Socialist
News




Кристин Томас, Resistenze Internazionali, Комитет за Рабочий Интернационал в Италии

Кризис в Италии — бомба замедленного действия

Что стоит за социальными реформами нового правительства Италии?

Лидер Движения пяти звезд Луиджи Ди Майо

В июне 2018 года к власти в Италии пришло популистское правительство Лиги СевераПравая партия, выступающая за независимость «трудолюбивого» севера Италии от «ленивого» юга — прим. пер. / Движения пяти звезд (Movimento 5 Stelle, M5S). Приход их к власти стал следствием массового голосования против основных буржуазных партий, которые более 20 лет формировали правительство. Чтобы обозначить разрыв с прошлым, популисты пообещали народу работать как прозрачное правительство и покончить с политикой жесткой экономии, в частности, ввести безусловный базовый доход и отменить пенсионный закон ФорнероЭльза Форнеро, министресса труда и социальной политики в 2011-2013 годах, ставшая инициаторкой проведения пенсионной реформы — прим. пер. (выход на пенсию с 67 лет). Для работниц и рабочих, безработных и слоев обнищавшего среднего класса, чей уровень жизни снизился по сравнению с тем, каким он был 20 лет назад, обещание минимального гарантированного дохода получило огромный отклик, особенно на юге страны, где M5S получило большинство своих голосов.

Позже все эти предвыборные обещания были смягчены. Безусловный базовый доход фактически стал эдаким пособием по безработице, введение которого преследовало неолиберальную цель принудить людей к рабскому труду. Закон о пенсиях не отменят, в него только внесут очень небольшие и временные изменения (до 2021 года выход на пенсию снижается на пять лет — до 62, но только в случае трудового стажа не менее 38 лет). Тем не менее, принятие даже таких незначительных социальных реформ, которое будут приветствовать многие части населения, даже в ограниченной форме, означало, что Европейской комиссии представили проект бюджета с ожидаемым дефицитом в 2,4% от ВВП.

В 3%-ный лимит ЕС уложиться удалось, но ожидание величины дефицита было основано на преувеличенных оценках роста, в которые никто не верил, и превысило дефицит, согласованный с предыдущим правительством, в три раза. Конфликт с ЕС был неизбежен, но правительство пообещало стоять на своем. «В кои-то веки, — в типично популистской манере заявил лидер M5S Луиджи Ди Майо, — мы отдаем деньги беднякам, а не банкам».

Европейская комиссия ожидаемо отклонила проект бюджета, опасаясь того, как он скажется на государственном долге Италии. Достигнув 2,3 триллиона евро, он представляет собой готовую взорваться в любой момент бомбу замедленного действия. Это реально угрожает экономике еврозоны и самой единой валюте. Таким образом, еврокомиссия вернула проект бюджета обратно, выдвинув требование внести в него изменения, которые популистская коалиция первоначально отказалась вносить — впервые подобным образом национальное правительство выступило против ЕС. Столкновение могло закончиться для итальянского правительства штрафом вплоть до 9 миллиардов евро.

Этот конфликт дал коалиции ценное пропагандистское оружие, особенно ультраправой Лиге, использовавшей антииммигрантскую и антиЕСную риторику, чтобы приобрести и расширить свою социальную базу. Лидер Лиги Маттео Сальвини заявил, что позиция ЕС — это атака не против правительства, а против народа, демократии и суверенитета. Согласно опросам общественного мнения, антиЕСные настроения в Италии выше, чем в Великобритании: 39% согласились с тем, что ЕС — это хорошо (по сравнению с 47% опрошенных в стране, проголосовавшей за Брэксит), хотя только 26% поддержали бы на данном этапе отказ от евро.

Сальвини использовал эти быстро растущие настроения не только по поводу бюджета, но особенно в отношении иммиграции и лодок, идущих по Средиземному морю из Ливии. Как следствие, поддержка Лиги возросла с 17% на прошлогодних выборах до более чем 30% в настоящее время. Она обогнала M5S, чья поддержка упала с 32% до 26%. Лишь 67% голосовавших за M5S в 2018 году заявляют, что проголосовали бы за него сейчас. Этот показатель упал до 58% среди молодежи.

Бюджетный конфликт

В конце концов обе стороны бюджетного конфликта подмигнули друг другу и достигли договоренности сократить дефицит еще на 0,4%. Если бы ЕС настаивал на штрафе за чрезмерный дефицит бюджета, это бы только укрепило правую популистскую пропаганду. Последняя осыпает проклятиями диктат европейской элиты, банкиров и спекулянтов, которые вступили в сговор с целью помешать демократически избранным правительствам выполнять предвыборные обещания, за которые проголосовал народ. Это бы придало правым популистам мощный вес на европейских выборах в мае — не только в Италии, но и во всей Европе.

Как надеялись европейский комиссар по финансовым делам Пьер Московиси и другие еврочиновники, «дисциплинарные меры» рынка вынудили правительство отступить. Процентные ставки по итальянскому долгу быстро росли на фоне опасений, что экономика может впасть в еще одну рецессию и в возможный банковский кризис, который будет иметь последствия для всей Европы. Было оказано давление, чтобы положить конец конфронтации со стороны частей итальянского капиталистического класса, в том числе со стороны малого и среднего бизнеса на севере, на который Лига по большей части и опирается. Тем не менее, компромисс позволил коалиции заявить, что сопротивление ЕС сработало и что, несмотря на согласование дефицита, правительство все еще сможет осуществить основную часть своей политической программы.

В действительности, уступка итальянского правительства требованию уменьшения дефицита означает сокращение государственных расходов на 7,5 миллиардов евро. Более того, если бюджетное соглашение на 2020 год не удастся заключить (а это весьма вероятно, учитывая слабость итальянской экономики, которая, как ожидается, вырастет в этом году в лучшем случае на 1%), коалиции придется пойти на повышение НДС на потребительские товары и услуги. Решение о его увеличении было принято предыдущим правительством Демократической партии (Partito Democratico, PD), но было сразу отменено нынешним, после прихода коалиции к власти. Однако только повышения НДС будет недостаточно, бюджет необходимо будет сократить еще на 2 миллиарда евро.

Отсутствие времени для маневра и какой-либо политической альтернативы означают, что лидер Лиги Севера Сальвини, вероятно, сможет достичь своей цели — использовать бюджетный конфликт и свою жесткую позицию по иммиграции в качестве платформы, для того чтобы получить много голосов на европейских выборах. Результаты первоначальных опросов, проведенных после заключения бюджетного соглашения, носят смешанный характер. Одни опросы показывают незначительное увеличение поддержки обеих партий, другие — незначительное снижение.

Также вполне возможно, что Сальвини воспользуется победой на евровыборах, чтобы добиться проведения всеобщих выборов, после которых более «социально направленное» M5S сойдет с дистанции. Это порадует его мелкорыночную базу. Однако нельзя исключать возможности развала коалиции еще до мая. Лидер M5S — Ди Майо в целом согласился с нападками Сальвини на иммиграцию и ЕС. Однако в рядах M5S возникли разногласия по этим вопросам, по бюджету и по другим проблемам, таким как невыполнение обещания пересмотреть крупные проекты, наносящих ущерб окружающей среде. Эти противоречия начинают находить отражение в парламенте.

Трагедия заключается в том, что, по крайне мере пока, не построена левая политическая альтернатива, способная направить недовольство, которое начинает охватывать широкие слои населения и неизбежно будет расти под воздействием экономического и политического кризиса. Итальянская экономическая бомба не обезврежена — просто немного поправили время на таймере. В то время как рост экономики Италии за последние 20 лет в среднем составлял всего 0,4%, государственный долг огромен, а час расплаты нельзя откладывать до бесконечности.

Этот небольшой конфликт показал, что учреждения ЕС можно вынудить пойти на какие-то временные уступки, чем и пользуются популисты. Однако по настоящему значимые и долгосрочные реформы в интересах трудящихся можно провести только путем массовой мобилизации вокруг программы, которая начнется с отказа от выплаты долга и смело бросит вызов всей экономической и политической основе европейского клуба боссов и капиталистического рынка. Экономика Италии, также как и всей Европы, только будучи переведенная на рельсы демократического планирования, контроля и управления обобществленной промышленности и банков со стороны рабочих и профсоюзных организаций, сможет решить бюджетные и экологические проблемы, стать реальной основой для повышения уровня жизни большинства.

Перевёл Леонид Кригер. Редактировал Даниил Раскольников