Socialist
News




Марта Хромова

4 месяца, 3 недели и 2 дня

Право на аборт: человечное кино о политической теме и дискуссия о России

На обложке и далее в тексте фотографии Александра Кузина, Градус ТВ

В воскресенье 7 октября активистки СА и создательницы женского журнала «НеКосмо» провели кинопоказ с последующей дискуссией. Необходимость такого мероприятия была продиктована как международной ситуацией с репродуктивными правами женщин, так и российскими реалиями.

4 месяца, 3 недели и 2 дня — на этом сроке героиня одноименного фильма пытается сделать нелегальный аборт. Ее самоотверженная подруга помогает провернуть криминальную для Румынии тех лет схему. Количество ужаса и опасностей, с которыми сталкиваются две студентки, наглядно демонстрирует суть проблемы запрета абортов. Картина «4 месяца, 3 недели и 2 дня» выдержана в мрачных тонах: 1987 год, Румыния, режим Чаушеску, лужи, серые панельные дома и однообразные автомобили. Невооруженным глазом видно, что режиссер Кристиан Мунджиу старается показать уныние и беспросветность жизни в странах бывшего соцлагеря, и для пущей наглядности ставит во главу сюжета острую социальную тему — аборт.

Тем не менее, Советская Россия была первой страной в мире, в которой женщины завоевали полное право на прерывание беременности по желанию (1920 год). А во многих капиталистических странах (которые мы нередко называем прогрессивными) женщины до сих пор не имеют права свободно распоряжаться своим телом. Аборты запрещены в Ирландии, Польше, Аргентине и Бразилии (возможны только по медицинским показаниям или в случае наступления беременности в результате насилия). Чтобы сделать аборт в Исландии, Люксембурге, Финляндии и Японии простого желания женщины недостаточно — нужны веские доказательства, почему появление ребенка серьезно осложнит жизнь.

В России сегодня прерывание беременности — пока что легальная процедура. При сроке беременности до 12 недель аборт может быть осуществлен по желанию женщины; при сроке 12-22 недели — если беременность наступила в результате изнасилования; при наличии медицинских показаний — на любом сроке беременности. Но ключевое слово здесь «пока что». Со стороны православной церкви регулярно происходят нападки на репродуктивные права женщин. РПЦ официально проникает в женские консультации и открывает при них свои «кабинеты», где служители культа (не психологи, а попы) оказывают давление на женщин, распространяя часто антинаучную информацию. В онлайне и оффлайне, как грибы, плодятся разнообразные движения против абортов, не прекращается сбор подписей под петицией за запрет абортов. На волне подъема консервативной мысли патриарх Кирилл открыто поддержал инициативу о выводе процедуры прерывания беременности из полиса обязательного медицинского страхования (ОМС). Профильный комитет госдумы ее отклонил, но сам факт, что такие идеи набирают популярность — тревожный звонок. В частности показательно, что при любых урезаниях женских прав, первыми будут страдать именно малоимущие женщины, для которых прерывание беременности станет дорогой процедурой.

На дискуссии распространялись материалы #300!

Эту мысль подчеркивала и полонисткаОт «полонистика» — междисциплинарная область изучения польского языка и культуры Ирина Шестопалова, которая выступила после кинопоказа с докладом о движении «Черный протест». С 1993 года аборты в Польше нелегальны, кроме особых случаев (по медицинским показаниям или в случаях наступления беременности в результате насилия). Более привилегированные слои населения нередко утверждают, что запрет абортов в отдельно взятой Польше — не проблема, поскольку для прерывания беременности можно просто поехать в любую другую страну ЕС. Однако для бедных женщин, женщин из маленьких деревень, работающих на нескольких работах или содержащих детей, это вовсе не просто.

Гражданские права в рамках существующей системы нельзя получить с гарантией на века; эти права всегда могут отнять ради идеологической поддержки власти. Это касается как прав женщин, так и прав других уязвимых групп (ЛГБТ, мигранты, люди с инвалидностью и др). Пример девяностых и нулевых: репрезентация однополых отношений ворвалась тогда в российские медиа, шоу-бизнес активно поддерживал идеи толерантности, зарабатывая рейтинги и деньги на ЛГБТ-артистах или тех, кто просто использовал этот образ. Однако ничто не помешало свернуть лавочку, как только начали падать цены на нефть и российскому режиму понадобилось обратиться к скрепам и духовности. Те же самые медийные лица и звёзды, которые в нулевые кричали о свободе любви, полностью (или частично) промолчали, когда Госдума принимала закон о «пропаганде гомосексуализма». Аналогичная ситуация может настигнуть и право на аборт (как и любые гражданские права женщин). Буквально на днях, несмотря на многолетнюю историю феминистского движения (и его побед!) в США, 8 октября администрация Дональда Трампа ввела новые регуляции, которые значительно сокращают бесплатную контрацепцию — правые начинают посягать на то, что было завоевано мощными движениями, ради консервативного электората таща нас в прошлое. Эти изменения в законах напрямую не касаются права на аборт, но, как мы прекрасно знаем, нежелательная беременность в 90 процентах случаев становится проблемой исключительно женщины.

Именно поэтому мы считаем, что необходимо сильное и массовое движение женщин, обычных женщин, живущих от зарплаты до зарплаты. Ни одинокие воительницы, ни поп-звезды, ни отдельные депутаты (даже если они женщины) не защитят нас от государственной машины. Пока капиталистической системе выгодно, чтобы женщины бесплатно рожали и воспроизводили рабочую силу, пока выгодно платить женщинам на треть меньшую зарплату, пока можно зарабатывать на объективации и секс-работе — никто добровольно не выдаст нам прав и свобод.

Мы призываем всех, кого не устраивает текущая ситуация, присоединяться к нам, принимать участие в мероприятиях и обсуждении тактики работы. Следить на новостями и анонсами.

Говоря о репродуктивных правах женщин, мы выступаем:

— За полное право женщины распоряжаться своим телом, которое включает право на аборт по желанию.

— За улучшение финансирования здравоохранения, в том числе женских консультаций и роддомов.

— За реальную возможность не делать аборт, то есть за достойную социальную поддержку матерей: оплату репродуктивного труда и труда по воспитанию ребенка, пособия и льготы. За доступные детские сады и социальные сервисы — столовые, прачечные, транспорт.

— За полное государственное финансирование кризисных центров. Кризисный центр — в каждый район.

— За реформу системы образования. За уроки гендерного воспитания и сексуального просвещения в школах.