабной торговой войны. Он придал исключительное значение событиям в США, особенно недавней вспышке трудовых конфликтов, а также произошедшей политической поляризации. Рост популярности DSA (Демократических социалистов Америки) имел чрезвычайно большое значение, но важно, чтобы мы не «приукрашали» эту организацию и понимали ее ограниченность на данном этапе.

Подводя итоги ситуации в Латинской Америке, Тони обратил внимание на то, что в Мексике, по сравнению с другими странами Латинской Америки, где рабочий класс столкнулся с поражениями, ситуация развивается в другой фазе. Но нигде в Латинской Америке победа правых не означает, что произошел идеологический поворот вправо. Основа более авторитарных правых правительств, пришедших к власти в некоторых странах, очень хрупка. После выборов президента Макри в Аргентине прошло три всеобщих забастовки.

Тони завершил сессию замечанием, что мир капитализма и империализма умирает, но новых сил пока еще не появилось. Ситуация открывает рабочему классу возможности для борьбы, а КРИ дает серьезные шансы для роста, если мы будем верно использовать эту ситуацию. Все секции КРИ должны быть готовы к новым сражениям. Свое выступление Тони закончил следующими словами: у КРИ самое четкое представление о мировой ситуации, и мы будем принимать участие в событиях по всему миру, чтобы укреплять наши силы и содействовать строительству массового Интернационала, который сможет бросить вызов капитализму и перестроить мир на социалистической основе.

Перевёл Леонид Кригер