Socialist
News




Джеймс Коннолли

Джеймс Коннолли о практичной политике

Статья из сборника «Доступно о социализме» 1909 года

От редакции

Джеймс Коннолли — революционер и социалист, отдавший жизнь борьбе за освобождение рабочего класса Ирландии. Не то, чтобы мы хотели этой фразой придать тексту пафоса; в считанные дни после подавления Пасхального восстания Коннолли, получившего смертельное ранение, расстреляла британская администрация — из страха перед идеями, которые он олицетворял.

На русский язык переведено крайне мало его работ, а между тем он на практике прорабатывал подход марксистов к национальному вопросу, связывая борьбу за ирландскую независимость с борьбой за социализм. Проникновенное высказывание, которое цитируют герои известного фильма Кена Лоуча «Ветер, который качает вереск», принадлежат именно ему: «Если даже завтра вы избавитесь от английской армии и вывесите зелёное знамя над Дублинским замком, все ваши усилия окажутся тщетными, если вы не займетесь созданием социалистической республики. Англия все равно будет править вами. Она будет править посредством своих капиталистов, лендлордов, финансистов, через воинство коммерческих и индивидуальных институтов, которые были здесь ею выращены и политы слезами матерей и кровью мучеников». Сегодня в этом утверждении можно поменять зеленый флаг на флаг из четырех красных горизонтальных полос на золотистом фоне, а Англию на Испанию — и оно будет актуальным для каталонцев.

Однако ниже текст не о национальном вопросе. Мы решили перевести небольшую статью про так называемую практическую политику из его сборника 1909 года «Доступно о социализме» (англ. Socialism Made Easy). Любой и любая, кто пытался говорить о социалистических идеях со знакомыми или коллегами, наверняка сталкивались с похожими возражениями, которые разбирает Коннолли. Надеемся, что эта статья будет полезна.

 


 

Перевод Сергея Скобелева и Ивана Пивоварова. Редактура Самсона Ларина

Давайте будем практичными. Нам нужно что-то практичное.

К этому постоянно призывают занудные бездари, боящиеся столкнуться с суровой потребностью в бескомпромиссных действиях. Их риторика оказала бо́льшую услугу делу угнетения, чем все его открытые сторонники.

Обычно человеку не нравится, когда его считают непрактичным. Даже испытывая отвращение к принципам политической партии, с которой он себя связывает, и не доверяя ее лидерам, он не покинет ее и будет надеяться, что абсолютное отсутствие искренности может принести все же больше практических результатов, чем честная прямолинейность той партии, в идеалы которой он по-настоящему верит.

Говоря языком политики, если партия настолько безразлична к горю и страданиям человека, что она не поднимает свой голос против них, то это умеренная, практичная партия. А если партия безразлична к личностям политических вождей и к возне за номинальное лидерство, но увлечена каждым вопросом, затрагивающим положение трудящихся масс, то это крайняя, опасная партия.

Тем не менее, пусть это и прозвучит парадоксально, нет партии более неспособной к практическим результатам, чем традиционная политическая партия. И нет партии, которая столь внимательно относилась бы к умеренным реформам, кроме революционной партии. Имущие классы будут продолжать презрительно насмехаться над любой программой улучшений положения рабочих, пока предлагатели этих программ признают «право на собственность». Когда же внимание общественности направляется на вопрос о том, оправдано ли существование такого права вообще, класс господ, тревожащийся за награбленное добро, идет на уступки, проводя реформу за реформой — чтобы избежать революции.

Мораль такова: не будьте «практичными», когда дело касается политики. Быть практичным в этом смысле будет означать, что вы научите себя думать в том направлении и внутри той колеи, в которой те, кто грабит вас, хотят, чтобы вы думали.

Как бы то ни было, для нас настало время вообще избавиться от всего лицемерия «политики» и «агитации, которая отвечает букве конституции». Потому что это пустые фразы.

Каждый общественный вопрос — это политический вопрос. Те, кто говорит нам, к примеру, что вопросы труда не имеют отношения к политике, не понимают ни трудовых вопросов, ни политики. Вопросы труда не могут быть решены иначе как мерами, которые требуют пересмотра всего общественного устройства, и которые, конечно же, сопряжены с политической борьбой за власть — для того, чтобы произвести такой пересмотр.

Если под политикой понимать борьбу между властью и оппозицией или состязание за руководство партией, тогда трудящиеся справедливо будут совершенно безразличны к такой политике; но к политике, которая сосредоточена вокруг вопроса собственности и управления ею, трудящиеся не будут, не могут быть безразличны.

Чтобы освободить себя, трудящиеся должны перестроить общество на основе труда. Этого нельзя сделать, пока силы государства в руках богатых. Следовательно, властные полномочия должны быть вырваны из рук богатых.

На языке правящего класса и его прессы аполитичный член профсоюза практичнее, чем социалист, а рабочий, вовсе не принадлежащий профсоюзу, готовый мириться с рабским положением, в котором он родился, — самый практичный из людей.

Герои и мученики прошлого, отдавшие жизни за свободу человечества, не были практичны, но тем не менее они были героями.

Покорные толпы, не выступившие в их поддержку из страха за свою шкуру, были практичны, но все-таки они остались бессердечными рабами.

Революция никогда не практична — вплоть до часа, когда она ударяет. Именно тогда она и лишь она становится практичной, а все потуги консерваторов и соглашателей становятся тщетными и неосуществимыми в представлении людей.

Ради этого часа давайте работать, мыслить и надеяться. Ради этого часа давайте жертвовать своим покоем в надежде на славное избавление. Ради этого часа давайте соберем армии труда, и мы посмеемся над рецептами всеобщего счастья, которые рабовладельцы называют практичными — практичными для увековечивания нашего рабства. Ради этого высочайшего перелома в человеческой истории давайте выжидать, как часовые во всеоружии, и всегда помнить, что у трудящихся не будет достоинства, пока они не освободятся от господ.