Socialist
News




Клэр Дойл

Франция перед политрясением

Левый кандидат получает поддержку на фоне роста поляризации в обществе

На фото выше Жан-Люк Меланшон

Президентская гонка во Франции берет головокружительный темп и становится намного более непредсказуемой. Более 30% избирателей говорят, что еще не решили, кого будут поддерживать и за кого в конце концов голосовать. Только растущее недовольство нынешней ситуацией во Франции за две недели до первого тура нашло отражение в резком росте популярности левых и социалистических кандидатов в последние несколько дней, особенно после теледебатов. Все больше одобрения вызывают те, кто уже давно заявлял: примелькавшиеся кандидаты из высших слоев общества, кто живет в роскоши и рассказывает остальным, что надо просто усерднее работать — должны уйти.

Так, поддержка Жана-Люка Меланшона из движения «Непокоренная Франция» более чем удвоилась в последние две недели марта. Его мощная кампания против сокращения социального бюджета и последствий работы нынешнего правительства увеличила его личный рейтинг одобрения с 19% до 47% (не путать с рейтингом как готовностью проголосовать на выборах — прим. ред.). Кандидат же от правящей так называемой Социалистической партии Бенуа Амон, проигрывает кампанию именно из-за непопулярных решений своей партии в пользу крупного бизнеса, которые та проводила на протяжении многих лет.

Французский капитализм со всеми своими защитниками, «говорящими головами» и обилием представителей в парламенте не может предложить выхода из стагнации, безработицы, падения уровня жизни и не может уже обходиться без все более авторитарного стиля управления. «Бомбардировка мукой» Франсуа Фийона, главного кандидата от правой Республиканской партии в минувший четверг — лишь одна из множества низовых акций, которые демонстрируют неприятие людьми давних и засидевшихся представителей истеблишмента.

Четвертого апреля прошли вторые теледебаты этой президентской гонки, в которых участвовали все 11 заявленных кандидатов. Очное противостояние окончательно смешало карты большей части выдвиженцев от элиты. Меланшон, напротив, укрепил свои позиции, произнеся впечатляющую речь о необходимости отобрать рычаги власти у банкиров и крупных корпораций, вернув благосостояние работающим людям. Кандидат от Новой антикапиталистической партии Филипп Путу, рабочий на заводе Ford и сын почтальона, по французскому выражению, спустил кота на голубей. Атакуя изнеженных богатством и коррумпированных политиков, чьи руки постоянно ныряют в бюджет — особенно это касается Фийона и Ле Пен, — Путу говорил о непреодолимой разнице между их жизнью и жизнью на зарплату рабочего и без иммунитета от судебного преследования.

Всего за две недели до первого тура голосования, который пройдет 23 апреля, за Меланшона готовы проголосовать 17% избирателей — против 19% сторонников Фийона. И первый вполне может обойти второго. Опрос, проведенный после вторых теледебатов показывает, что Меланшону удалось убедить 25% из шести миллионов смотревших, тогда как самый успешный правый кандидат — ультраправая Марин Ле Пен — набрала только 11%.

Кампания Меланшона активно использует новые коммуникационные технологии, соцсети и проводит успешные массовые акции. Это помогает обозленным французским рабочим и молодежи обрести голос среди голосов элиты, живущей в достатке, хотя большинство сталкивается с урезанием бюджетов и безработицей. Как написала 6 апреля Daily Telegraph, агонизирующая Социалистическая партия больше не может удерживать и вести за собой свою электоральную базу — рабочий класс... после несбывшихся обещаний кейнсианской рефляции и вала рабочих мест. (Это похоже на то, что случилось с правительством Миттерана, которые в 1981 году начали с активного противостояния банкам и крупному бизнесу, а закончили беспрекословным следованием их указаниям). Во Франции 4,5 миллиона безработных (в два раза больше, чем в других крупных европейских странах) и среди них — четверть всей французской молодежи.

К концу марта официальный кандидат от правящей партии Бенуа Амон был обойден Меланшоном, своим намного более левым соперником, после того как они не смогли договориться о проведении совместной кампании по общим для них требованиям. Напомним, что Меланшон в 2008 году вышел из Социалистической партии после 35 лет членства, критикуя ее за ведение политики в интересах бизнеса. В 2012 году он уже принимал участие в президентских выборах и получил 11% голосов в первом туре.

В последние годы Меланшон пытался сформировать «Левый фронт» с Коммунистической партией, экологами и другими политическими движениями, но проект был провален коммунистами из-за их альянса с Социалистической партией на национальном и местном уровнях. Сам Меланшон, хотя и был популярен среди рабочих и рано начал избирательную кампанию, не смог быстро собрать альтернативную организацию. Ни его Партия левых (которую он основал в 2008-м), ни его совсем новый проект «Непокоренная Франция» не имели эффективной структуры отделений и активистской организации для выработки своей политической повестки.

Но недавний призыв 65-летнего политика к «революции граждан» увеличил движение в его поддержку до трети миллиона членов. На его ютьюб-канал подписано 260 тысяч человек (больше чем на каналы всех остальных кандидатов вместе взятых; за неделю с момента оригинальной публикации этой статьи число подписчиков выросло до 285 тысяч — прим. пер.). Меланшон смог вывести десятки тысяч человек на свои встречи с избирателями — личные или в виде голограммы! Почти 110 тысяч маршировали с ним к Бастилии 19 февраля, в день памяти Парижской коммуны 1871 года.

Меланшон на демонстрации памяти Парижской коммуны

Десятки тысяч стекались послушать, что Меланшон скажет о проблемах сегодняшней Франции — на его последних встречах людей было больше, чем у любого из кандидатов справа и слева. Даже у Марин Лен Пен, которая до нынешнего момента выглядела той, кто абсолютно точно попадет во второй тур.

Программа Меланшона включает повышение минимальной зарплаты на 15%, сокращение рабочей недели до 32 часов, шестинедельный оплачиваемый отпуск, понижение пенсионного возраста до 60 лет и жесткую прогрессивную шкалу налогообложения со стопроцентным налогом на доходы, в 20 раз превышающие медианный показатель. Он называет ЕС неолиберальным блоком, заставляющим правительства вводить меры по урезанию бюджета, выступая также за выход из НАТО. Тем не менее Меланшон, бывший троцкист, все же не говорит о возможности социалистической альтернативы для Европы. Он также не доходит до предложения национализации банков, корпораций и производств, не предлагает демократического планирования экономики. Но именно его идеи и энтузиазм, бесспорно, делают его столь популярным среди французского рабочего класса.

В одном из недавних опросов, не имеющих прямого отношения к грядущим выборам, французы назвали именно Меланшона политиком, который должен играть важную роль в будущем. Эммануэль Макрон и Марин Ле Пен, долгое время считавшиеся той самой парой, которая сразится во втором туре выборов, не выглядят для французов столь «перспективными».

Бывшие правящие партии французских правых и «левых» сейчас настолько дискредитированы, что, похоже, их кандидаты не пройдут во второй тур и не займут президентский пост. Это будет беспрецедентное событие с установления 1958 году Пятой республики Шарлем де Голлем. Раскол того, что раньше называлось французской социал-демократией, назрел и выглядит решенным делом. Идет и дезинтеграция голлистских правых. Сайт National Review замечает, что многие избиратели в настроении „сжечь все это [нынешнюю политическую систему] дотла“. Результатом грядущих перемен может стать возможность построить настоящее левое социалистическое движение.

Недовольная Франция и поляризация общества

Прошлой весной Франция была охвачена волной забастовок и массовых демонстраций. В этом апреле страна остается в политическом смятении. За этими метаниями и непредсказуемостью — напряженная социальная ситуация.

Чрезвычайное положение, введенное после террористических атак в ноябре 2015-го, все еще остается в силе, и зачастую по улицам ходит огромное количество вооруженных полицейских. В марте вспыхнули беспорядки в социально изолированных пригородах Парижа. Не уменьшается число небольших, но ярких забастовок — локальных ответов на снижение зарплат и ухудшение условий труда, сокращения в сфере обслуживания и высокомерное отношение со стороны работодателей. По выражению The Economist, сейчас Франция возводит элиты на костер.

Перед первым туром крайне правая Ле Пен выглядит кандидаткой, которая точно пройдет во второй. Большинство опросов, тем не менее, показывает, что она не сможет одержать окончательную победу, кем бы ни был ее соперник. Этим вторым кандидатом вряд ли окажется кто-то из представителей «традиционных» левых или правых партий, а голоса их разочаровавшихся сторонников могут достаться «независимому» Эммануэлю Макрону. При этом окончательный результат этого беспокойного противостояния никак нельзя считать предрешенным. Как написала в прошлом месяце авторка Guardian Натали Нюгейред, низкая явка во втором туре в сочетании с очевидной политической поляризацией, скандалами или даже хуже — вспышками насилия, вполне могут сделать возможной победу Ле Пен.

Рынки уже начали просчитывать последствия от победы Ле Пен. Помимо ее анти-иммигрантских и анти-мусульманских взглядов, она не раз высказывалась о том, что проведет референдум о выходе из Евросоюза, зарабатывая очки среди тех избирателей, кого достала неолиберальная политика ЕС в целом. Она говорит, что евро был использован как оружие против таких стран как Греция, чтобы заставить их выполнять спущенные из ЕС программы сокращения бюджета. Ле Пен предлагает отказаться от евро в пользу франков, организовав «параллельную» валюту вроде существовавшего раньше ЭКЮECU — European Currency Unit — европейская денежная единица. Валюта, которая была в обороте на территории ЕС в 1979-1998 годах и предназначалась для безналичных расчетов крупных фирм и государств. Она являлась примерным эквивалентом корзины валют стран, входивших тогда в соглашение о ЭКЮ и обменивалась на валюты этих стран в зависимости от их «веса» в общей экономике всех стран соглашения.. Отнюдь не все сторонники «Национального фронта» поддерживают такую политику, и только пятая часть всех избирателей считает нужным выйти из ЕС.

Патрик Дженкинс (Financial Times, 21.03.2017) пишет, что если Франция покинет ЕС и зону евро, это приведет к концу евро как таковому. Цитируя исследование Autonomus, такой шаг Франции обойдется европейским банкам в 820 млрд. долларов — наравне с потерями США в субстандартном кризисе 2007-2008 годов. Это станет следующим LehmanLehman Brothers — один из крупнейших инвестиционных банков США, банкротство которого 15 сентября 2008 года ознаменовало переход кризиса конца 2000-х годов в острую стадию.-моментом, который сделает глобальную рецессию неотвратимой. В той же статье говорится, что хотя победа Ле Пен в конечном счете не очень вероятна, сегодня традиционным опросам становится сложно доверять.

Ле Пен буквально хвастается тем, что отданный за нее голос станет голосом против истеблишмента, намекая на «неожиданные» результаты референдума о Брекзите и президентских выборов в США. Она видит себя защитником национальных интересов Франции, ставя их впереди глобальных, поддерживает французских рабочих, противопоставляя их иммигрантам, и говорит о помощи малому бизнесу в противовес крупному.

Ее политика является не открыто фашистской, но совершенно реакционной — как в том, что происходит внутри страны, так и в ее откликах на внешнеполитические события. Посетив недавно Путина, она выразила одобрение наиболее правым его решениям и пообещала помощь в снятии санкций с России, наложенных из-за аннексии Крыма и участия России в конфликте в Донбассе. В вопросе санкций, кстати, ее позицию разделяет и другой правый кандидат, республиканец Франсуа Фийон.

Марин Ле Пен удалось замазать самые дикие черты образа старого «Национального фронта» и даже в течение своей кампании прикрыть само его название. Ее кампания называется просто «Марин!», претендуя, судя по слогану, на «Борьбу во имя народа». В то же время ее племянница Марион Марешаль-Ле Пен, депутат от Национального фронта от Воклюза, ведет жесткую кампанию против абортов и играет в кампании своей тетки роль инструмента сплочения сторонников жесткой линии (Financial Times, 01.04.2017). У самой Марин есть собственный мозговой центр из разнообразных экспертов, разрабатывающий планы на любой случай, включая даже вопрос о том, каким военачальникам можно доверять, если президент Ле Пен объявит военное положение.

«Социалисты»

Многие кандидаты, которые могли побороться с Ле Пен в первом туре, уже покинули президентскую гонку. Нынешний президент, Франсуа Олланд, ее даже не начинал. Он действительно не заслужил права выдвигаться на второй срок — и это беспрецедентный случай в истории Пятой республики. Несложно понять решение Олланда — на протяжении всего срока его рейтинг колебался далеко под отметкой в 50%, достигнув дна в 4% (еще раз прописью: четыре процента!) прошлой осенью.

Франсуа Олланд

Партия Олланда — так называемая Социалистическая партия — у власти уже пять лет. Она почти настолько же непопулярна, как и действующий президент, и грозит в самое ближайшее время развалиться и уйти с политической сцены. Сформированное ею правительство возглавляло страну в период почти полной остановки роста экономики (в среднем ВВП рос на 1% в год), сокращения рабочих мест, прекаризации молодежи и яростного социального недовольства, что стало прямым результатом неолиберальной политики этого правительства в интересах крупного бизнеса. Политические классы разделены как никогда, и страх правящего класса перед улицей физически ощутим — написал по этому поводу Тони Барбер из Financial Times.

После прошлогоднего массового уличного подъема против изменений в трудовом законодательстве, многие лидеры партии перестали надеяться на избрание в кандидаты в президенты на внутрипартийных праймериз. Среди таких оказался, например, бывший премьер-министр Мануэль Вальс. В конечном счете почти все кандидатуры, причастные к непопулярному правительству Олланда, снялись с праймериз в пользу наиболее левого кандидата Бенуа Амона, который отметился лишь совсем кратким пребыванием на посту министра образования. Его программа в большей мере адресована рабочим, молодежи и их повседневным нуждам — необходимости качественных рабочих мест, более высоких зарплат и социальных выплат. Амон также предлагает увеличить налоги для крупного бизнеса и тех компаний, которые сокращают рабочие места, роботизируя процессы производства или оказания услуг.

Макрон

Спустя несколько дней после этого решения Социалистической партии, бывший премьер Вальс объявил, что не будет поддерживать кандидата от своей партии, отдав предпочтение своему бывшему «товарищу» Эммануэлю Макрону, который выдвинулся как «независимый» кандидат. Меньше года назад Макрон вышел из Соцпартии в правом направлении, создав собственную партию «Вперед!». Все больше и больше «социалистов» объявляют о поддержке его кандидатуры, включая бывшего мэра Парижа и нынешнего мэра Лиона.

Эммануэль Макрон

Эммануэлю Макрону 39 лет, он самый молодой кандидат на этих выборах. За спиной у него опыт работы в банковской сфере и пост министра экономики в правительстве Олланда, куда тот пригласил Макрона проводить массовые сокращения государственных расходов. Макрон убежденный сторонник неолиберальной политики Евросоюза и его институтов в их нынешнем виде. Он предлагает начать со снижения налога на бизнес на 25%, затем срезать социальный бюджет на 60 млн. евро и сократить 120 тысяч госслужащих. Макрон вошел в Соцпартию и вышел из нее так легко, будто пассажир, пересаживающийся с одного поезда на другой — она стала для него только ступенькой в политической карьере, совершенно не имевшей отношения к его политической позиции. И это в том числе показывает, как далеко ушла сама бывшая партия Макрона от идей общественной собственности и планирования, которым когда-то следовала.

Республиканцы

Праймериз в главной правой партии Франции, недавно сменившей название на краткое «Республиканцы», также принесли сюрпризы. Два основных претендента — Ален Жюппе и Николя Саркози — потерпели поражение от «аутсайдера» гонки Франсуа Фийона. Последний пять лет был премьером в правительстве Саркози, привык носить костюмы за 13 тысяч евро и люксовые часы, а недавно получил в подарок от Владимира Путина бутылку Chateau Mouton Rothschild 1931 года — года рождения своей матери. Не отказываясь от роскоши для себя, для всех остальных он хочет программу «шоковой терапии» — урезание бюджета, дерегуляция бизнеса, отмена многих положений трудового кодекса, повышение пенсионного возраста и «реформа» нынешней довольно неплохой системы соцобеспечения. Фийон придерживается идей свободного рынка и любит поминать добрым словом Маргарет Тэтчер.

Фийон, представляющий «традиционных» правых, на протяжении долгого времени считался наиболее вероятным соперником Ле Пен во втором туре. Но, как отмечает Le Monde, его популярность снижается с каждым опросом общественного мнения начиная с прошлого декабря.

Франсуа Фийон

Недавние разоблачения сатирического еженедельника Le Canard Enchaine нанесли кампании Фийона удар, от которого политик вряд ли сможет оправиться. Оказалось, что он платил из государственной казны зарплату своей жене за фейковую работу — в сумме получилось больше 700 тысяч евро. Чуть позже вскрылись факты о похожих историях с оплатой «работы» его детей. В довершение всего стало известно о том, что Фийон получил 50 тысяч евро за «организацию» встречи ливанского нефтяного магната со своим давним знакомым Владимиром Путиным. Звезда Фийона на общественно-политическом небосклоне Франции окончательно закатилась.

Патриции из числа французских правых и раньше не очень-то охотно поддерживали Фийона. Теперь же они покидают его лагерь со скоростью детонации тротила. Сам Фийон остается непреклонен, мол, буквально миллионы избирателей, которые пока колеблются отдать за него голос, придут к нему 23 апреля — Потерявшаяся овца да вернется в лоно (из интервью Le Monde от 1 апреля). Но это лишь деланное беспечное насвистывание, чтобы окончательно не потерять лицо. Многие, кто проголосовал бы за республиканского кандидата, теперь заявляют о том, что в первом туре поддержат «центристского» Макрона. Это еще раз показывает, какую неоценимую услугу и безопасную гавань предложил классу капиталистов «независимый» экс-«социалист» Макрон.

Дилемма второго тура

Дилемма, которая встала несколько месяцев назад перед рабочими и молодыми людьми, которые перестали верить Социалистической партии, была даже не в том, за кого из нескольких левых кандидатов проголосовать в первом туре. Коль скоро правящая партия потеряла все очки и вряд ли пройдет во второй тур, главный вопрос был в том, смогут ли рабочие и студенты заставить себя проголосовать за представителя боссов от «Республиканцев», чтобы не дать прийти к власти крайне правым? Сейчас выбор стоит уже между Макроном и все той же Ле Пен. Первого многие считают выскочкой с антирабочей программой и вряд ли согласятся голосовать за него.

Последние опросы показывают, что миллионы избирателей, от правых до левых, подумывают о том, чтобы отдать свой голос во втором туре за Ле Пен, если их кандидат вылетит после первого — написала 3 апреля Financial Times. Газета добавляет: Неприятие мейнстримных политиков и истеблишмента настолько велико, что Ле Пен может стать вариантом протестного голосования. Ещё больше избирателей говорят, что даже не планируют голосовать. Студенты и молодые рабочие, которые ненавидят Ле Пен за ее программу в отношении мигрантов и мусульман, пойдут дальше. Они покажут свою злость, выйдя на улицы еще до второго тура. «Революционная левая» (Gauche Revolutionnaire) — секция Комитета за Рабочий Интернационал во Франции — уже готова к такому развитию событий и будет на месте протестов, призывая к массовому движению против всех представителей от капитала.

Что касается самого голосования, «Революционная левая» призывает голосовать за Меланшона в первом туре и бойкотировать второй (но, конечно, не в случае, если Меланшону удастся сотворить чудо и все-таки выйти в плей-офф). Хотя «Революционная левая» понимает, что многие рабочие и молодежь пойдут, зажав носы, голосовать за любого кандидата против Ле Пен, организация считает, что наиболее важной задачей станет построение новой массовой социалистической силы в период сразу после выборов. Это будет призыв ко всем, кто голосовал за Меланшона и других левых кандидатов и кто участвовал в уличной борьбе в последние годы. Это будет обращение и к тем рабочим и молодежи, кто вообще решил держаться подальше от кабинки для голосования, не видя никакого соответствия между своими интересами и выдвинувшимися кандидатами.

Трагизм нынешней ситуации придает то обстоятельство, что довольно большой слой молодежи был активно вовлечен в кампанию Ле Пен. Национальный фронт стал партией номер один среди 18-25-летних — той возрастной группы, которая обычно почти не ходит на выборы по сравнению с более старшими французами. Многие из этих молодых людей говорят, что не особенно поддерживают программу Национального фронта, но хотят проголосовать против самой системы.

Обычно представителями таких антисистемно настроенных людей становятся левые и правые популисты, однако Нацфронту удалось представить себя более решительными в проведении радикальных изменений для улучшения уровня жизни населения, чем любая другая партия. Это обстоятельство само по себе — обвинительный приговор всем партиям так называемых левых, которые удовлетворились возможностью примкнуть к влиятельному истеблишменту, а не вдохновляли выросший слой недовольных идеями социалистического изменения общества.

В 2002 году партии левее про-капиталистической Соцпартии получили около 4 миллионов голосов — 3 млн. получили троцкистские кандидаты, еще 1 млн. набрали коммунисты. Даже в предкризисном но все еще сытом 2007-м общее количество голосов за левые кандидатуры было близко к 3 миллионам. Но троцкисты не сумели сформировать новую силу, обратившуюся бы к рабочему классу с четкой антикапиталистической программой. Сегодня же нет ничего, что помешало бы приливу политической поддержки программы Меланшона вылиться в настоящее социалистическое движение, которое смогло бы вернуть в конструктивное русло изменения общества тех, кто временно примкнул к крайне правым просто ради бунта против системы.

Выборы законодательной власти

После президентских выборов встанет вопрос формирования парламента и правительства, с которыми будет работать новый президент Франции. Всеобщие выборы в Национальную ассамблею пройдут 11 и 18 июня.

Победа Макрона в президентской гонке, на сегодняшний день, выглядит наиболее вероятным результатом выборов, что совсем не радует организованный французский рабочий класс. Макрон окажется без поддержки собственной партии «Вперед!» в парламенте, где у нее нет ни одного места. Но это не остановит его от создания межпартийных альянсов с целью воплотить свою программу «неолиберализм-лайт».

Марин Ле Пен

Марин Ле Пен заявляет, что ее партия (у нее всего два депутата в нынешнем парламенте и представители в нескольких советах городов) выставит по кандидату в каждом из 577 избирательных округов на выборах в Ассамблею. Но у Нацфронта нет денег на то, чтобы одновременно вести две общенациональные кампании. (Хотя они могут запросить еще один кредит у российского банка!)

Нацфронт определенно заработал немало политических очков в последние пару лет, особенно в районе французского «ржавого пояса» на северо-востоке и продолжает сохранять заметную поддержку в части южных регионов. Таким образом, избрание Ле Пен на президентский пост хоть и маловероятно, но возможно; не менее серьезной задачей станет для нее в таком случае создание работающей коалиции с другими силами для получения большинства в парламенте. Ле Пен также пообещала, что если после ее прихода к власти референдум о выходе из ЕС (который она намеревается провести через полгода после избрания) провалится, она уйдет в отставку и поборется за это в другой раз.

Нужна борьба за социализм

Самой важной задачей сегодняшнего дня во Франции, как и во многих других странах Европы, является создание новой социалистической партии рабочих и молодежи. «Революционная левая» поместила на передовицу своей газеты Egalite необходимые социалистические требования, до которых не доходит Меланшон. Она также объясняет, какие шаги нужно предпринять движению Меланшона «Непокоренная Франция» чтобы создать массовую партию рабочего класса.

Следующие три недели покажут, какие землетрясения переживет французский политический ландшафт. Но пока мир находится в затяжном политическом и экономическом кризисе, легендарная боевитость французских рабочих и студентов может зажечь маяк для всего мирового рабочего класса. И, сделав верные политические выводы, они смогут показать путь социалистической трансформации всего общества.