Socialist
News




Гера Крит

Мокрый марш

Как прошел Марш матерей в Москве

Марш матерей. Фотография из репортажа anatrrra

Проливной дождь, почти тропический ливень не помешал акции против политических репрессий. На улицу вышли более тысячи человек, чтобы под зонтами пройти по Тверскому бульвару до здания Верховного суда на Поварской. Участницы и участники несли в руках детские игрушки, которые оставили на финише у дверей Верховного суда, где начался стихийный митинг с речевками «Свободу», «Свободу политзаключенным», «Мы здесь власть», «Дети не должны сидеть в тюрьме».

Игрушки стали символом протеста из-за широко разошедшейся фотографии Анны Павликовой с игрушечным единорогом. Анна — одна из арестованных по липовому делу «Нового величия», организации, которую слепили сами же сотрудники ФСБ, чтобы потом успешно раскрыть «группировку экстремистов». Во время ареста Анне еще не исполнилось 18 лет, затем в СИЗО у нее обострились болезни, но суд упорно отказывал даже в домашнем аресте. Для многих, кто вышел на акцию, очередное продление ей ареста в начале августа стало последней каплей, доказывающей бесчеловечность путинской системы правосудия.

Акция не была согласована, организаторки (в основном деятельницы культуры), не тешили себя надеждами и сразу сказали: мы прекрасно понимаем, что её не согласуют, поэтому нет смысла тратить свое время впустую. Они не поддались на давление полиции, которая наведалась домой к Яне Трояновой и Анне Наринской, чтобы «предупредить о недопустимости нарушения закона». Не смутили их и плохо скрытые угрозы провластных деятелей, прорежимных СМИ и даже адвоката Анны Павликовой, выступившего против марша. Решительность во что бы то ни стало провести акцию и более 5000 человек в группе акции в фейсбуке, очевидно, испугали власти, которые начинают понимать, что запугивание перестает работать и уже невозможно контролировать ситуацию. Люди перестают боятся несанкционированных акций, значит еще более массовые и злые антиправительственные выступления не за горами.

Марш матерей. Фотография из репортажа anatrrra

За несколько часов до марша, в надежде снизить количество участниц и участников акции, Следственный комитет попросил суд отпустить Анну Павликову и Марию Дубовик под домашний арест. Прокуратура сразу поддержала это обращение, а Верховный Суд, как внезапно выяснилось в тот же момент, обязал президиум Мосгорсуда рассмотреть жалобу на арест Павликовой еще аж 9 августа. Резкий разворот в риторике репрессивных органов только раззадорил участниц и участников — массовое давление еще даже не состоявшейся акции уже начинало работать. Если дело не сдвинется с мертвой точки и все эти заявления — пустая болтовня, стоит ожидать новые волны протеста. Это мы узнаем уже сегодня, 16 августа, — слушания по ходатайству СК в отношении Павликовой и Дубовик назначены на 16:00 и 17:00 соответственно.

Похожие акции, только в несколько ином формате прошли и в других городах. В Санкт-Петербурге в одиночных пикетах приняли участие и родственники арестованных по еще одному липовому «делу Сети», показывая, что солидарность — единственное наше оружие против репрессий. Забавную историю рассказал один из участников питерских пикетов Алексей Резников. Его пятилетний сын написал на небольшом листке «Аня, не бойся, я с тобой! Рома, 5 лет». А далее произошло совершенно нелепое: «Походят хлопцы, — пишет Алексей на своей странице в Фейсбуке, — и на абсолютно серьезных щщах спрашивают — кто писал плакат? Рома говорит — я. И мент всерьез, глядя на него, начинает тараторить — этонарушениетакойтостатьиадминкодекса. Круто. Но имейте ввиду, если за ваш строй взялся Рома, ему (строю) конец».

Фотографии из поста Алексея Резника

Они же дети!

Есть очень опасный момент в этих протестах, о котором нельзя молчать. Эмоции протестующих о «детях в тюрьме» — понятны. Их желание борьбы — тем более. Но обесценивание политических взглядов и высокомерный, якобы «взрослый» взгляд сверху вниз на Анну Павликову, Марию Дубовик или других молодых людей, которые сегодня находятся под прессом государства, просто недопустимы. Это обратная сторона усвоенной режимной пропаганды. Нас пытаются убедить, что эти молодые люди не имеют собственных взглядов, ведь они — дети. Когда школьники выходили на акции против коррупции, кремлеботы в интернете и их копии на ТВ расплывались в ехидных улыбках, — мол посмотрите, эти несмышленыши и есть оппозиция, их же просто используют в своих целях политики.

Молодежь всегда чувствует несправедливость намного острее, чем обросшие броней цинизма и рутинными делами «взрослые». И когда эти взрослые, сжав зубы, проглатывают все несправедливости путинского режима, они лишь показывают молодым, насколько прогнила вся эта система, где очевидное зло называют добром, коррупционеров — чиновниками, где отсутствие будущего скрывают за разглагольствованиями купленных «экспертов» о скором процветании, где миллиарды уходят на коммерческое шоу FIFA, и в тоже время пенсионеров лишают их пенсий, и где реальные зарплаты намного ниже чем в киселёвских кулстори.

Марш матерей. Фотография из репортажа anatrrra

Молодежь политизируется намного быстрее, выступает намного радикальнее — поскольку она есть совесть старого мира, и именно её пытаются вытравить всеми возможными способами, сломать и заставить превратиться в безопасных «опытных взрослых». И не стоит тем, у кого уже устоялись политические взгляды, помогать режиму в этом, даже если ваши собственные взгляды расходятся с взглядами молодых. Надо отказаться от глупых противопоставлений ребенок\взрослый, протянуть и пожать молодым руку, чтобы встать с ними плечом к плечу против репрессий, нищеты, дискриминации, угнетения.

В деле «Нового величия» ФСБ-шный провокатор пришел на поле, подготовленное политикой Путина, он просто собрал недовольных, которые хотели заниматься какой-то политической борьбой. Сама возможность последовавшей провокации возникла из-за отсутствия внятных, по-настоящему демократических, массовых, низовых политических организаций, которые бы бросили открытый вызов прогнившей системе, предлагая не «герилью», «партизанщину», «революционный заговор», «индивидуальный террор», а массовую мобилизацию на акции протеста, организацию комитетов борьбы на рабочих и учебных местах, единые действия в борьбе за повышение зарплат, пенсий, стипендий, против коммерциализации и развала общественной системы образования и здравоохранения. И такую политическую организацию нам еще только предстоит создать, если мы хотим всё изменить.

Левые защищают правых?

Много раз от разного рода сталинистов и ультралевых сектантов мы слышали упреки в свою сторону, что требуя освободить политзаключенных, отменить статьи 282 и 148 Уголовного кодекса, социалисты сами того не желая помогают ультраправым, националистам и ксенофобам, которые на свободе продолжат свои «речи ненависти». Но это совершенно неверная постановка вопроса. Режим использует эти статьи против любых противников и недовольных, как условно-правых (дело «Нового величия»), так и условно-левых (дело «Сети»). Антифашисты могут сесть за перечеркнутую свастику, фашисты за гитлеровскую свастику, а сетевые недовольные — даже за исторические фотографии нацистов, держащих флаг НСДАП.

Мы не считаем, что путинский режим способен вести успешную борьбу против ультраправых, которых сам же и порождает своей консервативной, ксенофобной политикой. Единственные силы, способные успешно противостоять ультраправым — это организованные рабочие и социалистические организации. Массовая информационная кампания против фашизма, ультраправых, ксенофобии, мигрантофобии, национализма, исламофобии, гомофобии, сексизма — с объяснением корней этих явлений сделает намного больше, чем все самые драконовские законы и посадки. Как говорил один из лидеров Движения за гражданские права в США Стокли Кармайкл: Если расисты хотят меня линчевать — это их проблема. Если у них достаточно сил, чтобы меня линчевать — это моя проблема. Расизм — это не вопрос отношения к кому-то, это вопрос соотношения сил.

Свободу всем политзаключенным!

Социалистическая Альтернатива приняла участие в этом Мокром марше. К сожалению, нам не удалось раздать наши листовки, дождь просто не позволил сделать это. Но мы общались с протестующими и СМИ, объясняя наш подход, призывая к долгосрочной политической кампании до освобождения последнего политзаключенного. Такая кампания необходима, и как мы уже писали, именно сейчас есть все предпосылки и возможности ее вести и вовлекать в нее большие группы людей.

Активисты и активистки СА скандируют: «Свободу политзаключенным!»

Выходите на связь, если готовы вместе с нами делать кампанию против репрессий!