Socialist
News




Клэр Дойл

Франция восстала

Дух 68-го бродит по Европе

Желтые жилеты протестуют в Париже

Почти на протяжении месяца — с 17 ноября — Франция переживает практически беспрерывное восстание низов. По всей стране прокатилась огромная волна протестов, начавшихся с выступлений против повышения налога на дизтопливо, но быстро переросшая в восстание угнетенных против «президента богатых» Эммануэля Макрона.

Вечером 10 декабря, после целого дня переговоров между представителями бизнеса, правительством и профсоюзами этот наиболее непопулярный из всех президентов наконец-то прервал молчание и в своем обращении к нации признал, что «расстроил» людей. Подтвердив отмену повышения налога на топливо, он подчеркнул, что принял пакет мер стоимостью 10 млрд евро, включающий в себя: повышение минимальной зарплаты на 100 евро, пересмотр налогообложения пенсий, снижение налогов на оплату сверхурочных и стимулирование наиболее состоятельных боссов выплачивать своим работникам небольшие рождественские премии, если они могут себе это позволить!

Высокопоставленный крокодил-Макрон даже пролил несколько слезинок, но ни словом не обмолвился об отмене ограничений налогообложения сверхбогатых, введенных в первые дни его короткого «царствования». Представитель gilets jaunes (желтых жилетов) Летиция Дювалье, приглашенная дать комментарий основному телеканалу France2, воскликнула: Конечно, этого недостаточно! И добавила: Если он исчез из вида на несколько дней, то наверно только затем, чтобы взять несколько уроков актерского мастерства. «Почему мы должны его слушать, если он не хочет слушать нас?» — могли задаться вопросом многие, посмотрев эту передачу.

И на следующий же день, 11 декабря, вспыхнула новая волна протестов, включая ожесточенные столкновения с полицией при участии огромного количества студентов.

Массовая демонстрация желтых жилетов

Макрона в отставку!

Макрон и его партия La Republique en Marche (Вперёд, Республика!) находятся у власти всего 18 месяцев. Неважно, кем он себя считает — Юпитером или Наполеоном — но его отставки требует сегодня каждая демонстрация. Некоторые из демонстрантов являются ветеранами «месяца революции» 1968 года, когда судьба генерала Де Голля висела на волоске. Другие проводят легковесные аналогии с судьбой Людовика XVI, чьему правлению положила конец революция 1789 года.

Конечно, нынешние события это еще не революция, но это уже весьма значительное выступление обездоленных слоев населения, особенно в глубинке. Но оно все больше и больше начинает находить отклик у героического рабочего класса Франции.

«Невидимые» становятся видимыми, надев желтые жилеты — униформу нынешнего движения. Доброжелательная блокада дорог и автоматов по оплате проезда по всей стране стала новой, но уже хорошо зарекомендовавшей себя особенностью нынешнего движения.

Увеличение налогов на дизельное топливо — дешевый способ для правительства увеличить поступления в казну, делая при этом вид, что оно заботится об охране окружающей среды — стало последней каплей для французского общества, столкнувшегося с падением жизненных стандартов почти до нищенского уровня. По мере роста протестов, в которые включились люди различных политических убеждений, росли и их требования. К четвертой неделе протестов уже сообщалось о появлении хартии «предложений по выходу из кризиса».

Желтые жилеты блокируют пункт оплаты проезда

В разделе «Экономика/занятость» говорится о 40% росте минимальной зарплаты, повышении пенсий и других выплат, «массовой занятости» в госсекторе, строительстве 5 млн. новых домов.

В разделе «Политика» заявляются требования выхода Франции из ЕС, отмене всей приватизации, удаления всех «бесполезных» камер контроля скорости (!), реформы образования. Раздел «Здравоохранение/экология» требует 10-летней гарантии, чтобы покончить с моральным устареванием, запрета генно-модифицированных продуктов, канцерогенных пестицидов, монокультур, а также проведения реиндустриализации Франции, чтобы сократить вредные выбросы.

Раздел «Геополитика» выражает желание выхода Франции из НАТО, прекращения всех заграничных войн и разграбления франкоговорящей Африки... добросовестного соблюдения всех международных законов и подписанных договоров.

Желтые жилеты блокируют трассу

Кто на новенького?

К протестам, перекрытиям дорог и демонстрациям в Париже и по всей стране стали присоединяться рабочие. События во Франции, в свою очередь, воодушевили уставших от политики жесткой экономии и правительств для богатых рабочих и молодежь по другую сторону границы — в Бельгии и других странах. Если движение добьется решающей победы, оно может начать стремительно распространяться по всей Европе и даже за ее пределы. Рабочие и молодежь с завистью смотрят на склонность французов к решительному протесту. Египетский диктатор генерал Сиси накануне годовщины «Арабской весны» запретил продажу желтых жилетов и даже из иракского Мосула приходят сообщения о небольших протестах тамошних gilets jaunes.

Молодежь ввязалась в драку

10 декабря «восстание» получило новый импульс, когда к борьбе присоединились учащиеся, блокировавшие более 100 школ. Студенты злы на так называемую «реформу» образования, которая отнимает у них право поступления в университет без экзаменов. Вступление молодежи на сцену борьбы, несомненно, стало важным фактором, склонившим премьер-министра Филиппе к уступкам, о которых было объявлено во вторник 11 декабря.

Следом по всем СМИ стало распространяться шокирующее видео стоящих на коленях школьников, связанных или с руками за головой, над которыми возвышались полицейские в полном вооружении. Эта картина вызвала волну возмущения в том числе и за пределами Франции. На многих демонстрациях во многих городах на площадях разыгрывались целые театрализованные реконструкции «вооруженная полиция против детей».

Желтые жилеты на коленях в знак солидарности со школьниками

Первоначально gilets jaunes представляли обнищавший средний класс и бедные слои населения, сильно отчужденные от избалованной столичной буржуазии. Когда субботние демонстрации в Париже закончились насильственными столкновениями и поджогами некоторых символов роскошной жизни, демонстранты комментировали в СМИ: Сами бы мы не стали так действовать, но результат нам нравится!.

Плебейская природа изначально вовлеченных в движение слоев общества нашла свое выражение во враждебности по отношению к самодовольству богатых — так называемой «BoBo», буржуазной богемы Парижа и других городов — от которой они отчуждены. Популярность президента, которого рассматривают как представителя подобных людей, а не большинства народа, сегодня, согласно опросам, упала ниже, чем у любого из его предшественников. Его поддержка сегодня даже ниже тех 24%, которые он получил в первом туре президентских выборов 2017 года.

Его партия рассыпается, его правительство уже «потеряло» семь министров. Он еще может пожертвовать премьер-министром, как делали другие президенты, столкнувшись с массовыми выступлениями против их власти. Но Макрон уже отчаянно думает, как бы сделать так, чтобы следующей не скатилась и его голова.

Черты революции

Брутальное повсеместное использование сил государства против демонстрантов только увеличило решимость протестующих бороться до конца. Правящий слой общества в растерянности, какую тактику предпринять. Средние слои вовлечены в протесты. Силы государства перенапряжены и находятся в шаге от дезертирства.

Чего не хватает — так это массовой мобилизации той силы, которая способна изменить общество: рабочего класса на заводах, в депо, на станциях, в офисах, школах и больницах. Все эти рабочие уже выражают недовольство или боссами, или правительством, или ими обоими вместе. Многие из них уже вовлечены в решительные, но разрозненные забастовки и протесты.

Комитет за Рабочий Интернационал (КРИ) исходит из того принципа, что единственной силой, способной привести к решающей и окончательной победе над капиталистической системой, является рабочий класс, действующий под четким революционным руководством. Но как раз эти факторы и отсутствуют.

Крупнейшая профсоюзная федерация Франции — CGT — запоздало призвала к забастовкам и демонстрациям начиная с  пятницы 14 декабря, что даже и без призывов сверху может вылиться во всеобщую забастовку, как это уже было в 1968-м. Но, в свою очередь, и ограниченные акции могут иметь определенный успех, как в 1995-м, когда организованная забастовка и уличная мобилизация двух миллионов работников госсектора привела к провалу пенсионной «реформы» Жака Ширака и вынудила уйти в отставку его премьера Алена Жюппе. Стратегия (с обоих сторон) может привести к передышке на период Рождества, после чего в новом году наступит следующий раунд борьбы.

Желтые жилеты блокируют дорогу

Но что бы ни случилось, ясно одно: борьба с Макроном и его богатыми покровителями далека от завершения.

Жан-Люк Меленшон, лидер France Insoumise (Непокоренная Франция) и кандидат от левых на прошлых президентских выборах, получивший в первом туре 7 миллионов голосов, призвал протестующих сходиться в Париж и другие крупные города для «Пятого акта» субботних демонстраций. Он много говорит о продолжении «Гражданской Революции», не делая при этом конкретных предложений, как организовывать и развивать движение.

Программа и руководство

Силы КРИ во Франции — Gauche Revolutionnaire (Революционная Левая) — и сторонники из других стран принимают активное участие в движении: в перекрытиях дорог, в выступлениях в лицеях и массовых протестах. Они подготовили специальный выпуск своей газеты — Égalité — с призывом к однодневной всеобщей забастовке как следующему шагу в мобилизации для свержения ненавистного правительства.

Аппетит, несомненно, приходит во время еды, а успехи воодушевляют движение. Оно носит разрозненный характер, но природа его требований отражает существующий в обществе гнев против вопиющего неравенства — огромного роста богатств верхушки, в жертву которому всегда приносятся бедняки и рабочий класс.

Характерной чертой нынешнего движения являются широко распространенные комментарии ранее уютно себя чувствовавших представителей среднего класса о том, что сегодня они оказываются вытолкнуты в ряды рабочего класса. Этот процесс, происходящий в периоды всех капиталистических кризисов, был великолепно описан еще Марксом и Энгельсом в их «Манифесте Коммунистической партии», впервые опубликованном 170 лет назад. Сходные чувства и настроения служат основой для роста и правого, и левого популизма в разных странах, который идет рука об руку с сохраняющейся из-за последствий сталинизма враждебностью к организованным партиям из-за опасения диктуемой «сверху» системы принятия политических решений. Поэтому движение и носит разрозненный характер. Отсутствие лидеров в некоторых случаях является преимуществом, но в целом оно препятствует демократическому принятию решений и развитию кадров и руководства.

Протест желтых жилетов в Страсбурге

Марин Ле Пен, лидерка крайне правых, обвиняет в кризисе французского общества глобализацию и иммигрантов. Некоторые из протестов изначально имели оттенок таких настроений, но подобные взгляды были вытеснены настроем на общую борьбу против правительства.

Сегодня gilets jaunes действительно является движением tous ensemble («все вместе»). Критически важным элементом, способным превратить массовый гнев в силу, способную преобразовать общество на социалистической основе, является партия, ставящая себе именно такую ясную цель — а не только берущая название, лишенное всякого смысла, наподобие полностью дискредитированной Соцпартии Франции. Компартия Франции сегодня также уже не имеет той массовой поддержки, которой она пользовалась раньше, когда действительно была массовой партией рабочего класса. Но это также означает и то, что эти партии уже не смогут сыграть роль тормоза, удержав рабочий класс от взятия власти, как они это сделали в 1968-м.

Борьба за социализм

Одной из черт нынешнего движения является отсутствие лидеров. Как следствие, правительство не знает, с кем договариваться об отмене акций. У движения есть свои спикеры, вроде Бенжамина Кочи, который заявляет, что движение не удовлетворится крошками — ему нужен весь багет.

Как социалисты, мы могли бы спросить: а почему не вся пекарня? Макрон может «пожертвовать» своим премьер-министром. Он может даже сам уйти в отставку. Могут быть объявлены новые выборы. Но любое правительство, которое будет оставаться в рамках экономики, где командные высоты будут в руках частных собственников, вновь и вновь будет заставлять рабочих и бедноту расплачиваться за периодические кризисы, которые создаются богатыми.

Мы можем сказать: «Сегодня вы почувствовали свою силу. Так почему бы не установить связь между выборными комитетами на местном, региональном и государственном уровне и не сделать ставку на том, чтобы избавиться от правительства?». Жан-Люк Меленшон призвал к созданию Конституционной Ассамблеи. Так почему бы не сделать ее Ассамблеей восстания с демократически выборными представителями на всех уровнях, включая собрания на предприятиях, в офисах, в школах и в районах?

Подобные комитеты борьбы могли бы в дальнейшем превратиться в правительство рабочих и бедноты. Оно могло бы принять как свою программу все требования движения и взять в общественную собственность все банки и крупнейшие компании — знаменитые «CAC 40» — являющиеся основой французского капитализма и источником, откуда друзья Макрона с легкостью извлекают свои богатства. Лозунги революции 1789 года — Свобода, Равенство, Братство — можно защитить только на основе социализма.

Как говорится в специальном выпуске газеты Gauche Revolutionnaire, французскому движению необходимо связать нынешнюю борьбу за минимальную зарплату, за новое введение налога на богатых, за инвестиции в здравоохранение, образование и охрану окружающей среды с борьбой за социализм. Это влечет за собой стремление к обществу, экологичному и демократически планируемому в интересах всех, а не горстки сверхбогачей... подлинно демократическому, братскому и терпимому, свободному от войн, нищеты, расизма и сексизма.