Socialist
News




Игорь Ясин

Египет: массовые выступления против диктатора Сиси

Обычные протесты или новая революция?

Протесты в Каире 21 сентября. Oliver Weiken / Picture Alliance via Getty Images

После нескольких лет относительного затишья массовое движение в Египте в конце сентября напомнило о себе на фоне снижения уровня жизни в стране и сокращения социальных льгот. Фельдмаршал Сиси, который в 2014 году пришел к власти, использовав массовое недовольство правлением президента-исламиста Мухаммеда Мурси, делает ставку на силу и образ «сильной руки». Может актер из него получился бы хороший, но президентом он оказался, мягко говоря, никудышным.

Сиси использовал демонизацию исламистов и «войну с террором» для того, чтобы восстановить пошатнувшиеся позиции старого режима Хосни Мубарака. После многомиллионных демонстраций в июне 2013 года военные под руководством Сиси по сути утопили в крови протесты исламистов и сторонников отстраненного президента Мурси, сотни людей погибли при разгоне протестов, сотни других были брошены в тюрьмы, получили длительные сроки заключения или были приговорены к смертной казни. Одновременно с этим свергнутый в 2011 году экс-президент Хосни Мубарак и его ближайшее окружение — сыновья и министры, обвиненные в коррупции и убийстве демонстрантов — были в итоге освобождены. С них сняли самые тяжкие обвинения, вместо них ответственность за убийство манифестантов возложили на «преступные группы», за которыми стояли исламисты.

В 2014 году на фоне расколотого общества и подавления сторонников исламистов Сиси смог заручиться даже поддержкой части левых, поскольку выступал бескомпромиссным оппонентом исламистов. Тем не менее на выборах пять лет назад его соперник — левый насерист Хамдейн Сабахи, который еще в 70-ые годы был лидером студенческого движения и активным противником неолиберальной политики правительств Садата и Мубарака, смог заручиться значительной поддержкой. В 2018 Сиси переизбрался на второй срок и вовсе без конкурентов — их просто не зарегистрировали. Единственный «оппонент» на выборах сразу заявил, что он поддерживает действующего президента. Постепенно на фоне массовой усталости и разочарования режим Сиси укрепил свою хватку, став одним из самых авторитарных и жестких с точки зрения преследования политических активистов и журналистов. В ходе протестов 20 сентября было арестовано более 3200 человек. По некоторым данным, до 60 тысяч человек в египетских тюрьмах можно считать политическими заключенными.

В апреле 2019 года власти провели референдум, на котором почти 90% поддержали конституционные изменения, позволяющие Сиси оставаться у власти до 2030 года. Однако даже официальные цифры показывают, что картина «народной поддержки» не столь однозначна: явка даже согласно официальным данным едва превысила 44%. Противники режима бойкотируют все выборы и референдумы.

Отношения с США у Египта ухудшились после де-факто военного переворота в 2013 году, но начали улучшаться с приходом в Белый дом Дональда Трампа. Сиси нашел общий язык и с Владимиром Путиным, заручился поддержкой Саудовской Аравии.

Протесты 20 сентября были несколько неожиданными для власти, поскольку, как они заявляют египетские чиновники, экономика страны начала оправляться от затяжного кризиса, экономический рост в этом году, по данным Мирового банка, ожидается на уровне 6%, а безработица вроде бы достигла самого низкого уровня — 7,5% во второй четверти 2019 года, после рекордно высокого 13.4% в конце 2013 года.

Однако эти сухие цифры мало говорят о реальных страданиях бедных и рабочего класса за последние годы. Даже официальные цифры говорят о росте бедности на 5% в июне 2019 по сравнению с 2015, в то время как по данным Мирового банка, около 60% населения страны либо бедные, либо подвержены бедности.

Туристическая отрасль — одна из основных для экономики страны, дающая работу значительной доле населения — до сих пор не оправилась от последствий терактов и противостояния властей и экстремистов на Синайском полуострове. По уровню доходов туристическая отрасль до сих пор не достигла предреволюционного уровня 2010 года, а по числу посетивших страну туристов в 2018 отрасль — не достигла даже уровня постреволюционного 2012 года.

Президент Сиси, который строил свой имидж «крутого парня» и бескомпромиссного борца с терроризмом, оказался очень сговорчив с международными финансовыми институтами и иностранными спонсорами его режима. Львиная доля общественных ресурсов направляется на обслуживание долга. 12-миллиардный кредит, полученный от МВФ три года назад, формально помог улучшить показатели экономического роста, снизить безработицу и инфляцию, однако египетский народ платит за это огромную цену — самые бедные слои лишились субсидий на базовые товары — топливо и продукты питания, пострадали от роста цен, новых налогов и приватизации госкомпаний.

Президент Сиси прославился своими абсурдными и подчас саморазоблачающими заявлениями. Из наиболее известных — «Я не могу (ничего) тебе дать» — когда в ответ на вопрос о рабочих протестах в 2014 году он, бросая вызов и напрямую угрожая протестующим, заявил примерно следующее: «Не нужно тебе говорить мне „Дай!“. Если бы я мог, то дал бы тебе, но я не могу... иначе вы ведь съедите страну, угробите ее. Я вам даже не скажу, что я с вами сделаю, если вы не будете терпеть!». Позже президент говорил, например, о том, что египетский народ таков, что «мы будем голодать, если надо, но (сделаем все), чтобы построить страну!».

В последнее время все чаще президент и его заявления становятся предметом для шуток, иронии и мемов, а самого Сиси прозвали «фиником», что на египетском сленге означает человека, который считает себя умным, сильным и очень важным, но ведет себя глупо, демонстрируя свою тупость. И высмеивание диктатора — еще один показатель политических изменений, индикатор того, что апатия и страх людей преодолимы.

У Сиси не получилось даже добиться обеспечения безопасности в стране. Несмотря на все жесткие меры и настоящую войну против экстремистов теракты в Египте продолжались, а 2017 год стал самым кровавым за всю историю — около 400 человек погибли в серии терактов по всей стране, в том числе в результате взрывов в местных церквях.

В 2014 на фоне многомиллионных протестов против правительства «Братьев-мусульман» некоторые оппозиционные движения, включая часть левых, критически поддержали военных, которые, отстранив президента-исламиста от власти, не преминули начать репрессии против всех неугодных и расчищать путь к возвращению старого порядка в новом обличье. В июне 2019 года экс-президент Мухаммед Мурси, не дождавшись окончательного решения суда по своему делу, умер прямо во время судебного заседания. Сегодня благодаря стараниям режима исламисты вновь выглядят самой непримиримой оппозицией репрессивному и антисоциальному режиму, что открывает им возможность возвращения на политическую сцену на фоне кризиса режима.

Однако в сентябре 2019 египетские протесты начались спонтанно, причем искрой для вспыхнувшего недовольства стали выступления «отколовшегося» бизнесмена и бывшего актера Мухаммеда Али, который ранее выполнял подряды египетской армии. Али сбежал в Испанию и оттуда начала выпускать серию видеороликов, в которых разоблачал коррупцию, гнилость режима Сиси и прямо призвал к протестам против режима нынешнего президента.

Несмотря на то, что призыв исходил от бизнесмена, который до недавнего времени вел вполне обычную для богатых египтян жизнь, протесты захватили бедные низы египетского общества, причем, как отмечают наблюдатели, в отличие от 2011 очаги протеста были разбросаны в регионах — от Мерса Матруха на северо-западе до Луксора на юге страны. И в то время, как власти, опасаясь повторения событий 2011 года, блокировали центральные площади Каира, протесты вспыхнули в самых бедных районах города.

Почти 9 лет прошло с революции 2011 года, которая потрясла крупнейшую страну Ближнего Востока и привела к падению режима Хосни Мубарака, управлявшего страной больше 30 лет. Уже тогда интернет и социальные сети широко использовались протестующими, с тех пор использовать современные информационные технологии стало только проще, несмотря на все усилия властей пресечь распространения опасной для них информации. Кроме того, за эти годы в стране, где доля молодежи очень высока, подросло уже новое поколение, которое не было свидетелем разочарования и краха надежд, связанных с движением 2011 года. Они жаждут изменений. С другой стороны, в памяти значительной части населения еще живы воспоминания о революции 2011, как и осознание возможности коренных изменений при должной мобилизации.

Без сомнения повлияли на протесты и движения в «братских» арабских странах — Алжире и соседнем Судане, где в результате массовых протестов в этом году ушли в отставку или были отстранены засидевшиеся в своих креслах авторитарные правители.

Египетский левый и профсоюзный лидер Ваиль Тавфик рассказал нам, что оппозиция в стране спорит: кто-то считает, что власть жесткого режима Сиси ничто не сможет поколебать, другие видят в них начало революционного процесса по образцу 2011 года, который неизбежно приведет к падению режима. Тавфик говорит, что пока нет оснований для крайнего пессимизма или оптимизма, тем не менее протесты, вспыхнувшие 20 сентября 2019 года представляют собой качественный поворот в развитии политической ситуации в стране.

Эти протесты и появлении фигуры Мухаммеда Али, по его мнению, продемонстрировали раскол правящего класса в Египте, однако это еще не значит, что египетские буржуа готовы «слить» режим Сиси, об этом можно будет говорить только в случае реального развития и расширения движения, вовлечения в него широких масс рабочих и бедноты. События 2011 года тоже не были результатом неожиданной вспышки, а кульминацией довольно длительного процесса, начало которого можно усмотреть еще в протестах против войны в Ираке в 2003 году, в забастовках десятков тысяч текстильщиков в середине нулевых.

Сегодня организации рабочего класса в Египте слабы, раздавлены и разобщены. После бурного роста профсоюзов и рабочих организаций на волне революционного подъема режим Сиси смог подавить активность студенческих организаций, профсоюзов и политической оппозиции, сочетая жесткие репрессии с методами «приручения». Однако последние протесты могут положить начало процессу восстановления и реорганизации структур рабочего движения, общественных, политических и левых организаций. Они смогут этого добиться, если будут поднимать проблемы, с которыми сталкиваются рабочий класс и молодежь — рабочие места, жилье, уровень жизни, демократические и социальные права.

Уроки 2011 должны быть учтены. Тогда революционная волна потрясла режим Мубарака, но не смогла ничем его заменить. В результате к власти пришли самые организованные — «Братья-мусульмане», а затем часть движения поддержало генерала Сиси, выступившего против исламистов. Приход к власти Сиси означал откат революции. Сегодня рабочему классу, феллахам, молодежи и бедным Египта нужна политическая сила, способная продвинуть египетское общество вперед — обобществить богатств страны, вырвав их из рук узкой прослойки военной и гражданской элиты; управлять этими богатствами в рамках демократической плановой экономики и социалистического, демократического общества, как части добровольной федерации рабочих государств региона.

Для реализации этой цели рабочему и левому движению нужна программа, направленная не только на свержение Сиси, но и на решение всех основных вопросов, стоящих перед рабочими, бедными и их семьями: как положить конец нищете, гарантировать рабочие места для безработной молодежи, обеспечить людей достойным жильем, инфраструктурой, гарантировать право на образование, здравоохранение и общественный транспорт, прекратить широко распространенную практику сексуальных домогательств в отношении женщин, защитить свободу слова, демократические профсоюзы, положить конец пыткам и освободить всех политических заключенных. На основе такой программы можно построить новый, социалистический и демократический Египет, свободный от угнетения и эксплуатации.