Socialist
News




Самсон Ларин, Роман Олегович

Драма вокруг храма

Как екатеринбуржцам победить власть, РПЦ и бизнес

Фотографии 66.ru

Вчера в сквере у Театра драмы в Екатеринбурге больше шести часов шла стихийная акция противников строительства храма святой Екатерины. Противостояние началось днем раньше, после того как в ночь с 12 на 13 мая сквер обнесли забором для начала строительных работ. Недовольные — кто уничтожением зеленой зоны в плотно застроенном центре, а кто самой идеей втыкать храмы на каждом шагу — горожане стихийно собрались на митинг, перешедший в потасовку с охранниками забора. Кто и как строит храм, что значит этот сквер для екатеринбуржцев и как все связано с обычными демократическими требованиями?

Первый акт драмы приходится еще на 2010 год. Тогда местная епархия при поддержке губернатора заявила о намерении восстановить храм святой Екатерины, разрушенный в 1930 году. Речь шла о возведении «точной копии» на изначальном месте — на нынешней площади Труда, где в советское время было разбито несколько аллей с зелеными насаждениями и фонтан «Каменный цветок». Проект встретил сопротивление как горожан, так и несистемной оппозиции: организатором первого митинга против храма девять лет назад стал малоизвестный на тот момент депутат городской думы Леонид Волков. Тогда многие екатеринбуржцы говорили, что возмущены отсутствием реального общественного обсуждения строительства. По данным разных опросов против сооружения церкви на площади Труда выступало от 70 до 92% местных жителей. Митинг стал самым массовым для города со времен перестройки, и проект был заморожен.

Спустя пять лет епархия вытащила из загашников новый проект, торжественно объявив, что спонсорами строительства станут двое уральских бизнесменов-металлургов. Однако и на новом месте (для постройки планировали насыпать остров в городском пруду) храм не пришелся по душе жителям. Очередное наступление, с планом возвести церковь в сквере у Театра драмы, было предпринято в сентябре 2018 года — в полном соответствии с высказыванием екатеринбургского митрополита Кирилла: Не стоит по каждому поводу спрашивать мнение людей. Несмотря на акции против строительства, прошедшие 2 марта и 7 апреля этого года, а также серию петиций к властям и судов, храм решили ставить.

Фотографии 66.ru

Новым фактором после трех неудачных попыток «одарить город к его 300-летию» стало участие серьезных людей с деньгами. Новому проекту организовали пиар: у будущего храма появились страницы в соцсетях, был запущен флешмоб #ЯзаХрам, в котором приняли участие известные артисты, спортсмены и общественные деятели (многие из которых, к слову, не живут в Екатеринбурге). Подготовительная работа шла давно — ООО «Храм святой Екатерины», которое в феврале получило в аренду землю сквера на 54 месяца и начинает строительство, было зарегистрировано еще зимой 2016 года олигархами Андреем Козицыным (Уральская горно-металлургическая компания) и Игорем Алтушкиным (Русская медная компания). Фонд святой Екатерины, от лица которого озвучиваются планы застройщиков, основан, как сказано на его сайте, группой представителей крупного бизнеса (все теми же УГМК и РМК); он видит свою миссию в возрождении и продолжении традиций российского меценатства на Урале.

По всей видимости, продолжатели традиций меценатства устали ждать общественных слушаний и согласований, вести диалог с горожанами и активистами, и потому решили облагодетельствовать город насильно. Главными антигероями первой стихийной акции 13 мая стали спортсмены, которых связывают с «Академией единоборств РМК». Крепкие молодые люди пришли на помощь охранникам из ЧОП под названием (вы, наверное, уже догадались) «РМК-Безопасность» и вступали в потасовки и перепалки с противниками храма.



Краткая хронология событий первого дня:

Уже днем на набережной городского пруда стали собираться первые люди — возмущенные горожане самоорганизовались на протестные «гуляния» по территории огороженного сквера. К 19 часам местного времени в сквере собралось, по разным оценкам, от 500 до 1000 человек. С каждой минутой число протестующих росло, екатеринбуржцы водили хороводы вокруг ограждений, пытались дискутировать с охраной, пели песни. Неприязнь к тайно установленному ночью забору выражалась все более явно с ростом массовости акции. Кто-то начинал трясти забор, выкрикивать лозунги. До определенного момента решимости перейти к активным действиям даже у самых ярых противников строительства не было.

Свою силу акция набирала с приходом новых несогласных. В 20:00 некоторая часть протестующих снесла ограждения и оттеснила охрану к шатру, где предположительно находится первый камень храма. Сперва сторонники сквера просто стояли кольцом вокруг чоповцев, мирно переговариваясь с ними и скандируя кричалки с требованием прихода мэра. Приблизительно через час значительно увеличилось количество сторонников стройки в лице упомянутых спортсменов , скандирующих «Мы за храм!», в ответ на что недовольные горожане кричали «Позор!» и «Это наш город!». Борцухи агрессивно оттеснили толпу и вместе с чоповцами восстановили ограду. Противостояние приняло вид осады с руганью противников и метанием подручных предметов через забор.

В 23 часа появились первые свидетельства о применении грубой физической силы и слезоточивого газа. В то же время припаркованные поблизости автомобили начали забирать эвакуаторы. Конфликтная ситуация продолжалась до полуночи и приезда ОМОНа. Начались задержания. Все резко оборвалось, когда в 01:40 большая часть силовиков просто уехала с территории парка. Примерно в то же время сторонники каждого из лагерей привезли «своим» еды, защитники сквера получили пледы; холодало.





На следующий день власти Свердловской области попытались организовать переговоры между сторонами. Это удивило многих комментаторов из числа журналистов и местных общественников — еще никогда в истории области губернатор не предлагал стать посредником в чем-либо, что касалось низовых протестов. Стоит отметить, что внутри свердловской властной элиты нет монолитности по вопросу строительства храма. Несмотря на одобрение строительства от технических инстанций и отказ на предложение провести местный референдум, высокие областные чиновники приходили на обе протестные акции минувших двух дней, по их словам, в личном качестве. Глава департамента внутренней политики области Антон Третьяков не стал стесняться личных оценок, которых чиновники обычно стараются избегать: «Мне небезразлично, что тут происходит, поэтому я здесь, — сказал он „Знаку“. — О жестком пресечении говорилось, говорилось, что будут пресекать нарушения общественного порядка. А какие здесь нарушения общественного порядка? Ну, стоят люди, в меру организовано, песни поют. Забор выхватывают — так, развлечение. Надеюсь, что все завершится без эксцессов».

Однако переговоры между сторонами свердловские чиновники использовали только как средство отвлечения внимания и перекладывания ответственности за отсутствие компромисса на протестно настроенных граждан. Во-первых, несмотря на равное представительство сторон, власти сами задали формат беседы. После протокольной части встречи, где от сторонников храма были, в числе прочих, топ-менеджер РМК и представитель Екатеринбургской епархии по связям с общественностью протоиерей Максим Миняйло, журналистов попросили удалиться из зала. Основная часть переговоров прошла за закрытыми дверьми, что сильно играет на руку властям — они получили возможность практически угрожать представителям от недовольных сносом сквера горожан.

Как рассказали защитницы сквера и активистки движения «Парки и скверы Екатеринбурга» Полина Грейсман и Анастасия Катакова, выслушав их позицию в самом начале беседы, модераторы встречи во главе с губернатором больше не давали им слова — даже для того, чтобы ответить на вопросы другой стороны, которые остались риторическими. В конце встречи губернатор Евгений Куйвашев перешел к давлению. Он потребовал от представителей противников строительства в сквере «увести людей с улиц», хотя акция 13 мая не имела организаторов, а возникшее движение — руководства; подозрения в организованности у властей родились из-за того, что кто-то привез оставшимся допоздна протестующим гамбургеры. Чиновники также представили действия полиции накануне как свою добрую волю — мол, обошлось без особых задержаний, поскольку власть выступает за диалог и компромиссы. При этом весь компромисс, предложенный епархией и РМК, заключался в пересадке тех деревьев, которые планировалось срубить при возведении храма, в несколько разных точек города и в предложении «поискать площадку для нового сквера». На пресс-подходе по окончанию «переговоров» вице-губернатор Сергей Бидонько заявил, что в случае продолжения протестов полиция будет задерживать участников «несанкционированных акций».

Фотографии 66.ru

Вечером 14 мая в сквере снова прошли столкновения протестующих с храмостроителями. Как и днем ранее, большая часть пришедших на акцию не участвовала в прямом противостоянии — и это показатель того, что события действительно развиваются стихийно. В любом естественном движении за или против чего-либо всегда есть более боевито настроенные люди, есть участники, пришедшие по зову совести, но не желающие силового противостояния, кто поет песни и водит хороводы, есть симпатизирующие — кто привозит активистам пресловутую еду и помогает убирать место акции после нее. Подробный онлайн с акции вел «Знак», мы же отметим, что забор снова пытались снести, но теперь на стороне ЧОПа был ОМОН, к часу ночи зачистивший сквер и задержавший, по сведениям правозащитников, 28 человек.

Все указывает на то, что противостояние продолжится и сегодня, 15 мая. Городские телеграм-каналы сообщают, что уже к 14:00 по местному времени к скверу подтягиваются люди после новостей о том, что на его территорию завезли вагончики для строителей и начато бурение скважин для установки более прочного забора.

Как социалистки и социалисты, мы солидарны с возмущением и с действиями протестующих:

— Храм строит РПЦ при поддержке крупного бизнеса. Если для олигархов его возведение — возможность увековечить свое имя и надеяться на загробное воздаяние, то для священнослужителей — борьба за влияние на наиболее консервативные, социально отсталые слои населения, для которых религия может быть способом примириться с бедственным положением в материальном мире. Мы писали о феномене ультраправославия два года назад; тогда одним из поводов к этому материалу был въезд водителя УАЗа в кинотеатр на фоне протестов против выхода фильма «Матильда» — примечательно, что дело было в Екатеринбурге. Советуем всем прочитать тот материал.

— Власти области и города максимально противятся тому диалогу, к которому призывают вместо акций. Сегодня екатеринбургская история с десятилетней попыткой продавить строительство храма — лучшая иллюстрация, что не мытьем, так катаньем российский режим будет отвергать демократические способы решения общественных вопросов, а реальных изменений могут добиться только уличные протесты.

— Применение сил неизвестных спортсменов, связанных со спонсором строительства храма — опасный прецедент, демонстрирующий «диктатуру капитала» даже лучше, чем исследования о связях лоббистов РМК с администрациями области и города. В уже упоминавшемся материале 2017 года мы писали: «Взаимоотношения путинского режима и ультраправославия противоречивы. Режиму нужна не только опора на умеренную часть православия, ему бы пригодились свои „титушки“ на случай русской версии майдана. Радикальная часть православных консерваторов — хорошие кандидаты на эту роль». Безусловно, «академиков» единоборств РМК вряд ли можно назвать поголовно православными консерваторами, но направляются они бизнесменом именно с такими взглядами. Екатеринбуржцам нужно мощное движение, чтобы защищаться не только от государственного, но и от «титушного» насилия.

Сегодня у протеста против застройки сквера ограниченная программа. Мы горячо приветствуем требование городского референдума и борьбу за его проведение — он не только позволил бы демократически решить судьбу центра Екатеринбурга, но и стал бы важной победой. Городом, районом, любой территорией, на которой проживает сообщество, должно управлять оно само — иногда это может быть референдум, но системно ситуацию может изменить только борьба за своих независимых от крупного бизнеса представителей. Избиратели должны иметь право отзывать своего представителя в любой момент по простой и понятной процедуре. Чтобы депутат не отрывался от избирателей, у него должна быть реальная средняя зарплата по региону — тогда у него будет стимул действительно работать над повышением благосостояния людей, не только через меры для роста зарплат, но и через расширение общественных благ: дешевого общественного транспорта, системы здорового и недорогого общепита, возврата к полностью бесплатному образованию и действенной бесплатной медицине. Противоречия со строительством храма вышли в острую плоскость, но сколько еще противоречий можно было бы разрешить действительно подконтрольной большинству (а не паре сотен бизнесменов и лоббистов) властью в интересах всех живущих от зарплаты до зарплаты!

Сегодня ни у кого нет сомнений в том, что дерзость РМК, властей и РПЦ, и пренебрежение волей огромного числа жителей Екатеринбурга не пройдет бесследно, а выступления против строительства храма продолжатся и наберут полную силу ближе к выходным. Разумеется, будучи лояльными бизнесу и более «высокой» власти, сегодняшние областные и городские чиновники не будут гнушаться разгонами, силовым подавлением протестов, цензурой, репрессиями против отдельных несогласных — и требование реальной свободы собраний и объединений должно быть центральным в любом подобном противостоянии. Протест не преступление!

Опыт борьбы вокруг Шиеса, где после многочисленных выступлений местных жителей приостановили строительство могильника для московских отходов, показывает, что широкая мобилизация — вот действительный ключ к успеху. Поэтому так необходимо организовывать в районах, на рабочих местах и в вузах комитеты борьбы для мобилизации коллег, соседей, одногруппников на протест. Как скандировали екатеринбуржцы: «Сегодня — забор, завтра — Путин!». Сделать этот лозунг реальностью может только решительное, организованное и массовое движение всех живущих от зарплаты до зарплаты, от стипендии до стипендии, от перевода денег родственникам до платежа по кредиту, от скидки в Магните до скидки в Перекрестке. Драма вокруг храма дает на это надежду!



Апдейт от 16 мая. Храм-на-дубинках

Вчера в Екатеринбурге на продолжающейся третий день акции против постройки храма в сквере было задержано, по разным данным, от 61 до 68 человек. Тактика силовиков была построена на провокациях — людей теснили из сквера сразу после взрывов петард, которые хлопали с определенной периодичностью. По некоторым сведениям, часть петард действительно была кинута из толпы в сторону ОМОНа, а часть взрывали за забором, который ОМОН охранял. Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков сегодня утром заявил, что считает оправданным применение силы полицией в Екатеринбурге: Силовой сценарий оправдан, когда речь идет о провокациях. Там тоже не обошлось без тех, кто провоцирует, это вызывает соответствующие действия силовых ведомств. Однако судя по всему, провокациями занимаются сами силовики. Более того, в телеграм-каналах появляются видео с перемещениями военных внутренних войск на грузовиках — как пишут, они были сняты сегодня утром на трассе Нижний Тагил — Екатеринбург.

Административные сроки от 2 до 10 суток уже впаяли более чем десятку участников акции 14 мая. За несколько часов среди ночи на передачи им еды и питья в камеры было собрано более 200 тысяч рублей — организаторы сбора даже специально объявили о его приостановке.

В адрес людей, которых консервативные активисты и провластные СМИ считают лидерами протеста, продолжают поступать угрозы. Ринат Низамов, директор сети городских порталов издательства Hearst Shkulev Media (владеет крупнейшим городским сайтом новостей Екатеринбурга, Е1), который в личном качестве открыто выступает против застройки сквера, написал об учащении угроз в соцсетях и о распространении фейка о том, что его якобы пырнули ножом на парковке. В одном из постов его обвиняют в организации террористической атаки на православных людей.

Вице-губернатор Свердловской области Сергей Бидонько встретился с ректорами вузов, которые якобы сами обратились к властям в связи с массовым участием молодежи в акциях протеста. Встреча прошла за закрытыми дверями, но после нее Бидонько заявил прессе, что зачастую они [молодёжь] не до конца понимают, что стоит за участием в незаконных акциях и к чему это приводит. Сложно не расценить эти слова и саму встречу как угрозу студенткам и студентам и подготовку репрессивных мер по давлению на учащихся со стороны вузовских администраций. Также мэрия Екатеринбурга отменила общегородской школьный выпускной на Екатеринбург Арене, который проходил до этого каждый год. Возможно, власти не хотят сами создавать ситуаций, когда большое количество молодых людей собираются вместе. Пойдут еще после выпускного к скверу!

Противостояние приобретает открытый классовый характер. Как выяснил The Bell, за проектом строительства храма в Екатеринбурге стоит не только православное меценатство, но и бизнес-план. Согласно проекту, прошедшему «общественные слушания», планируется застроить целый квартал у Октябрьской площади. Храм появится на месте сквера, а участок напротив займет «многофункциональный центр» высотой до 30 этажей с жильем, офисами, фитнес-центром и подземным паркингом, а также «озелененной эксплуатируемой кровлей». Адрес для строительства собора и МФЦ указан один и тот же. В документации, которая уже утверждена городскими властями, отмечается, что для устройства инженерной и коммунальной инфраструктуры нужно снять ограничения с нескольких расположенных рядом объектов культурного наследия XIX–XX веков. Кроме этого, в составе квартала запроектированы девять жилых домов высотой от 2 до 42 этажей, несколько открытых автостоянок и «многофункциональная общественно-деловая зона». Возводить все эти приложения к религиозному «подарку городу» собирается все то же ООО «Храм святой Екатерины», связанный с владельцами корпораций УГМК и РМК. При этом Дмитрий Песков сегодня утром заявил, что информация, что храм является лишь частью большого плана застройки и там предусмотрены еще другие здания и центры, не соответствует действительности.

Уже нет никаких сомнений, что если даже храм построят, это будет место, про которое все будут говорить «Ну, помнишь, из-за него буча была». И теперь мы знаем, почему. РПЦ обнажила свой беспринципный союз с крупным бизнесом ради усиления влияния на самые социально отсталые, консервативные слои населения, теряет влияние на молодых и тащит за собой и светскую власть. Последняя совсем не монолитна в поддержке церкви. В Красноярске мэр уже отреагировал и отозвал решение о строительстве храма в местном городском сквере. Депутат Госдумы от Свердловской области Андрей Альшевских написал в своем Фейсбуке, что собирается сегодня прилететь в Екатеринбург и прийти на акцию — «пообщаться».

От сотрудничества с РМК и УГМК начал отказываться бизнес помельче. Владелец кафе Falafel Brothers заявил, что его компания не будет участвовать в фестивале, спонсором которого являются металлургические корпорации. Известная на Урале сеть парфюмерных магазинов «Золотое Яблоко» открыто призвала в своем инстаграме (2,4 млн подписчиков) выходить в сквер на вчерашнюю акцию. Несмотря на то, что мнение мелких и средних компаний не может быть драйвером протеста и уж тем более фактором успеха движения за более системные изменения (например, борьбы за референдум или реально работающую представительную демократию), это хороший показатель самой возможности крупной мобилизации именно сейчас.