Socialist
News




Лейла Мессоди, Революционная левая

Во Франции новый бизнес-президент

Но 12% испорченных бюллетеней показывают, что французам это совсем не нравится

Эммануэль Макрон — самый молодой президент в истории Франции, который ни разу еще в своей карьере не участвовал в выборах ни на каком уровне и победил, не состоя ни в одной партии. Еще недавно он был аутсайдером, но обошел как «левых» (Социалистическую партию, из которой вышел совсем недавно), так и умеренно правых (Республиканцев) и вышел во второй тур, где оказался лицом к лицу с Марин Ле Пен из «Национального фронта». Не имея явно антирабочего имиджа, он тем не менее может оказаться волком в овечьей шкуре для французского рабочего класса.

Многие вздыхают с облегчением от того, что крайне правые потерпели поражение, а проевропейские политики радуются из-за отступления угрозы развала ЕС и краха евро. Однако избрание Макрона вовсе не означает окончательного преодоления глубокого кризиса и раскола во французском обществе. Эммануэль Макрон — выходец из одной из крупнейших банковских организаций мира, Rothschild Group. Уже выйдя из Социалистической партии, он был приглашен Олландом в правительство на пост министра экономики, чтобы проводить жесткую неолиберальную политику, которая принесла столько проблем французским рабочим и молодежи.

Президент Макрон может столкнуться с массовой оппозицией как на улицах, так и на выборах в парламент в июне этого года. Как объясняет в заявлении «Революционная левая» (КРИ во Франции), семь миллионов голосов, отданных в первом туре выборов за Жан-Люка Меланшона, отражают огромный потенциал для социалистических идей.

Президентские выборы во Франции продемонстрировали исторический уровень неприятия «традиционных» партий. Уже в первом туре выбыл представитель правящей так называемой Социалистической партии Амон и коррумпированный кандидат от правых Фийон, побивший на внутрипартийных праймериз Республиканцев бывшего президента Саркози. Сила накопившегося социального гнева вылилась в семь миллионов голосов, отданных за Меланшона, чья программа предполагала полный отказ от политики сокращений и ухудшения условий жизни и работы за счет радикального повышения налогов для богатых — до 100% сверх определенной суммы. Но этих голосов оказалось недостаточно, чтобы преградить путь Ле Пен и Национальному фронту, под ее руководством «обновившем» свои взгляды. Она сумела выйти во второй тур и побороться против представителя правящих классов Эммануэля Макрона.

Макрон выиграл с двойным отрывом, получив 66% голосов против 34%, отданных за Ле Пен. Кто-то может подумать, что капиталистам удалось привести к власти свою марионетку и теперь он продолжит проводить политику сокращений и репрессий против рабочих, молодежи, безработных и иностранцев. Но это вовсе не гарантировано!

Рекордный уровень «чистых» бюллетеней

Число чистых или испорченных бюллетеней во втором туре составило 12% — это исторический рекорд для Франции. Этот факт обратил на себя внимание СМИ, хотя публиковать данные о количестве чистых бюллетеней раньше было не принято. Если добавить сюда 34% избирателей, вообще не пришедших на участки во втором туре, то получится, что 16 из 47 миллионов зарегистрированных избирателей не захотели делать «выбор» между Макроном и Ле Пен.

Это — явный признак того, что у Макрона очень слабая база для правления и что грядущие месяцы и годы будут весьма нестабильными. Стоящая за процентами реальность далеко на так великолепна. Макрон получил 20,4 млн. голосов, Ле Пен — 10,6 млн. Фактически, несмотря на угрозу прихода к власти Ле Пен, за Макрона проголосовали только 43,6% от общего числа зарегистрированных избирателей. Доступные на сегодня результаты опросов подтверждают: 43% из всех голосовавших за Макрона сделали это исключительно чтобы не дать выиграть Ле Пен и только 16% — потому что полностью поддерживают его программу.

Макрон: против рабочих и молодежи

Миссия Макрона — продолжать и усиливать ту политику, которую проводили Сарокзи и Олланд на протяжении 15 лет: против социальных служб и за облегчение сокращений на предприятиях, чтобы сделать рынок рабочей силы более гибким. Он уже анонсировал сокращение 120 тысяч рабочих мест в соцсфере на протяжении 5 лет. И чтобы проводить необходимые капиталистам в условиях рецессии законы, он будет использовать весь арсенал антидемократических процедур, закрепленных в конституции Пятой республики — как это делал премьер в правительстве Олланда Мануэль Вальс. Он хочет править при помощи президентских декретов, чтобы обойти парламент с его необходимостью обсуждения законопроектов. И первые из них уже на подходе и будут приняты в июне-июле: один о внесении антирабочих изменений в трудовое законодательство, другие — о пособиях по безработице и соцзащите.

Такая политика встречает массовую оппозицию, что и показали прошедшие выборы. Но эти гнев и оппозиционность должны получить политическое выражение, чтобы успешно отстаивать интересы рабочих, молодежи и большинства населения. Существует риск, что Национальный фронт будет искать способ использовать эту агрессивность по отношению к правящему классу, чтобы направить ее по ложному пути — в том числе через расизм и дискриминацию, обвиняя Макрона и окружающий его истеблишмент в «мультикультурализме», который якобы ведет ко всем проблемам Франции.

Положение правящих классов сегодня весьма и весьма нестабильно. Сегодня время выходить на улицы, чтобы ясно дать понять, что мы отказываемся от такой откровенно антисоциальной политики. Руководство профсоюзных федераций должно прекратить играть в молчанку в ситуации, когда анонсирован десяток поправок в трудовое законодательство при том, что всего лишь год назад недовольство значительно более «мягкими» мерами в похожем законопроекте Эль Хомри выводило на улицы миллионы людей. Мы должны организоваться и показать нашу коллективную силу не дожидаясь конца июня.

Ле Пен хочет стать единственной оппозицией Макрону. Не выйдет!

Для Ле Пен и Национального фронта выборная кампания была далеко не простой. Она надеялась использовать широкое недовольство простых людей и завоевать большинство в первом туре, но значительную часть голосов, на которые она рассчитывала, «съела» кампания Меланшона. Во втором туре ей удалось получить 10,6 млн. голосов, улучшив свой результат на 3,5 млн. — возможно, за счет голосов сторонников реакционных правых Фийона и шовиниста Дюпон-Айнана (получил в первом туре 1,7 млн. голосов). Были, конечно, и голоса тех, кто сознательно хотел поражения банкира Макрона, голосуя за Ле Пен — ничуть не менее капиталистического кандидата и худшего врага простых людей.

Сегодня она хочет попытаться полностью перестроить свою партию. В воскресенье Марин Ле Пен ясно анонсировала свой проект: за несколько месяцев создать новую партию, которая собрала бы вместе всех, кто против политики Макрона. Но эти планы вызвали оппозицию внутри самого Национального фронта, особенно среди сторонников еще более радикальной реакционерки Марион Марешаль-Ле Пен, которые без большого энтузиазма смотрят на сближение с некоторыми слоями «традиционных» правых. Противоречия внутри Национального фронта в том, что партия хочет извлечь выгоду из неудовлетворенности французов окончательными результатами выборов, но как организация она вряд ли способна позволить своим лидерам строить собственную карьеру. Эти трения могут усилиться, особенно когда начнет проявляться реальное сопротивление Макрону со стороны рабочих и молодежи, основанное на требованиях, противоположных требованиям Национального фронта (под каким бы именем он ни выступал).

Парламентские выборы-2017

Следующие общенациональные выборы пройдут месяц спустя — 11 и 18 июня, когда будут избираться члены Национальной ассамблеи. Уже очевидно, что они будут представлять собой 3-й и 4-й тур прошедших выборов, в которых найдут свое выражение гнев и воля к борьбе.

Сегодня как никогда рабочим, молодежи и жителям бедных районов Франции необходимо иметь свой политический голос, чтобы противостоять партиям капитала: движению Макрона «Вперед!», распадающейся Соцпартии, EELV (партия экологов, которая уже ищет союза с партией Макрона), Республиканцам и Национальному фронту.

Чтобы развить успех кампании Меланшона, предложившей реальную альтернативу нынешней французской политике, необходимы кандидаты, выступающие против сокращений и за социальные требования, и мы больше не можем позволить себе соглашений с партиями, которые проводят обратную политику. Необходимы кандидаты, которые будут бороться против сокращений и увольнений рабочих, например, в таких компаниях как Whirlpool или Tati, против демонтажа социальных служб и уничтожения окружающей среды, за увеличение зарплат и пенсий, сокращение рабочего времени и увеличение числа рабочих мест. Нужны кандидаты, полностью отличающиеся от коррупционеров и карьеристов из «Впереда», Республиканцев, «Социалистов» и Национального фронта, что мы могли бы продемонстрировать, установив для наших кандидатов зарплату на уровне обычного квалифицированного рабочего.

Мы выступаем за то, чтобы в каждом округе был только один кандидат, выступающий за эту программу. Это можно осуществить, если вести кампанию за одного из кандидатов, будь он от организации Меланшона «Непокоренная Франция» или от так называемой Коммунистической партии, в то же время оставляя за ними свободу действий в рамках этой программы, если они того пожелают. Соглашение должно быть достигнуто если и не в виде совместной кампании, то хотя бы в распределении избирательный округов. Этот момент является критически важным. Но если «коммунисты» потребуют себе, как это уже, кажется, и происходит, выставления своих кандидатов в большинстве округов, оставив «Непокоренной Франции» только те, в которых Меланшон получил меньше всего голосов на президентских выборах, никакого соглашения, к несчастью, не получится. «Непокоренная Франция» предлагает другой вариант — выбрать 26 выигрышных округов для них и 26 для «коммунистов», в которых не было бы конфронтации между двумя движениями.

Не надо дожидаться создания боевой левой организации!

Перед лицом политики, проводимой в интересах крупных боссов, на настоящих левых лежит огромная ответственность: они не могут отказаться работать на территории Национального фронта. Мы должны развивать тот протестный, альтернативный импульс, триггером для которого послужила избирательная кампания Меланшона. Видимый успех Меланшона в первом туре дал простым людям надежду и прогрессивную программу, в которой вся тяжесть перекладывается на тех, кто действительно несет ответственность за кризис: свербогатых, банки и крупных акционеров.

Меланшон был в шаге от того, чтобы победить Ле Пен в голосовании 23 апреля и это прозвучало как сигнал тревоги для СМИ, обслуживающих капиталистов (90% СМИ во Франции контролируются 9 миллиардерами). В разнузданных нападках на Меланшона журналисты дошли до того, что прямо уподобляли его Сталину — настолько велик был страх, что люди примут его социальную и политическую программу и попытаются воплотить ее на практике. Вечером после объявления результатов первого тура многие СМИ радовались, что удалось избежать второго тура Меланшон/Ле Пен или Меланшон/Макрон, что было весьма возможно!

Нам нужно создать новую политическую силу, способную организовать гнев и сопротивление вокруг экономической и социальной программы, направленной против тех, кто действительно виноват в ухудшении жизни людей — против капиталистов и их представителей. Сотни тысяч избирателей Меленшона хотят бороться за его программу. Чего не хватало в последние две недели кампании — это более структурированной организации «Непокоренных», которая могла бы еще более укорениться как боевое и энергичное движение против кандидатов от капиталистов.

Двигаться в этом направлении необходимо срочно, не только потому что парламентские выборы сами по себе требуют организации, но и потому, что яркая и ранняя избирательная кампания могла бы предотвратить получение Макроном большинства мест в Национальной Ассамблее. Это означает начало организованной борьбы против его политики, включая массовые демонстрации и дни забастовочных акций.

Мы выступаем за создание массовой политической силы для борьбы, новой подлинно демократической партии, объединяющей рабочих, молодежь и всех, кому надоел капитализм. Способов решения этой проблемы не так много. Мы должны бороться, чтобы положить конец капиталистической диктатуре, изъяв средства производства из рук капиталистов и взяв основные секторы экономики в общественную собственность под контролем и управлением всего населения. Эта новая политическая сила может быть создана путем массовой мобилизации и обсуждения программы, направленной против политики сокращений, а также на защиту демократического социализма против капитализма и диктатуры прибыли.

Меланшон и его кампания сделали большой шаг в этом направлении и теперь мы можем сказать, что капиталисты столкнулись с реальной оппозицией, которая будет расти и усиливаться.