Socialist
News




Редакционная статья Социалистической партии Ирландии

Ирландия: как пал запрет на аборты

О пяти годах кампании за право выбора

Активистки кампании ROSA

Ирландский референдум по вопросу о легализации абортов завершился убедительной победой сторонников легализации: 66,4% — «за», 33,6% — «против». Явка составила 64% — и это самый высокий показатель из всех ирландских референдумов. Результат оказался практически полностью противоположным тому, что был получен на референдуме 1983 года, по результатам которого аборты были запрещены — за исключением того, что в нынешнем голосовании участвовало намного больше граждан. Поскольку правительство заявило, что в соответствии с предложениями Гражданской ассамблеи оно разрешит совершать аборты до 12-й неделе беременности, если граждане проголосуют «За», произошедшее следует воспринимать как очень мощное выступление ирландцев в поддержку права на аборт.

Представители политического истеблишмента всеми силами стараются переписать подлинную историю борьбы, которая сделала эту победу возможной. Они боятся, что люди поверят в свои силы и осознают, что они в состоянии организовать массовую борьбу, в конечном итоге направленную против всей капиталистической системы, основанной на неравенстве. Рут Коппингер, активистка Социалистической партии и депутатка ирландского парламента от коалиции «Солидарность», признанный лидер движения против запрета абортов, во все время кампании не получала доступа к общенациональным СМИ. Этот материал, подготовленный членами Социалистической партии, нацелен на то, чтобы расставить все по своим местам. Активисты партии, наряду с другими участниками движения, сыграли огромную роль в общенациональной кампании ROSA, оказавшей большое влияние на общественное мнение в Ирландии. Мы также приняли участие в работе широкой общественной коалиции «Вместе за «Да».

Желание избавиться от 8-й поправки к конституции спустя 35 лет после ее принятия стало всеобщим. Примечательно, что по этому вопросу не возникло существенных разногласий между горожанами и сельскими жителями — за прошедшее время обитатели небольших городков и деревень переменили свою позицию, которая долгие годы оставалась крайне консервативной. В результате сейчас только в одном избирательном округе победу одержали противники абортов, тогда как в 1983 году во всех округах, кроме одного, большинство проголосовало за запрет. Даже Коннахт-Ольстер — традиционно наиболее консервативная провинция — дала 59% голосов в пользу легализации.

Больше всего голосов «за» предсказуемо было в городских округах. Во многих городах «за» проголосовало более 70% пришедших на участки. Дублин занял девятое место среди округов, проголосовавших за легализацию (75,5%). В дублинском районе Стонибаттер, где голосовала в основном рабочая молодежь, «за» высказалось аж 92% участников референдума.

Легализация абортов встретила огромную поддержку у представителей среднего и рабочего класса. «За» проголосовало 65% мужчин и 70% женщин, принявших участие в референдуме. Среди молодежи (до 25 лет) этот процент оказался еще выше (87%), а среди молодых женщин достиг 90%. Именно молодые женщины стали движущей силой протестов последних лет, в частности, именно они сыграли ключевую роль в предреферендумной кампании.

Произошедший перелом в общественных настроениях подготавливался на протяжении долгих лет, хотя кампания по подготовке к референдуму продолжалась всего два месяца: она стартовала в марте, когда правительство официально утвердило приказ, оговаривавший детали его проведения.

Началом кампании послужило размещение противниками абортов отвратительных женоненавистнических плакатов с изображениями эмбрионов и кричащими заголовками: «Право убивать? Голосуй против», «Не выбирай смерть — голосуй против», «В Англии каждый пятый младенец становится жертвой аборта — голосуй против» и др. Несмотря на то, что эта кампания была хорошо профинансирована (в том числе, американскими религиозными правыми), люди, пришедшие на избирательные участки 25 мая, высказались решительно против подобной пропаганды. Американский портал Vox констатировал, что позиции противников запрета абортов наиболее сильны в молодежной и городской среде; можно предположить, что новое большинство, лево-ориентированное и светское, потеснило более консервативные и религиозные старшие поколения.

Результат, полученный на референдуме, отразил изменения, произошедшие в ирландском обществе за последние десятилетия. Поправка к конституции, принятая в 1983 году, символизировала наступление консервативно-клерикальных политических сил при поддержке католической церкви. Они боялись, что Ирландия пойдет по пути масштабных социальных преобразований, поэтому стремились пресечь подобные попытки на корню.

Как и весь остальной мир, ирландское общество существенно изменилось за прошедшие годы, однако эти сдвиги до сих пор оставались не отражены в конституции и в законодательстве в целом из-за упорного сопротивления представителей истеблишмента. Более того, всего пять лет назад был принят Закон о защите жизни во время беременности (Protection of Life During Pregnancy Act), согласно которому совершение аборта каралось тюремным заключением на срок до 14 лет!

За годы существования 8-й поправки и безусловного доминирования на политическом поле консерваторов (к числу которых можно смело отнести и ирландских лейбористов, с 1990-х годов ставших полноценной частью истеблишмента) многие привыкли оправдывать запрет на аборты тем, что у этой «ирландской проблемы» есть «ирландское решение»: можно, мол, поехать в Великобританию и сделать аборт там!

Однако уже в 1992 году на рассмотрение Верховного суда страны поступило так называемое «дело X»: пограничники запретили изнасилованной несовершеннолетней девушке выехать в соседнюю страну для того, чтобы сделать аборт. Суд постановил, что 8-я поправка допускает совершение аборта в случае, если жизнь матери подвергается угрозе, и девушке все же дали право на выезд. Однако запрет абортов как таковой остался нетронутым.

Между тем, движение в поддержку гендерного равенства и современного светского государства росло и ширилось, и одним из ключевых его требований стало восстановление права на аборт.

Поворотной точкой на пути движения стала гибель Савиты Халаппанавар в Университетской больнице Голуэя в октябре 2012 года. У Савиты, испытывавшей страшные боли во время беременности, случился выкидыш, затянувшийся на 7 дней. Узнав от врачей, что выкидыш неизбежен, она попросила сделать ей аборт, но получила отказ. Постановление Верховного суда, принятое в 1992 году, допускало аборт только в том случае, если существовала реальная и существенная угроза для жизни матери. Не говоря о том, что такая формулировка позволяла не обращать внимания на эмоциональное состояние женщины, она создавала риск возникновения ситуации, когда выявление реальной и существенной угрозы заняло бы слишком много времени и делать аборт было бы уже поздно. Именно так и произошло в случае с Савитой: в ее случае выкидыш привел к сепсису и гибели Савиты, хотя девушку можно было спасти, если бы аборт был произведен сразу же по ее просьбе.

Гибель Савиты вызвала массовое возмущение, десятки тысяч юношей и девушек выступили с требованием коренных изменений государственной политики в области права на аборт. Первоначально многие участники протестного движения выступали за придание постановлению суда 1992 года статуса законодательного акта, что, по их мнению, должно было способствовать формализации отношений между пациентками и врачами и прояснению возможностей, допустимых в рамках 8-й поправки.

Мемориал Савиты
Мемориал Савиты в Дублине

Социалистическая партия сразу же заняла более радикальную позицию и выступила за немедленную отмену поправки и последующую легализацию абортов; в частности, такие призывы звучали из уст Рут Коппингер. Эти требования сразу обрели огромную поддержку среди молодых женщин, вышедших на протестные акции после гибели Савиты.

В условиях начавшегося политического кризиса правительство, в которое входили представители лейбористов и партии «Фине Гэл», разработало уже упоминавшийся Закон о защите жизни во время беременности. Этот закон включал в себя положения, вошедшие в состав постановления 1992 года и регламентировал их — как требовали наиболее умеренные протестующие. Однако такая ограниченная мера уже была явно неадекватна для 2013 года. Массовая мобилизация молодежи против вопиющей несправедливости изменила характер всего движения: это было начало протестов, в конечном итоге приведших к победе противников запрета абортов на нынешнем референдуме.

К 2014 году большая часть активистов движения сошлась на том, что 8-я поправка должна быть немедленно отменена. Такие требования зазвучали гораздо громче после того, как Рут Коппингер была избрана депутатом нижней палаты ирландского парламента. Помимо нее, Социалистическую партию в парламенте представлял Джо Хиггинс, а впоследствии — Пол Мерфи, сменивший Хиггинса в октябре 2014 года, и Мик Барри, избранный в 2015 году. Рут Коппингер от имени Соцпартии и «Альянса против урезания бюджета» выдвинула ряд законопроектов, касавшихся предоставления женщинам права на аборт. Давление на правительство, таким образом, усилилось. Ответом стало предложение правительства создать консультативную Гражданскую ассамблею для разработки предложений по этому вопросу.

Власти надеялись, что Ассамблея предложит разрешить аборты только в определенных обстоятельствах; правительство же получит возможность утверждать, что такая позиция разделяется сотнями простых людей, и добьется в результате видимости более широкой общественной поддержки своих инициатив.

Однако Гражданская ассамблея, в полном соответствии с изменившимися общественными настроениями, выработала ряд куда более радикальных предложений, в частности, разрешить прерывать беременность по желанию до 12-й недели, а по социально-экономическим причинам — до 22-й. Результаты работы ассамблеи были чисто рекомендательными, в чем заключалась еще одна уловка правительства. Ее предложения должны сперва были направлены в парламентский комитет, который после обсуждения внутри себя обязан был составить соответствующий отчет для правительства.

Понимая, что парламентские слушания превратятся в поле ожесточенного сражения, Рут Коппингер сосредоточилась на продавливании предложения о разрешении аборта до 12-й недели по желанию. Слушания начались в конце августа и завершились незадолго до Рождества. Благодаря неослабевающему давлению со стороны массового движения молодых женщин, на которое не уставала обращать внимание своих коллег Рут Коппингер, члены комитета одобрили предложение Гражданской ассамблеи и предложили правительству легализовать аборты до 12-й недели беременности. Правительство, в свою очередь, пообещало подготовить соответствующие поправки к законодательству и обнародовать их перед всеобщим референдумом, чтобы разъяснить гражданам, что именно произойдет в случае разрешения абортов.

Рассматривая предложения Гражданской ассамблеи, представители правящего класса оказались перед дилеммой: им стало ясно, что сохранять статус-кво больше не удастся, однако они все еще колебались. Сохранение 8-й поправки порождало чудовищные по своей несправедливости ситуации, что нередко приводило к политическим пертурбациям, представлявшим непосредственную угрозу для правительства и входящих в него партий; обстановку требовалось стабилизировать любой ценой.

В то же время правительство не желало брать на себя ответственность за полноценную легализацию абортов, опасаясь потерять поддержку части избирателей. Однако предложение предоставить женщинам ограниченное право на аборт в сложившихся обстоятельствах могло привести только к дальнейшему углублению политического кризиса. В итоге к принятию единственно верного решения правительство подтолкнуло неконтролируемое распространение в Ирландии абортивных таблеток.

Еще начиная с 2014 года в рамках левой феминистской кампании ROSA (For Reproduction rights, against Oppression, Sexism and Austerity — За репродуктивные права, против подавления, сексизма и урезания соцбюджета — прим. ред.), начатой Социалистической партией, проводился ряд громких акций, в ходе которых пропагандировалось применение этих препаратов — абсолютно безопасных, но, тем не менее, запрещенных в Ирландии. Статистика свидетельствовала, что к моменту начала парламентских слушаний ежедневно 10 человек выезжали из Ирландии для того, чтобы сделать аборт, и еще в среднем 5 человек в день принимали абортивные таблетки. Это означало, что аборты в Ирландии уже стали реальностью — гораздо в большей степени, чем когда-либо раньше; причем все указывало на то, что абортивные таблетки в дальнейшем будут распространяться в стране все шире. Акции, проведенные социалистками и социалистами в рамках кампании ROSA, в немалой степени способствовали ускорению этого процесса.

Представляя парламентариям отчет Гражданской ассамблеи, судья Мэри Лаффой особо подчеркнула огромную роль абортивных таблеток. На слушаниях в комитете были представлены цифры, демонстрировавшие, что граждане все чаще прибегают к их помощи. Акушер Питер Бойлан констатировал: джинн оказался выпущен из бутылки. Официальное признание этого факта стало величайшим прорывом на пути к легализации абортов, ибо оно обусловило проведение референдума в соответствующем политическом контексте. Достигнутый результат отражал существенные трансформации, произошедшие за несколько лет в ирландском обществе. Распространение абортивных таблеток и действия активисток и активистов кампании, способствовавших этому, стало крупнейшим в ирландской истории шагом на пути к женскому равноправию.

Когда кампания по подготовке к референдуму официально стартовала, большинство ирландцев явно склонялись к тому, чтобы поддержать легализацию абортов. Однако вскоре противники легализации перешли в наступление, и их действия возымели эффект. С одной стороны, они сосредоточились на критике предлагаемых сроков допустимого прерывания беременности (до 12 недель), и это привело к тому, что часть защитников права на аборт переменили свое мнение. Однако с другой стороны, кампания «Нет» оказалась столь оскорбительной для женщин, которых изображали хладнокровными убийцами собственных детей, что вызвала ответную реакцию в их среде.

Существовало мнение, что сторонники легализации абортов не должны вступать в прямую полемику со своими оппонентами. Однако, несмотря на то, что официальное руководство кампании «Вместе за «Да» все время подготовки к референдуму продолжало придерживаться этого подхода, в ходе кампании активистам на местах так или иначе приходилось в своей агитации затрагивать вопросы, которые оказывались в центре общественной дискуссии. Опровергая аргументы противной стороны, они доказывали людям, что аборты в Ирландии уже давно стали частью общественной реальности и излагали причины, по которым женщины часто оказываются вынуждены пойти на такой шаг, как аборт.

По данным экзит-полла RTE, для 77% участников референдума ключевым фактором, оказавшим влияние на сделанный ими выбор, стали реальные истории женщин, о которых они узнали из СМИ, или опыт их собственных друзей. Это показывает, что сторонники осторожного подхода к аргументации в ходе кампании были неправы: представления о существовании «умеренной Ирландии» оказались мифом, а люди голосовали «за», когда у них были веские основания, базирующиеся на реальном опыте. Этот вывод подкрепляется еще и тем фактом, что, по данным того же опроса, 62% избирателей проголосовали «за», руководствуясь стремлением предоставить женщинам само право выбора как таковое.

Перелом в ходе кампании произошел меньше чем за две недели до референдума. Теледебаты, проводившиеся 14 мая, смотрели 650 000 человек. Хотя существовали опасения, что в ходе дискуссии противники абортов будут смотреться более выигрышно, многие зрители были шокированы их агрессивным поведением. В адрес организаторов телешоу поступило невероятное количество жалоб: их обвиняли в несправедливости по отношению к противоположной стороне.

Это событие вкупе с постоянно возрастающим уровнем агрессии со стороны консерваторов породило мощный импульс, приведший в итоге к тем результатам референдума, которые были получены.

Спустя всего несколько дней активисты кампании ROSA выпустили последнюю перед референдумом серию плакатов. Один из этих плакатов, с большим портретом Савиты и простым лозунгом «Савита имеет значение — Женщины имеют значение — Голосуй За!» («Savita Matters — Women Matter — Vote Yes»), появился во всех крупных городах и во всех районах Дублина. До этого в ходе кампании образ Савиты не задействовался. Новые плакаты стали для многих ирландцев символом освобождения от навязанных ограничений, давно назревшим «ответным ударом» на агрессивные нападки консерваторов. Они напомнили людям о том, что в реальности означает действие 8-й поправки; к тому же многих из тех, кто раньше не принимал участия в кампании, они подвигли на активные действия.

Савита имеет значение! Женщины имеют значение!
Савита имеет значение! Женщины имеют значение!

Количество историй о молодых ирландках, призывающих своих родных и друзей проголосовать «за» в последнюю неделю перед референдумом, исчисляется тысячами. К настоящему моменту всем окончательно стало ясно, что сформированное ими движение уже не удастся остановить и повернуть вспять.

Хотя кампания «Нет» и породила сомнения у определенной части ирландцев, ей не удалось изменить массовое отношение к проблеме абортов, сложившееся в стране на протяжении последних лет. Напротив, агрессивное, оскорбительное и откровенно женоненавистническое поведение активистов кампании вызвало волну ответной реакции, что в итоге вылилось в массовое голосование «за» в ходе референдума.

Члены Социалистической партии принимали активное участие в кампаниях ROSA и «Солидарность», как и в кампании «Вместе за «Да». Наиболее яркие акции в ходе этих кампаний проводились в городских центрах, хотя затронуты были в той или иной степени всей районы страны. Пол Мерфи и Мик Барри — каждый в своем округе — возглавили агитационные кампании за легализацию абортов и добились впечатляющих успехов.

Старт кампании ROSA в этом году дал общенациональный слет активистов и активисток в Дублине 14 апреля, на котором выступило множество спикеров от Социалистической партии и других ячеек КРИ со всего мира. В ходе кампании ежедневно проводились акции, а также «прогулки» до аэропортов Корка и Дублина. Участники этих «прогулок» повторяли путь тысяч ирландок, которые вынуждены были в течение последних 35 лет покидать страну, чтобы получить возможность сделать аборт. В день подсчета голосов 250 человек приняли участие в собрании активистов кампании в Дублине, еще сотни людей к тому моменту присоединились к кампании.

Силами активистов кампаний ROSA и «Солидарность» удалось распространить 15 000 плакатов — это, безусловно, в огромной степени способствовало массовому голосованию «за» в ходе референдума. О том, сколь большое влияние на общественное мнение оказали эти плакаты, свидетельствует то, что они были продемонстрированы практически во всех международных выпусках новостей, посвященных референдуму в Ирландии.

Рабочий класс, женщины — и в особенности молодые женщины — стали движущей силой изменений во всех сферах жизни ирландского общества — от платы за воду (другой известный кейс борьбы рабочих в Ирландии — против недавнего введения отдельной платы за воду в домах помимо коммуналки; рабочие выиграли — прим. ред.) до равенства в браке — и вот теперь обеспечили этот грандиозный прорыв. Новое поколение, к которому очень часто относятся пренебрежительно, оказалось способно повести за собой массовое движение, вынудившее консервативных политиков действовать вопреки воле Католической церкви. Остается единственный вопрос — и это исключительно вопрос времени: когда это движение обретет еще больший масштаб, что приведет его к непосредственному столкновению с капитализмом как системой?

Перевёл Илья Луховицкий