Socialist
News




Роберт Бечерт, КРИ

Мировые отношения: открытый раскол в G7

Что будет после самого неудачного саммита в истории?

Фотография: Jesco Denzel — EPA-EFE/Shutterstock

Неудачный саммит G7 и «тарифная война» отражают приход «нового мирового беспорядка». Заявления Трампа об успехе его переговоров в Сингапуре с Ким Чен Ыном явно контрастировали с упадническим настроением других мировых лидеров накануне канадского саммита G7.

Нынешняя встреча «семерки» показала, что подобные переговоры становятся все более и более бессмысленными, поскольку уже не могут скрыть нарастающих противоречий среди старейших империалистических держав. Этого не наблюдалось с момента первого саммита в 1975 году. Сборищу лидеров ключевых капиталистических стран в действительности оказалось нечего сказать по важнейшим мировым проблемам. Ничто так не символизирует падение значимости G7, как отказ Трампа поставить подпись США под финальным коммюнике. Это столь же говорящий пример его политики «Америка превыше всего», как и введение повышенных таможенных пошлин на значительную часть китайского экспорта в США.

Наряду с введенными ранее пошлинами на импорт в США стали и алюминия, эти шаги породили среди оппонентов Трампа и в некоторых ключевых отраслях американского бизнеса закономерные опасения, что подобные меры могут спровоцировать начало «торговой войны» или как минимум поспособствовать дальнейшему снижению мировой экономики. Взятые вместе, эти и другие события (вроде усиления роли России на Ближнем Востоке и в некоторых других регионах) открывают новую главу в мировых отношениях.

Столкновения между отдельными лидерами вовсе не являются результатом исключительно невежества и эгоизма Трампа или его любви к фабрикации фейковых «фактов» и резким переменам политики. Они отражают более глубинные изменения в мировой экономике и политике, обострение соперничества и нестабильности в период, когда мировая экономика все еще не может выйти из последствий экономического кризиса 2007-08 годов.

Одним из фундаментальных сдвигов является подъем китайского капитализма и относительное ослабление империализма США. Это ослабление является одной из причин, почему Трампу пришлось прибегнуть к направленному против Китая повышению пошлин. Исторически ведущие мировые державы, вследствие лидирующего положения на мировом рынке, всегда выступали за режим свободной торговли — как, например, Британия в XIX веке. Сегодня период стратегического господства в международных отношениях, которым наслаждались США после распада СССР, подходит к концу. Однако, несмотря на экономический рост и увеличение влияния КНР в международных делах, США все еще остается ведущей мировой экономикой и наиболее мощной в военном отношении сверхдержавой.

Другими ингредиентами этой гремучей международной смеси являются обострение экологической ситуации, включая нехватку пресной воды. Рост населения в некоторых странах меняет региональный баланс сил, в том числе обостряя вопрос о будущем, которое ожидает десятки миллионов молодых людей, в том числе рожденных в «третьем мире».

Для молодежи всех стран особенно болезненным является вопрос о будущем трудоустройстве. Его сложность связана со структурными изменениями экономики в национальном и мировом масштабе, которые были вызваны развитием новых технологий, в особенности цифровых. Ключевой вопрос: кому достанется выгода от роботизации, замены многих профессиональных навыков алгоритмами и так далее — узкому слою капиталистической элиты или широкому человечеству? Вплоть до сегодняшнего дня все технологические изменения в конечном счете увеличивали прибыли и повышали конкуренцию между рабочими, снижая стоимость рабочей силы. Но сегодняшний сдвиг может, напротив, стать прорывом в труде, сократив не рабочие места, а часы работы при той же зарплате. Это возможно, но при каких условиях?

Глобальное семимильное движение к роботизации идет на фоне роста мировой экономики, хотя и более медленного, чем до кризиса 2007-08 годов. Однако значительная часть этого роста происходит за счет долгов, взятых в попытке преодолеть последствия кризиса. Только за 2017 год совокупный мировой долг увеличился на 20 трлн. долларов и составил 237 трлн. — примерно 30 000$ долга на каждого живущего на планете. Это усиливает опасения, что в один прекрасный момент может разразиться новый финансовый кризис.

ЕС как институт сталкивается со специфическими проблемами крупнейшего регионального «общего пространства» для переговоров между представителями правящих элит разных стран. Они вызваны противоречиями между странами-членами, «эффектом Брекзита», попытками предотвратить новый кризис евро, экономическими и политическими последствиями наплыва мигрантов и некоторым снижением международного влияния. Неслучайно новое итальянское правительство неожиданно положительно высказалось по поводу некоторых предложений Трампа на саммите.

Все это вместе взятое приводит к обострению соперничества между государствами и национальными элитами в стремлении сохранить или увеличить свою долю в медленно растущей мировой экономике, усиливая борьбу за рынки. Трамповское «Америка превыше всего» является всего лишь наиболее открытым и грубым выражением затаенных желаний многих капиталистов. Администрация Трампа, конечно, не прочь создать своими действиями «управляемый хаос», чтобы вывести из равновесия конкурентов и освободить американский империализм от некоторых ограничений, вызванных необходимостью координировать свои действия с другими государствами. Но правящий класс США является далеко не единственным, кто преследует свои собственные цели — Трамп в роли выразителя их интересов просто высказывается наиболее прямо и грубо. Германский империализм, например, в своем стремлении рулить ЕС действует сегодня гораздо более осмотрительно, но именно ему принадлежит ведущая роль в продавливании неолиберального плана для Греции в 2015 году.

Но действия Трампа, кроме всего прочего, направлены на сохранение его базы внутри США. Именно для этих слоев пишутся его твиты с ежедневным рационом хвастовства по поводу его «достижений» и популистскими нападками на его оппонентов. Наряду с откровенно правыми, значительную часть базы Трампа составляют люди, чей уровень жизни начал падать еще до кризиса и кто почувствовал полное игнорирование своих интересов со стороны истеблишмента. Таким образом, именно с оглядкой на них Трамп обещает «вновь сделать Америку великой» — что напоминает о временах, когда ситуация с занятостью и зарплатами была более благополучной — и лицемерно нападает на представителей правящего класса США, которые пытаются ему оппонировать.

Но во многих отношениях ситуация в США не уникальна. Гнев и отчуждение, которые подрывают существующие институты и структуры, включая парламенты и политические партии, существуют сегодня по всему миру. Уже накануне кризиса 2007-08 годов во многих странах неолиберальная политика и отступление рабочего движения привели к увеличению разрыва в благосостоянии между беднейшими и богатейшими, а также к снижению уровня жизни как рабочих, так и части среднего класса. С тех пор продолжительный кризис еще сильнее ударил по жизням тех, кто зависит от капиталистов, и привел к распространению «нетипичных» форм занятости — временных контрактов, поощряемых правительством схем удешевления рабочей силы и так далее — что совсем не сулит людям светлого будущего. Фактически, все больше людей задумываются, что их дети и внуки будут жить хуже, чем они, а молодые люди в развитых странах осознают, насколько тяжелее им придется в жизни, чем их родителям. Но растущее чувство гнева наводит людей и на мысль, что за кризис, в котором явно виновны не трудящиеся, должны платить правящие классы. Еще больше злит людей тот факт, что банки, которых они вполне справедливо считают главными виновниками кризиса 2007-08 годов, вновь стали получать высокие прибыли.

Другим источником раздражения стало то, что нынешний ограниченный рост во многих странах не привел к росту доходов и улучшению условий жизни ни рабочих, ни людей из среднего класса. Иными словами, потери последнего десятилетия далеко не скомпенсированы, а пояса остались такими же тугими, как были затянуты под уговоры политиков в 2008-м. В нынешней Германии, крупнейшей экономике Европы, при высочайшем уровне занятости, по оценке профсоюзов около 20% рабочих занято в низкооплачиваемом секторе.

В то же время, рост «поляризации богатства» продолжается и в международном масштабе. Политика «количественного смягчения» (quantitative easing, QE — советуем прочесть наш лонгрид о десятилетии кризиса, там можно узнать об этой политике больше), которую многие правительства проводили в надежде уменьшить воздействие кризиса, в действительности послужила облегчению кризиса только для правящего класса и даже обогатила его. По оценке Английского Банка, благодаря британскому аналогу QE в период с 2009 по 2014 год 10% богатейших семей дополнительно обогатились на 350 000 фунтов стерлингов каждая, то есть фактически получали по 1 345 £ сверх своего основного дохода в неделю!

С началом кризиса протесты, стачки, массовые демонстрации охватывали страну за страной, приводя к появлению новых политических движений. Однако все это не повлекло за собой решающих изменений. Причиной этого было отсутствие у подобных движений программы и/или желания бросить вызов всей капиталистической системе. Их провал, который наиболее ярко проявился в предательстве лидеров «Сиризы» (они согласились в 2015 году принять навязанные ЕС меры жесткой экономии), зачастую открывает дорогу правым популистам и крайне правым партиям. Эти силы спекулируют на реально существующих проблемах и страхах, но дают на них ложные ответы, прикрытые зачастую реакционной, националистической, разделяющей и стравливающей пропагандой.

Сама победа Трампа отчасти коренится в разочаровании — для многих американцев обещанная Обамой «надежда» не материализовалась — а также в открыто про-капиталистической кампании Клинтон. Хотя Трамп и представляет интересы некоторой части правящего класса США, его победа внутри Республиканской партии и само его президентство являются отражением того, насколько правящий класс в целом в настоящий момент утратил влияние на свои собственные государства. Конечно, и в прошлом нельзя было назвать капиталистических политиков и государственный аппарат прямыми марионетками правящего класса, но они в основном отражали его интересы, понимаемые в широком смысле слова. Сегодня же этого уже нельзя сказать, как минимум, в отношении правительств США, Британии и Италии.

Но события редко развиваются по прямой и по нарастающей. Победа Трампа стимулировала усиление оппозиции к нему внутри США, к тому же нельзя забывать, что на выборах он в абсолютных цифрах получил мало голосов избирателей и боится поражения на следующих выборах. В отчаянном стремлении сохранить свою базу он постоянно пытается представить себя «аутсайдером» и всегда готов обвинить других в собственных промахах.

Грубая тактика Трампа, что внутри, что вовне основанная на принципе «разделяй и властвуй», сама по себе является источником нестабильности и может спровоцировать наступление быстрых изменений.

Несмотря на свой международный характер и эффекты глобализации, капитализм все же пока коренится в национальных государствах, что порождает соперничество, столкновения и служит источником для периодически возникающих конфликтов и войн. Перед Второй Мировой такие столкновения были даже между недавними союзниками. В США, например, военные только в 1939 году прекратили систематически обновлять «красный план» на случай военного столкновения с Британией, но и после этого он хранился в готовности еще многие годы. Очевидно, что сегодня не существует никаких предпосылок для войны между Британией и США, но история продолжает играть свою роль. Например, недавно в рамках своей пропагандистской PR-кампании «Америка превыше всего» Трамп обвинил Канаду в сожжении города Вашингтон в 1814 году — хотя в действительности ответственность за это лежит на британской армии, вторгшейся в США.

Десятилетия, прошедшие с 1945 года, были отмечены глобальным противостоянием капитализма и сталинизма. Хотя сталинизм в действительности и не был социализмом, а представлял собой тоталитарный режим, выросший на почве произошедшей в России в 1920-е и 30-е годы контрреволюции, он все же на протяжении десятилетий оставался системой, построенной на иных принципах, чем капиталистическая экономика. Все это время, особенно после 1945 года, капиталисты жили в тревоге из-за того, что произошедшая в России и Китае трансформация могла послужить примером альтернативы капитализму. Существование некапиталистических, пусть и сталинистских, государств было фактором, сдерживающим соперничество и конфликты основных капиталистических держав. Но этот фактор исчез с коллапсом сталинизма в России и в Европе и с превращением китайского режима в специфическую форму государственного капитализма. Отчасти поэтому Трамп и его сторонники из правящего класса решили, что сейчас самое время начать контр-наступление на конкурентов.

Но подобная разрушительная политика не является достоянием одного Трампа. В ЕС происходит эскалация противоречий — и не только по вопросу о миграции, но и в связи с вполне возможным новым масштабным банковским кризисом. ЕС также может столкнуться с ситуацией, когда Италия и некоторые другие страны выберут Трампа в качестве противовеса Германии и Франции — отличный рецепт усиления столкновений.

Еще никогда с 1930-х годов международные противоречия капиталистов не носили столь явного характера. И хотя прямое военное столкновение между ведущими капиталистическими державами сегодня маловероятно, нельзя исключать усиления региональных конфликтов, прокси-войн, а в дальнейшем — и столкновений между силами Китая и США.

Конечно, в подобных конфликтах с обеих сторон обычно нагромождаются тонны лицемерия. Капиталистические медиа обвиняют Трампа за отказ поднять вопрос о правах человека на встрече с Ким Чен Ыном, но в то же время забывают, например, о молчании своих собственных правительств по вопросу о правах человека в Саудовской Аравии и других диктаторских режимах Залива.

Растущая в США поляризация показывает, как политика Трампа, обогащающая его семью, и его поведение провоцируют рост оппозиции. В то же время, комбинация слабого роста и всплеска прибылей у отдельных компаний в США начинает вдохновлять рабочих более активно отстаивать свои требования. Примечательно, что общее число членов профсоюзов в США за последний год выросло на 262 тысячи человек, а 2/3 этих новых членов моложе 34 лет. В этом году мы уже стали свидетелями волны забастовок учителей, зачастую организованных снизу рядовыми членами профсоюзов, с требованиями увеличения расходов на образование, роста зарплат и улучшения условий труда.

Как в США, так и во всем мире растет страх, что политика Трампа, несмотря на его дружескую встречу с Ким Чен Ыном, может привести к усилению военных конфликтов, особенно на Ближнем Востоке. Это, наряду с его реакционной политикой, будет важным фактором в грядущих массовых протестах, ожидающих Трампа во время июльского визита в Британию.

В самих же США растущий интерес к социализму отражает поиск людьми путей нормального, сбалансированного развития общества. Среди тех, кто ищет альтернативу, существует понимание, что победы правых — сперва Буша-младшего, а теперь Трампа, — были результатом разочарования людей в президентских достижениях Клинтона и Обамы. Победа Трампа, как и успехи крайне правых в других странах, была связана с неспособностью как Клинтон, так и «традиционных» республиканцев противостоять правым популистам, националистам и крайне правым, эксплуатировавшим закономерный гнев и страхи людей.

Именно поэтому для противостояния катастрофам и потрясениям капитализма необходима социалистическая альтернатива. Она необходима для борьбы по таким важным вопросам как уровень жизни, угнетение, экология, демократические права, для противостояния политике крупного бизнеса. Настоятельно необходимо выработать тактику и стратегию для победы в этой борьбе. Но чтобы достичь реальных изменений, программа такой борьбы должна быть связана с построением движения, которое не зависит от капиталистов и противостоит их чудовищному по силе влиянию на политику и уровень жизни людей. Нашей перспективой должен быть конец капитализма и взятие ключевых экономических ресурсов под общественный контроль. Демократическое планирование позволит использовать эти ресурсы и человеческие способности в интересах всего человечества, а не 1% богатейших. Это тот взгляд, который пытается привносить в общественные движения Социалистическая Альтернатива в США и ее товарищи в КРИ по всему миру.