Socialist
News




Игорь Шибанов

Маркс многое не учёл?

Ответ на одно характерное письмо в редакцию

Письмо в редакцию


Дата: 18 февраля 2001, Автор: А. Д.

Здравствуй, Игорь!

Пишет тебе А. Д., если ты такого помнишь... У меня есть к тебе пара вопросов.

1. Современные марксисты все больше напоминают экзотические религиозные секты. Это не кажется вам угрожающим и необратимым симптомом?

2. Рабочие, что в РФ, что в Болгарии, Румынии/Молдавии, не могут самоорганизоваться даже в боевые профсоюзы. Откуда внезапно возьмутся силы для самоорганизации?

3. По большому счету, рабочие в 90% стран мира остаются экономически несознательными, они остаются атомарными. Не кажется ли вам, что буржуазия всеми своими усилиями (например, с помощью информационных технологий) это положение вещей не даст изменить НИКОГДА, сколько бы мы не упирали на «объективные законы истории».

4. Троцкий писал, что в реакционную эпоху, у марксистов остается только одно маленькое достояние, которое необходимо всячески сохранить. Это революционная политическая программа.

Но это же идеализм!

Что такое программа? Набор слов, проклятий и благих пожеланий. Как она может реализоваться без конкретно-исторических сил, направленных на ее реализацию?

Это смешно.

Давайте толканем «Переходную программу» Троцкого в Древний Рим?

Там нет сил по ее реализации. И не было. Нет их и сейчас. И не предвидится.

Поэтому остается ТОЛЬКО СЛЕПАЯ ВЕРА в то, что СИЛЫ появятся.

Вот пример: Программа по реформированию веры, т. н. «Аугсбургский манифест», так до сих пор и не реализована. Прежде всего потому, что через 50 лет после ее выхода Католическая церковь, не вдаваясь в теоретическую дискуссии с ее авторами начала «силовую» программу Контрреформации.

И сегодня католическая церковь благодаря ЕДИНОЙ иерархии все еще сильнее, чем КОНФЛИКТУЮЩИЕ раздробленные протестантские «ДЕМОКРАТИЧЕСКИЕ» структуры. Мартин Лютер и Ко чего-то не учли, планируя быстро «похоронить» ПРОГНИВШУЮ католическую церковь.

Вот и «последняя тайна и загадка» марксизма — если Маркс чего-то не учел в своих схемах, то верующие марксисты не смогут похоронить ПРОГНИВШУЮ буржуазию.

...Пролетариат не организован и пассивен во всем мире повсеместно, а «если рабочий класс не организован и если он не революционен — то он ничто» (К. Маркс).

Во-вторых, нет сил ни у каких марксистов. Как ничтожно мало самих рев. марксистов в ЛЮБОЙ СТРАНЕ МИРА.

Это доказывает, что Маркс многое чего НЕ УЧЕЛ.

(напечатано в сокращении)

Ответ редакции


Здравствуй А. Д.

Мы никогда не ведем дискуссий ради дискуссий. Но, сомнения, высказанные тобой являются типичными. Поэтому высказываю свое мнение публично.

Честно говоря, я не совсем понимаю каким образом «Переходную программу», созданную в 1938 году в момент системного кризиса капитализма можно «толкануть» в Древний Рим? История не может не быть единством времени и действия.

Программа, произнесенная вслух — есть, разумеется, обычное колебание звуковых волн. Написанная на бумаге — она есть текст, или (если ее никто не читает) просто набор знаков. Но к чему нам это знание физики? Чтобы вечно стоять на перекрестке?

Тебе хочется называть веру «слепой»? Однако, мы являемся социалистами еще и потому, что постоянно критикуем свою социалистическую программу. Но кем мы не являемся, так это скептиками. Мы не подкапываем сами под себя.

Мы пытаемся учитывать реальность такой, какова она есть. Но мы не позитивисты, и не станем бубнить «с одной стороны, с другой стороны». Мы ухватимся за ту сторону, что поможет нам сделать шаг вперед.

Ниже мы вернемся к твоим сомнениям. Возможно, ты останешься неудовлетворенным. Но кто задает мудреные вопросы, должен быть готов услышать на них и мудреные ответы.

Аналогия с реформацией

Твою трактовку контрреформации я принял сначала за шутку. Оказалось, напрасно.

Подлинная суть реформации состояла в схватке классов за земельную собственность. Она была спровоцирована стремительным развитием менового хозяйства, мануфактур, внешней и внутренней торговли, колониальной экспансией и пр. Перед крупными сеньорами в этих новых условиях открылись почти безграничные возможности обогащения, нужно было лишь перестроить их хозяйства.

Перестройка сеньорий пошла по пути захвата общинных земель и увеличения барщины в доменах, что могло развиться теперь только в плантаторское хозяйство (т.н. «второе издание крепостничества»).

Кроме крупных магнатов в Германии существовали и мелкие имперские рыцари, которые уже не могли прожить на ренту со своих ленов в условиях «революции цен». Секуляризация монастырских земель не давала покоя ни тем, ни другим. Городские магистраты были также не прочь завладеть церковным имуществом в своих городах. Новая антипапистская ересь Лютера сразу же пришлась всем ко двору.

Держатели же хотели сохранения общинных угодий, наследственности держаний и сокращения повинностей. Они восприняли проповедь Лютера как сигнал к штурму не только церковных, но и светских сеньорий. Между 1520 и контрреформацией ты пропустил самую малость — Великую крестьянскую войну 1524-1525!

После того как князья расправились с восстанием (из 200 тыс. его участников была уничтожена половина, включая Мюнцера) баланс социальных сил и самочувствие в протестантском лагере изменились. Крестьяне были обескровлены, рыцарское восстание подавлено еще раньше, а бюргеры и князья боялись новых мятежей.

Именно это, а не некие изъяны плана Лютера, подготовили благодатную почву для контрреформации.

Рабочий класс сегодня также чувствует себя не лучшим образом. Политика рабочих бюрократий (соцдемократов и сталинистов) также привела к контрреволюции. Что тут удивительного? Это обычная борьба за свои интересы. Разве Маркс не учитывал этого?

* * *

Надеюсь, ты понимаешь, что Реформация — есть лишь религиозно-политическая форма исторического этапа некоего объективного процесса. Он заключается в смене одного способа производства (средневекового) другим (буржуазным). Его важной особенностью является постепенное вызревание нового уклада в старом — рост городов, суконные мануфактуры в Северной Италии в 14 веке, шампанские ярмарки, коммутация ренты, появление безземельных коттеров и т. д.

Процесс носит длительный, и главное, стихийный автоматический характер, так как протекает в рамках единой экономической формации. После его завершения мы как имели, так и имеем классовое общество вместе с государством, отношения частной собственности и господство производственных отношений над людьми.

Восстание в Нидерландах, гражданская война в Англии, Великая французская революция, реформы Мэйдзи — лишь политические способы оформления господства нового способа производства, т. н. «политические революции».

И Реформация — один из них. Если она не удалась, как «планировалось» Лютером — не страшно. Найдутся иные пути утвердить политическое господство буржуа или провести все необходимые реформы. Когда не удалась революция 1848, нашелся «реформатор» Бисмарк.

Социализм же нигде, никак и никогда не вызревает в капитализме. Не существует никакого «подспудного» экономического процесса автоматически реформирующего капитализм. Социализм лежит по ту сторону капитализма, за экономической общественной формацией. Поэтому «великая социальная революция» может свершиться только сознательно. Замены ей не найдется. И если она не удалась в прошлом веке, то в новом надо начинать сначала.

Секты и симптомы

Ты считаешь, что марксистские организации деградируют.

Но с самого начала марксизм представлял собой именно «экзотическую секту» из нескольких человек во главе с Карлом Марксом — пожалуй, самой «экзотической птицей» 19 века. В таком положении, если считать от «Немецкой идеологии» (1845), он пробыл более чем 30 лет. Лишь в 1878-80 годах началось проникновение марксизма в немецкую социал-демократию. И тем не менее, когда Флоренс Келли-Вишневецкая предложила опубликовать одну из работ Энгельса, издатель спросил ее: «Кого? Того, что повесили в Чикаго?»

Исключая Германию, в большей части стран некоторые марксистские группы образовались лишь к концу века, например, экзотическая группа Плеханова.

А делегаты на хрестоматийном II съезде РСДРП представляли «экзотические» кружки из 5-10 человек. Как ты считаешь, это можно было рассматривать как необратимый и угрожающий симптом?

И период повсеместного существования массовых марксистских партий (II и III Интернационалы) был не слишком длинным. Впрочем, недостатка в придирках не было никогда. «Критики» указывали на поверхностное, формальное усвоение массами учения Маркса. Так что на всех не угодишь.

Солнечный луч в феврале

Ты говоришь о повсеместной пассивности пролетариата. Сначала я хотел привести академические примеры обратного, например, Индонезию. Но тут по НТВ (показали 2-минутный сюжет!) сообщили, что рабочие Daewoo неделю ведут бой с полицией и намерены стоять до конца. И все началась как раз в ту дату, которая стоит под твоим письмом.

Откуда «внезапно» взялись силы для самоорганизации? Потому что рабочие просто защищают свои жизни.

Ты скажешь, мол, это фрагмент неполитической разрозненной борьбы, обреченной на затухание. Но такие фрагменты случаются в мире ежемесячно и еженедельно. А во-вторых, если бы рабочие Daewoo Motors изначально рождались марксистами, то какова была роль самих марксистов?

Рабочим хватает и активности и агрессивности. Им не хватает субъективного фактора: руководства и программы действий.

Россию, Украину и Молдову скоро ждут подобные классовые сражения. Терпение — означает желание. И, потом, на это просто стоит посмотреть.

Никогда не говори никогда

Производственные отношения (или отношения частной собственности) проявляют себя как отчужденная материальная сила, стоящая над обществом и людьми, что неизбежно приводит к разделению общества на классы — функциональной «персонификации» этих отношений. Развитие общества не управляется людьми. Единственная сила его движения (не важно, прогрессивного или регрессивного) находится в слепой борьбе классов или их производных, за свои интересы. По-моему, ты согласен с этим.

Но что означает конструкция, выстроенная тобой? Снизу находятся атомизированные массы. Предположим. Но сверху присутствует некая буржуазия, которая некими усилиями (названы информационные технологии) вдруг приобретает над общественными отношениями тотальный контроль. Таким образом выходит, что общество сознательно управляется!

Вернемся к Daewoo Motors. Объясни мне, как хозяева Daewoo Motors с помощью любых технологий могли бы избежать второй после 1997 года волны кризиса, падения конъюнктуры и $10-20 млрд. долга? Ведь это никак от них не зависит.

И поэтому менеджеры «объективно» вынуждены увольнять 40% рабочих.

После этого, с помощью каких волшебных технологий можно убедить рабочих в том, что они не стоят на грани жизни и смерти? Таких технологий нет и не может быть. Поэтому у рабочих остается один путь — начать захватную забастовку. Ну, а государство бросает на подавление полицию.

Далекая иголка (сокращение мирового рынка автомобилей) потянула за собой длинную нитку почти автоматических действий и никто не управляет ситуацией, потому что ситуация развивается объективно!

Думать, что при помощи каких-то технологий и манипуляций кто-то сможет изменить базис общества, по меньшей мере, наивно. Капитализм, в котором отчуждение максимально, к тому и наименее приспособлен для подобных фантазий.

Даже переходные общества, типа Спарты или СССР могли практиковать нечто подобное лишь временно. В конце концов, внутренние процессы взорвали и их.

Оруэлл в «1984» нарисовал картину, где правящие классы удерживают плебс в атомизированном состоянии. Ключ тот же — специальная обработка информации и контроль над нею. Неплохая идея для бестселлера. Но опровергать историю (а заодно и марксизм) романом «1984» или его унылыми конвариантными репликантами типа «Generation «П» занятие неблагодарное.

Последний штрих

Политический опыт как и екклесиастова мудрость, несет в себе многия печали, ибо дефлорирует многие иллюзии. Почти всегда «дискуссии», затеваемые вдруг отдельными индивидуумами, служили лишь рационализацией для их будущих шагов и поступков.

Так было в 1928 году, когда некоторые оппозиционеры в ссылке «вдруг, на ровном месте» начали дискуссию о перманентной революции. Через несколько месяцев все они капитулировали перед Сталиным и вернулись в Москву.

Так было в 1939 году во время дискуссии в SWP, начатой Бернхэмом. И здесь т. н. новые теоретические подходы послужили лишь поводом к разрыву с партией и с марксизмом. Но история не устает мстить своим марионеткам. Сбылся прогноз именно «упертого догматика» Троцкого, а не автора «Революции менеджеров».

Хотел бы ошибиться, но, к сожалению, тон и характер твоих вопросов, нападки на «пассивный» пролетариат, почти не оставляют места для сомнений. Ведь мы живем в мире, где люди повторяются в своих рефлексах и действиях. И это тоже одна из характеристик классового общества. Гильфердинг в 1935 из эмиграции обвинил рабочий класс в пассивности и в пособничестве фашистам. Так зачем нужны реальные факты в этой истории о зловещей любви и прекрасной измене?

10-летний опыт нашей организации, знавшей и расколы, и индивидуальные уходы, свидетельствует о том же.

Видимо, определенная эволюция тобой уже проделана и дело лишь за банальной развязкой. Не всякий конец означает начало.

Да, да или нет, нет — остальное от лукавого.