Socialist
News




Лев Сосновский

Иллюзия знания

О предвыборных речах бонапарта, войне и репрессиях

Фотография The Insider

Как говорил ушедший недавно из жизни знаменитый ученый-физик Стивен Хокинг, иллюзия знания страшнее откровенного невежества. И это наблюдение работает и в случае с российским правительством, про которое злые языки давно говорят, что оно живет в каком-то своем, иллюзорном мире. Подавление реальной политической жизни не может не создавать у верхушки правящего класса иллюзии всемогущества и полного владения ситуацией. Но так ли это на самом деле? Из числа более-менее здравомыслящих людей разве что ленивый еще не прошелся по пропагандистским мультикам о достижениях российского военпрома.

После ядерного доклада первая, „гражданская“, часть послания очевидно потерялась», — пишут, например, авторы «Ведомостей» — «хотя по масштабу обнародованных в ней обещаний, далеко выходящих за рамки ближайшего года, она вполне могла составить впечатляющую предвыборную заявку. Это было обещание прекрасной России будущего — только России с Путиным, а не без него ... И за такую Россию — комфортную, современную и сытую, совершившую тот самый цивилизационный технологический прыжок вперед, — надо думать, готовы проголосовать пресловутые 70% избирателей

Но что еще можно отметить в этой связи — что обе части президентской речи противоречат не только реальности, но в значительной степени и друг другу.

Мы воюющая страна, это надо сказать прямо» — заявляет на митинге в Лужниках представитель Путина Игорь Ашманов. —  «У нас есть главнокомандующий. Он присоединяет территории, выигрывает войны, представляет новое оружие. Как можно менять главнокомандующего в воюющей стране?

Но разве может быть воюющая страна сытой и комфортной? Ресурсы российского государства — как материальные, так и человеческие — не бесконечны. Откуда брать средства на серийное изготовление вооружений против внешнего противника, если все больше и больше миллиардов планируется тратить на новые дроны для слежения за недовольными, сверхмощные водометы для разгона митингов и бронированные «автозаки» с пулеметами? Откуда брать средства на повышение благосостояния, если экономика не растет, а все больше и больше расходов пожирают военщина и полицейщина?

Борис Черток, один из ведущих участников советской ракетной программы, когда-то писал в своих мемуарах: «Не грозные повеления руководителей государств, а опыт и знания ученых, инженеров, всех участников разработки больших систем определяют цикл их создания». Но если посмотреть через эту призму на российскую экономику, то со всеми составляющими, кроме грозных повелений дело у России обстоит не особенно хорошо. Достаточно вспомнить грустную шутку о том, что ракеты Роскосмоса регулярно бьются о небесную твердь в полном соответствии с теориями кафедры теологии МИФИ.

Оценивая ситуацию несколько месяцев назад, мы писали:

Российский рабочий класс, особенно молодежь, вынуждены были принять на себя тяготы продолжающегося экономического кризиса. Власти делают все возможное, чтобы скрыть масштабы кризиса. Задержки выплаты зарплат, согласно официальной статистике, сокращаются и затронули только небольшую часть работников, однако опросы говорят иное: 23% работающих респондентов утверждали, что они лично в течение последних двух-трех месяцев сталкивались с сокращениями или задержками зарплат. Когда речь идет о реальных доходах россиян, статистика печальна: они сокращаются уже четвертый год подряд. В 2014 году снижение составило 0,7%, в 2015 году — 3,2%, в 2016 году — 5,9%.
«СА: За подъемом будет социальный взрыв», 2 октября 2017

«Ракетные речи», обещания полетов на Луну и Марс и дерзкие акции с показательными отравлениями перебежчиков — все это предвыборные попытки подхлестнуть все более спадающую волну патриотизма и хотя бы еще немного проехать на ней через период экономической стагнации. Когда в реальности люди оказываются перед лицом сокращений, урезания зарплат и социальных гарантий, падения качества образования и медицины, им перед выборами необходимо преподнести хотя бы красивую патриотическую иллюзию, что отнятые у них средства пошли на что-то полезное, а не просто затерялись в оффшорных дебрях.

Чтобы поддерживать политическую истерию, характерную для воюющей страны, оправдывать новые и новые траты на репрессивный аппарат, режим при недостатке внутренних врагов вынужден их изобретать сам. По всей вероятности, именно этим целям служит ФСБ-шная фабрикация «террористических» дел против анархистов и близкой к ним молодежи с массовым применением пыток и самооговоров — методов, взятых из опыта сталинских спецслужб 1930-х и современных российских на Северном Кавказе. Но полицейская практика в данном случае — только отражение глубинных политических процессов, характеризующих прогрессирующий распад политической системы российского государства, как она сложилась в конце 1990-х.

Приведем еще одну выдержку из нашего политического анализа начала прошлого года:

Недовольство уровнем жизни, реновацией, невыплатой заработной платы, новыми налогами и общей несвободой создают опасность социального взрыва. Тем не менее, у режима нет ответа ни на одну из проблем. Вместо этого любая попытка противостоять или протестовать встречает беспрецедентные ответные меры — будь то дальнобойщики, шахтеры в Ростове или возмущенные произволом рабочие-иммигранты в Москве.

В «нормальной буржуазной демократии» у правящей элиты есть целая система оппозиционных партий и организаций, которые в момент социального недовольства могут направить возмущение в безопасное русло. Но российская элита сделала все возможное, чтобы нейтрализовать даже безопасные для нее «оппозиционные силы», представленные «системной оппозицией» в парламенте.

Результаты выборов в Госдуму показали, что все системные партии значительно потеряли поддержку, явка упала ниже 50%, это на 20% ниже предыдущих выборов. В распоряжении режима нет умеренных организаций, которые могли бы «успокоить» народ, нет крупных профсоюзов, нет общественных организаций, через которые они могли бы провести «переговоры». У них остаются только немногочисленные радикальные консервативно-реакционные организации, полиция и репрессии
.
«СА: Мы должны готовиться к новому подъему», 23 января 2017

Расправы с анархистами и новый виток фабрикации уголовных дел — кроме очевидного желания силовиков выслужиться и оправдать немалые затраты на свое существование — означают, по всей видимости, еще и попытку в очередной раз хоть как-то пригасить и запугать движение в «низах» общества, контролировать которое через «системную» оппозицию уже не получается из-за полной потери ей авторитета у людей и почти полного слияния с режимом. Когда свисток все хуже и хуже справляется с выпуском пара, в ход идет последний резерв — дальнейшее закручивание гаек. Единственным ограничением здесь служит прочность стенок котла, но она как и раньше остается неизвестной величиной.