Socialist
News




Лев Сосновский

Гибридные левые

Подкуп или политическая ошибка? Почему украинские левые защищают российский империализм

В конце октября этого года группа украинских хакеров обнародовала массив данных взломанной электронной почты некоторых деятелей кремлевской администрации. Среди прочих нашлись там и документы о том, что некоторые члены украинской левой организации «Боротьба» сотрудничали с представителями российской власти: получали от них тезисы статей — на журналистском жаргоне «темники» — и деньги за публикации.

Громкого скандала, впрочем, не получилось в силу полной деморализации нынешнего левого движения на постсоветском пространстве, разве что все еще раз прочитали друг другу наставления, как нехорошо подвергаться коррупции и брать деньги у классовых врагов. Можно было бы и вообще не касаться этой темы, не будь вопрос с «Боротьбой» шире и интереснее конкретного случая с получением денег от кремлевских кураторов «украинского вопроса».

Прежде всего, неправильно оценивать Манчука, Шапинова и прочих «боротьбистов» как алчных коррупционеров, готовых мать родную продать за тридцать сурковских серебренников. Трудно обвинить в продажности, например, Всеволода Петровского, погибшего в феврале 2015 года под Дебальцево в рядах ополчения, или Сергея Удальцова, со скамьи подсудимых призывавшего крымчан в марте 2014 года «самоопределяться скорее» — в смысле поторопиться с присоединением к России. Как справедливо заметил один из участников этого скандала, они действительно не писали за деньги российского правительства ничего такого, что не написали бы и бесплатно. Просто дело в данном случае не в продажности отдельных членов организации, а в порочной собственной политической линии, внезапно совпадающей с интересами российского империализма.

Эволюция революций — от колониальных к «цветным»

Более полувека назад, полемизируя против тогдашнего руководства Четвертого Интернационала, Тед Грант выдвинул свою теорию «колониальной революции».

Тед
Грант
Революция, в которой ведущей силой является крестьянство, не может подняться на высоту исторических задач. Крестьянство не может играть независимую роль, оно идет либо за буржуазией, либо за пролетариатом. Там где пролетариат не играет ведущей роли в революции, когда буржуазное общество оказывается в безвыходном положении, крестьянская армия, особенно при наличии готовой модели, может быть использована для экспроприации буржуазного общества путем бонапартистского маневрирования между классами и построения государства по образцу сталинской России.

Буржуазия колониального мира вышла на историческую арену слишком поздно, чтобы быть способной играть такую же прогрессивную роль, как и буржуазия на Западе в период развития капитализма. Она слишком слаба и ее ресурсы слишком малы, чтобы успешно соперничать с индустриальными экономиками капиталистического Запада. Неравенство между слабыми и неразвитыми экономиками колониального мира и стран-метрополий не только не уменьшается, оно возрастает. Особенно это заметно на протяжении последних двадцати летИмеется в виду период с 1945-го по 1965-й год экономического роста в метрополиях. В то время как на Западе стандарты жизни в абсолютном выражении растут, даже несмотря на усиление капиталистической эксплуатации, на Востоке они столь же абсолютно снижаются. Но специфическая диалектика революции такова, что колониальные революции сами по себе только помогли экономикам стран-метрополий создать рынок капитала

Конечно, в данном случае прямая аналогия с нынешней ситуацией неприменима. Однако то, что происходит сегодня на территории постсоветских государств, фактически представляет собой диалектическое развитие того процесса, который получил у наших идейных предшественников название «колониальной революции». И украинская, и российская буржуазия сами представляют собой продукт распада советской бюрократии. И, как и колониальная буржуазия в свое время, они слишком слабы и пришли слишком поздно, чтобы на равных соперничать с буржуазией «старых» империалистических государств, и уж тем более — чтобы обеспечить устойчивое развитие общества и удовлетворение насущных нужд трудящихся, хотя бы и в качестве капиталистической подачки.

Когда-то отсутствие рабочей демократии и разные формы бонапартизма представлялись трудящимся колониальных стран «меньшим злом» по сравнению с непредсказуемостью революционного пути повышения уровня жизни, обеспечения образованием, медициной, работой и жильем. Сегодня, в период острого кризиса, когда диктаторские и авторитарные режимы становятся главными проводниками приватизации и урезания социальных бюджетов, они, с их коррупцией, несменяемой властью и чиновничьим бременем начинают непосильно давить на трудящихся. Растущее в обществе недовольство теперь уже неизбежно обращается сначала против отдельных персон, представляющих власть, а затем и против самого режима.

Но один из диалектических парадоксов колониальных революций продолжает действовать и здесь: в отсутствие пролетарских партий и сильных рабочих организаций приходящие в движение трудящиеся неизбежно подпадают под влияние одной из буржуазных сил — в зависимости как от внутренней, так и от геополитической ситуации. Так же и в ХХ веке массовые движения втягивались в сферу влияния «западного» либо «восточного» блоков. И как раньше для определенного слоя интеллектуалов, офицеров, мелких и средних буржуа выход из невыносимых противоречий виделся в частичной национализации и бонапартистском режиме, сегодня, после краха деформированных рабочих государств он видится в ограниченной буржуазной демократии, кредитах МВФ и других международных финансовых структур. На смену колониальным революциям приходят «цветные».

Между пулей и ложью

Какое отношение имеют эти рассуждения к «Боротьбе» и ее сделкам с российскими властями? Да самое прямое. Подобно тому, как сталинистские организации послевоенного периода перекладывали задачи свержения буржуазии и построения социализма на крестьянские армии Мао, всяческих герильерос и прогрессивных полковников, их нынешние последователи то же самое проделывают с путинским режимом. Они воображают, что он выполняет за них работу по восстановлению СССР путём присоединения угнетаемых «фашистами» территорий руками «народных» армий. По факту, либо вообще отрицается существование российского империализма, либо он считается менее опасным, чем американский или европейский.

И позиция эта не нова. И оценку подобным идеям более двадцати лет назад давали наши тогдашние украинские товарищи:

Ныне объединение в рамках бывшего СССР возможно только на основе программы рыночных реформ и приватизации, которая приведет народы бывшего Союза лишь к еще большему упадку. Кто выиграет, так это русские и украинские предприниматели. Это была бы не просто капитализация Украины, а ее колонизация Россией... Западные державы не отдадут свои рынки. Для России есть только одна возможность — эксплуатация стран СНГ. В недалеком будущем «Газпром» снова потребует от Украины мировых цен на нефть... Более того, опасность в том, что поддержка формального лозунга за восстановление Советского Союза может привести радикальные левые силы как в других республиках, так и на Украине в условия фактической защиты русского империализма. Что уже произошло с... КПРФ. «Рабочая Демократия» № 20, сентябрь 1994 г.

Легко заметить, что сделанный много лет назад прогноз сегодня полностью оправдался. Достаточно взглянуть на некоторые из заявлений, сделанных российскими сталинистами в самый пик украинского кризиса, в феврале-марте 2014 года:

КПРФ
В сложившейся ситуации наша страна должна применить весь спектр дипломатических мер по урегулированию ситуации, ... по Украине мы должны действовать не менее твердо, но и не менее дипломатично [чем по Сирии]. Мы должны оказать всевозможную экономическую и организационную помощь Крыму и регионам Юго-Востока

Или:

РКРП
РКРП считает возможным в случае очевидной исчерпанности потенциала самостоятельной защиты населения от силового давления фашиствующих элементов применение внешней силы и возможностей буржуазной демократии по просьбе народа и властей Крыма. В том числе угрозы силой Российской армии — только для пресечения разрастания фашизма

Позиция же «Боротьбы», в данном случае, является лишь отражением позиции ее российских союзников, но не Кремля и администрации президента.

Российский режим, в свою очередь, тоже начинает искать себе союзников среди украинских трудящихся, апеллируя к советским символам и общему прошлому, используя все то, что буржуазная социология втискивает в понятие «ментальность». Так в конечном счете возникают «антифашистские» отряды и бригады, где украинские и российские левые рука об руку воюют с казаками-монархистами, а также российскими и европейскими ультраправыми.

А вся выгода достается буржуазии:

... некоторые начали говорить, что Ахметов теряет свои позиции, потому что в Донецке закрылись его супермаркеты „Брусничка“. Как будто это основной бизнес олигарха.

Ничего он не теряет, все работает, везде его люди.

Власть на оккупированных территориях продолжает оставаться в руках тех, кому принадлежали и принадлежат средства производства. Российское оккупационное командование и кремлевские кураторы не трогают крупных собственников в лице сами понимаете кого, а защищают их всеми силами. Гражданская власть как принадлежала, так и принадлежит старым украинским чиновникам, давним вассалам этих самых крупных собственников. Лохи ДНР и ЛНР воюют, погибают и надрываются в интернете исключительно ради их благополучия — чтобы дать им дешевую рабочую силу, сырье и возможность реализовывать мошеннические схемы в анклаве, зарабатывая миллиарды

Или, как говаривал кумир российских сталинистов Мозговой:

Что в одной, что в другой республике [ДНР и ЛНР] главенствует бизнес. Сейчас достаточно из аббревиатуры убрать букву „Н“, и ничего не изменится. А народность только декларируется.

Действительно, не зазорно принимать деньги от союзников, если политические цели совпадают и если это никак не влияет на определение политической позиции. Постыдно в данном случае другое — что политические позиции ряда украинских и российских левых совпадают с политическими позициями российского империализма. С давних времен Первой мировой войны с легкой руки Ленина к подобным социалистам намертво прилепилось малопочетное звание «социал-шовинистов».

И если украинские левые начинают бороться с украинским фашизмом при помощи казаков-монархистов, кадровых российских «добровольцев-отпускников», российских и европейских ультраправых (а то и откровенных фашистов) — это никак не может способствовать их популярности у украинских трудящихся, которым совсем не хочется ощущать на своей шее подобных персонажей. Работа в качестве подручных иностранного империализма, какими бы целями она ни прикрывалась, ведет на деле только к углублению раскола между трудящимися и заодно усиливает позиции правых, которые теперь с полным основанием могут третировать и запрещать левые организации — как доказанных кремлевских агентов.

Как интересно подметил один из украинских левых, оказавшийся в рядах ВСУ:

В большинстве солдаты уверены, что воюют за Украину, за ее территориальную целостность, за право жить не по указке Кремля, за то, чтобы „донецкие бандиты“ и „коммуняки“ больше не пытались править страной. Это основная мотивация. ...Ненависть к коммунизму в солдатской массе не есть ненависть к идеям справедливости, сотрудничества, солидарности и свободы — а наоборот, ненависть к социальному паразитизму, свойственному компартийным иерархам, ненависть к тотальному физическому, идеологическому и экономическому насилию. И что она вполне сочетается с резким неприятием новой постмайданной власти. Для большинства солдат Порошенко, Яценюк и Кличко ничем не лучше Януковича. Актуальности социальной повестки никто не отменял.

Увы, но работу марксистов по воспитанию классового сознания трудящихся никто за них не сделает. Нашу альтернативу четко сформулировал в одной из дискуссий наш товарищ:

Тот, кто хочет победить российский империализм, должен объединить рабочих всех регионов Украины против киевского режима, построить партию, взять власть, свернуть все неолиберальные реформы, отказаться от выплаты всех кредитов, перестроить общество на базе обобществленной промышленности и демократического управления экономикой, чтобы поднять уровень жизни большинства. Только это станет гарантией поддержки со стороны европейского и российского рабочего класса, что поможет одолеть империалистические режимы и распространить революцию на всю Европу. Все другие пути ложны и будут вести только к новой мировой бойне.

Разумеется, нам уже неоднократно приходилось слышать, что это нереалистично. Что ж, получается, гораздо реалистичнее сегодня убивать друг друга в составе враждующих армий. И при этом на радость капиталистам не забывать подводить под взаимное истребление подходящую и убедительную «идеологическую базу», оставляя трудящихся России и Украины — и Донбасса в том числе — и дальше «скитаться между пулей и ложью».