Socialist
News




Пер-Оке Вестерлунд, Партия социалистической справедливости (ИСА в Швеции)

Капитализм заставляет расплачиваться сверхбогатых?

Байден, МВФ и налоги — социалистический ответ

Иллюстрация Tiago Hoisel

Почему вдруг МВФ, Джо Байден, правительство Великобритании и многие другие капиталистические учреждения и правительства начали выступать за повышение налогов? И решат ли такие меры какие-либо проблемы, которые накапливаются в капиталистической экономике?

За короткое время были озвучены следующие предложения:

— В ближайшие 4 года британское правительство консерваторов увеличит налог на прибыль корпораций с 19% до 25%

— Новый американский президент Джо Байден предлагает увеличить налог на прибыль с 21% до 28%, а также, в рамках финансирования плана развития инфраструктуры стоимостью 3–4 триллиона долларов, увеличить налог для тех, кто зарабатывает более 400 000 долларов в год. Кроме того, новая администрация хочет установить мировой (минимальный) процент налога на прибыль компаний

— Международный валютный фонд (МВФ) выступил за то, чтобы «лица с высокими доходами и компании, которые стали процветать во время коронавирусного кризиса, в знак солидарности платили дополнительные налоги».

Насколько большие политические изменения знаменуют эти предложения? Чтобы проиллюстрировать ответ, приведем один комментарий:

На прошлой неделе мне на глаза попался заголовок одного отчета: МВФ предупреждает об опасности сокращения государственных расходов и займов. Когда я прочел отчет, меня прямо оторопь взяла. Служа полвека или около того в качестве хранителя священного огня финансовой осмотрительности, МВФ говорил тем, кто определял политику богатых промышленно развитых стран, что они не должны чересчур волноваться из-за огромного наращивания госдолга во время ковидного кризиса. Джона Мейнарда Кейнса выкопали из могилы, и мир перевернулся. [...] Это говорил МВФ... Организация, которая за прошедшие годы нашла несколько простых ответов на любую экономическую проблему, которую только можно представить: сокращение бюджетных расходов, снижение роли государства и (или) либерализация рынка. Совокупность этих рекомендаций была торжественно названа (из-за местонахождения главного здания МВФ) „Вашингтонским консенсусом“
Филип Стивенс, главный политический обозреватель, Financial Times, 19 февраля 2021 года

Также показательно, что эти предложения исходят в основном от тех же партий и правительств, которые в 1980–1990-х годах запустили неолиберальную волну в «развитых» капиталистических странах, США и Великобритании. План Байдена означает первое повышение налогов в США с 1993 года.

Почему это происходит?

Вот что говорит Организация экономического сотрудничества и развития (ОЭСР): «В 1980 году ставка налога на прибыль корпораций в среднем по миру составляла 40,11%... С тех пор страны осознали влияние высоких ставок корпоративного налога на решения об инвестициях в бизнес, так что в 2020 году средний показатель составляет 23,85%».

ОЭСР повторяет заявленный мотив неолиберального снижения налогов для богатых — высвобождение «инвестиций в бизнес». На самом же деле основой нападок на финансы государственного сектора, частью которых, наряду с сокращением зарплат и ухудшением условий труда, стало снижение налогов, явилась классовая война класса капиталистов против рабочего класса, которая велась капиталистами для увеличения своих доходов.

Эта «либерализация» рыночных сил так и не привела к стабильности, росту и улучшению жизни, которые эти политики обещали в разговоре с массовой аудиторией. Вместо этого она привела к рекордному росту неравенства, разрушила социальное обеспечение там, где оно существовало, и ускорила климатический кризис, способный поставить под вопрос само существование человечества. Уже около 20 лет назад эту систему поставило под сомнение движение против капиталистической глобализации.

Финансовый кризис 2008–2009 годов, за которым последовала Великая рецессия, подчеркнул хрупкость системы. Такие идеи, как налог Тобина на финансовые операции и аналогичные предложения экономиста Тома Пикетти, отражали растущее осознание капиталистами и политиками того, что нужно что-то делать. Некоторые миллиардеры начали выступать за повышение налогов, и даже МВФ предостерегал, что неравенство опасно.

Но ни одно правительство не изменило свою практику. Лекарством 2010-х годов было следующее: политика жесткой экономии для народа, а миллиарды — богачам. Это волна за волной создавало очаги борьбы и движения рабочих и угнетенных в течение прошлого десятилетия. Когда в 2019 году оно подошло к концу, по планете прокатилась волна массовых восстаний, которые с тех пор продолжаются, с небольшим перерывом, когда началась пандемия.

Таким образом, у подобного поворота в государственной политике следующие основные причины: 1) Полный провал неолиберальной идеологии предыдущих десятилетий в стабилизации экономики. 2) Страх перед недовольством и массовыми восстаниями снизу, которые еще больше подорвут капитализм и его политические партии.

Конечно, пандемия и вызванный ею кризис сыграли важную роль. Чтобы избежать полного экономического краха, большинству стран требовалось широкомасштабное государственное вмешательство. Компаниям платили, чтобы они не разорились, и, чтобы поддерживать потребление (которое составляет 70% американской экономики), даже рабочие получили немного денег, особенно в США.

ОЭСР поясняет: «В 2020 году оценка по ОЭСР в целом предполагает увеличение первичного дефицита на 5 процентов ВВП с поправкой на экономический цикл (показатель финансовой политики); и увеличение валовой суммы государственного долга почти на 17 процентов ВВП». Средний долг стран Большой двадцатки увеличился с 82,1% ВВП в 2019 году до 103,2% в 2021 году.

«Без этих фискальных и кредитно-денежных мер глобальный спад в прошлом году прошел бы в три раза хуже. Он стал бы второй Великой депрессией», — прокомментировала ситуацию директорка-распорядительница МВФ Кристалина Георгиева.

Налоговая война и офшорные зоны

Более десяти лет страны ОЭСР и G-20 вели переговоры, чтобы найти глобальные решения налоговой конкуренции между правительствами. Различия налогов на прибыль, несмотря на повсеместные его сокращения, по-прежнему велики: от Барбадоса (5,5%), Венгрии (9%) и Ирландии (12,5%) до Франции (32%) и многих африканских и латиноамериканских стран (около 35%). Есть также страны с нулевыми налогами — налоговые убежища, такие как Каймановы Острова, Джерси, Объединенные Арабские Эмираты и другие.

По оценкам сайта неправительственной организации «Глобальный альянс за налоговую справедливость» (Global Alliance for Tax Justice) «страны ежегодно теряют в общей сложности более 427 миллиардов долларов налогов из-за международных злоупотреблений налогами на прибыль корпораций и уклонения от уплаты частных налогов, что в целом каждый год обходится странам в эквиваленте годовых зарплат почти 34 миллионов медсестер (или обходится в эквиваленте годовой зарплаты одной медсестры каждую секунду)».

Схемы уклонения от уплаты налогов разоблачил, например, слитый в 2016 году «Панамский архив», показавший, что в махинации вовлечены хорошо известные крупные банки и компании. Компании участвуют в разного рода сделках и транзакциях, чтобы скрыть полный масштаб своей прибыли и избежать налогообложения. Офшорные зоны рады преступникам и отмывателям денег.

Налоговую войну между странами давно называют гонкой на выживание. Чем меньше у государственного сектора дохода, тем больше это содействует желанию правых правительств провести сокращения и приватизацию. В США ставка налога на прибыль компаний составляла 35%, но в 2017 году Трамп и республиканцы снизили ее до 21%, что чуть ниже общемирового уровня. Таким образом, предложенное Байденом повышение до 28% только наполовину восстанавливает его до предыдущего уровня.

В Европе главным проводником неолиберализма стал ЕС, проталкивающий приватизацию и дерегулирование. Внутри ЕС продолжается налоговая и другие виды конкуренции. Когда Еврокомиссия постановила, чтобы Apple выплатила Ирландии налоги в размере 13 миллиардов евро, ирландское правительство отказалось принять их, заявив, что Apple уже заплатила «правильную сумму». Социалистическая партия (ИСА в Ирландии) уже отмечала, как низкие налоги для крупного бизнеса сопровождаются резкой политикой жесткой экономии для трудящихся.

Чего может добиться Байден?

Предполагается, что повышение налогов в США, предложенное Байденом, увеличит государственный доход на 2–2,5 триллиона долларов. Поскольку речь идет о периоде в 15 лет, то на самом деле это увеличение незначительное. Сравните его со стоимостью американского фондового рынка, которая составляет более 50 триллионов долларов.

Международное предложение Байдена было направлено правительствам 135 стран в рамках налоговых переговоров ОЭСР. На него поступили положительные отклики из Берлина и Парижа, а окончательное предложение должно быть готово к лету.

Предложение включает то, что ОЭСР называет двумя столпами: 1) глобальную минимальную ставку корпоративного налога на уровне 21% и 2) предложение о том, чтобы транснациональные корпорации платили налоги пропорционально своим продажам в каждой стране. Последний столп был табу для Трампа, предпочевшего дальнейшее снижение налогов. Предложение Байдена, даже если оно означает, что Google или Microsoft в каких-то странах будут платить больше налогов, представляет собой способ избежать уплаты так называемых цифровых налогов, вводимых национальными правительствами на разных уровнях.

Глобальный минимум также увеличит налоговые поступления в США, поскольку будет меньше оснований для переноса штаб-квартиры за границу по налоговым причинам, а также благодаря американским предприятиям за границей, которые сегодня платят 10,5% налогов. В байденовском, казалось бы, «глобальном» предложении присутствует сильный националистический элемент. Другие заявления Байдена о новой политике, такие как усиление роли государства и планы инвестиций в инфраструктуру, также являются частью новой холодной войны с Китаем.

Это глобальное предложение тоже очень скромное. Оно принесет пользу более богатым странам и ничего не сделает, чтобы остановить рост глобального неравенства. Оно покрывает лишь менее 10% из 2300 компаний в первоначальном плане ОЭСР по глобальному налогообложению.

Краткосрочная популярность Байдена, связанная с его пакетами мер стимулирования и недавним более позитивным прогнозом для американской экономики, дает ему некоторые преимущества. Тем не менее, правые республиканцы вместе с как минимум частью крупного бизнеса будут выступать против его плана. И, конечно же, у многих правительств будут возражения по поводу глобальной налоговой ставки, особенно в период роста национализма со стороны капиталистов и политических партий.

Предложения МВФ также носят ограниченный характер, хотя и обозначают смену курса. МВФ предлагает временное, ограниченное налогообложение на сверхприбыли, полученные во время пандемии.

Витор Гашпар, глава отдела налогово-бюджетной политики МВФ, сказал: «Вакцинация, вероятно, станет глобальным инвестиционным проектом с самой высокой прибылью в истории». По его словам, учитывая, что кризис негативно сказался на стольких людях, «налог солидарности» на сверхприбыль имел бы «символическое значение».

Хотя МВФ также дал положительные комментарии о налогах на роскошь и наследство, и фонд, и предложение ОЭСР подчеркивают, что любые меры поддержки и государственные расходы будут временными. Трудящимся не следует привыкать к государственной помощи.

Социализм и налоги

Политики и СМИ часто называют высокие налоги частью социалистической политики. И, конечно, мы за повышение налогов для миллиардеров и крупного бизнеса. В то же время мы предупреждаем об ограниченности политики повышения налогов.

В случае Байдена положительные меры, такие как дополнительные детские пособия, принимаются сверху. Посыл такой: «Президент позаботится о проблеме, нет нужды в демократически организованном массовом движении». Все меры при капитализме носят временный характер, а в нашем случае существует даже прямое ограничение по времени для этой меры — сентябрь—декабрь 2021 года. Хоть Байден и предлагает сделать это пособие постоянным, на самом деле законопроект об экономическом стимулировании на 1,9 триллиона долларов, принятый в марте, не содержал долгосрочной выгоды для трудящихся.

Компании и богачи не проглотят молчаливо повышение налогов. Они наймут тысячи экспертов по уклонению от уплаты налогов, повысят цены или сократят зарплаты, чтобы переложить бремя нововведений на рабочий класс.

В течение определенного времени (грубо говоря, с 1945 по 1980 гг.) Швецию рассматривали как модель, в которой повышение налогов и социальное обеспечение улучшали жизнь рабочих. Но этому пришел конец, потому что налоги не изменили реального баланса экономической власти и собственности. Капиталисты смогли нанести ответный удар, потому что социал-демократия оставалась в рамках капитализма. «Социальная рыночная экономика» а-ля Пикетти невозможна.

Относительно небольшого повышения налогов действительно было бы достаточно для более высоких пенсий, строительства более дешевого жилья, финансирования школ, больниц и т. д. Но любые подобные шаги при капитализме временные. Законопроект в конечном итоге будет направлен против рабочих и бедняков как внутри страны, так и за ее пределами.

Недавние изменения политики не спасут капитализм от кризиса. Ко всем другим факторам, становящимся причиной кризиса для нынешней системы, в будущем прибавятся национальная напряженность и противоречия, огромные долги и опасность инфляции.

Социалистки и социалисты не «топят» за политиков, повышающих налоги. Мы поддерживаем позитивные реформы и готовимся к борьбе за их защиту и улучшение. Вполне вероятно, что в предстоящем году политики столкнутся с проблемами, когда захотят отменить временные меры помощи трудящимся.

Мы понимаем потребность в политических партиях рабочего класса и в массовых, демократических социальных движениях, борющихся за изменение системы, за отмену капитализма и установление демократического социализма.

Контролировать крупный бизнес, этих амазонов и безосов, с помощью налогов так же сложно, как остановить климатический кризис, пытаясь контролировать частные нефтяные компании. Для социалисток и социалистов недостаточно обложить налогом частный капитал, ключевой вопрос — это собственность на материальные блага. Чтобы получить реальную власть над экономикой, необходима национализация крупного бизнеса под контролем рабочих и бедняков, переход к демократической плановой экономике с перспективой подобной трансформации в других странах для реального международного сотрудничества.

Перевёл Иван Пивоваров. Под редакцией Дениса Разумовского