Socialist
News




Лев Сосновский

«Умное голосование» или активный бойкот?

Что делать недовольным на московских выборах

За бурными событиями последних недель, демонстрациями и митингами с тысячами задержанных и липовыми делами как-то отошел на задний план их повод — то есть сами московские выборы. И это закономерно — кампания по выборам в Мосгордуму стала новым триггером, через который прорвался очередной взрыв недовольства. Недовольства всем — от падения уровня жизни и роста полицейщины до горящей Сибири и радиоактивного взрыва в Северодвинске. «Субботний митинг (10-го августа — Л.С.) уже не касался Мосгордумы. Это был митинг — сопротивление угрозе, которая нависла над городом и над страной, а не только над оппозицией» — цитируют «Ведомости» Глеба Павловского.

При всей паничности действий властей — как московских, так и кремлевских — в их избыточной на первый взгляд жесткости есть свой определенный прагматизм и логика. Парламентская трибуна первого по величине и важности города России слишком высока, чтобы позволить неподконтрольным власти политикам использовать ее для обличений режима и служить официальным центром притяжения недовольных. У московских властей есть и свой, сугубо «шкурный» интерес. Деньги, как известно, любят тишину. Несколько оппозиционных «бузотеров», получив на законном основании доступ к официальным думским документам, могут сильно осложнить жизнь разным чиновничьим и бизнес-кланам, чье благополучие строится на многолетнем «освоении» средств щедрого московского бюджета. И кто же рискнет позволить чужакам, борющимся за внимание растущего слоя своих потенциальных сторонников, постоянно лить бензин на все более горячие угли всеобщего недовольства?

Алексей Навальный, претендующий на место главного политического мозга нынешнего протеста, призвал ответить на тактику режима «Умным голосованием» — аккумулировать голоса против провластных кандидатов за одного из кандидатов системных партий или кандидатов от оппозиции. При этом за кого именно должна определить команда Навального одной ей известным способом. На первый взгляд консолидация голосов звучит логично, но так ли уж умно «умное голосование»?

Голосование на выборах должно, по нашему мнению, опираться все-таки на политический анализ, а не на технократически-политтехнологический расчет. «Умное голосование» представляет собой, по сути, модернизированную тактику 2011 года «За любую партию, кроме Единой России». Единственная разница, что на тогдашних выборах избиратель сам мог решить, за кого отдать голос, а сегодня ему это должна подсказать команда Навального. Но реализация этой тактики зависит от одного очень существенного момента — отвечает ли призыв голосовать «за любого кандидата, кроме...» действительным настроениям избирателей?

Умно ли голосовать за прорежимные КПРФ и СР? Ведь это те же самые партии, за которые были поданы голоса в рамках кампании 2011 года и которые в итоге не только не потеснили «Единую Россию», но и стали составной частью «бешеного принтера» Госдумы, голосуя за все репрессивные законы. Предложили ли они хотя бы амнистию политзаключенным? Нет. Это те самые партии, которые успешно «слили» прошлогодние протесты против повышения пенсионного возраста, не прекращая пустословить с трибун об антинародности пенсионной реформы.

Готовы ли участники протестов, шедшие под полицейские дубинки, голосовать за партию, лидер которой в очередной раз авансом объявил всех вышедших на улицы «агентами иностранных сил»? Готовы ли сами эти партии отстаивать свои голоса не только ритуальными исками в путинские суды? Уровень мобилизации на последний КПРФ-ный митинг за честные выборы (когда на согласованное мероприятие пришло в несколько раз меньше народу, чем выходило на несогласованные гуляния) говорит нам, что нет. А реальная популярность СР и вовсе мало отличается от статистической погрешности.

СР, ЛДПР, КПРФ и прочие «оппозиционные» системные партии (Коммунисты России, Партия пенсионеров и проч.) не являются по-настоящему независимыми, не отражают наши жизненные интересы, и отличаются друг от друга только риторикой. Кого они хотят протащить в депутаты? Как всегда — бизнесменов, чиновников или тех, для кого сидение в Думе давно стало профессией. Пока правящая партия будет резать бюджетные расходы, зарплаты и плевать на рабочие места, эти «оппозиционеры» будут переводить протесты в безопасное русло и превращать в говорильню.

Все это — факты, лежащие на поверхности, и даже они заставляют усомниться в тезисе Навального, что массовое концентрированное голосование за «режимные» партии способно нарушить сложившийся баланс и заставить власть торговаться и идти на уступки и тем открыть путь для реального политического процесса. Уже после 2011 года всем должно было быть ясно, что подобная тактика на другой день после выборов приводит в политический тупик. Увы, но власти ценят протестные голоса за тех, чьи роли в этом спектакле давно уже расписаны.

В качестве иллюстрации можно привести пример с регистрацией Сергея Митрохина в том округе, где пыталась баллотироваться Любовь Соболь. Митрохину — чисто политтехнологически, абстрагируясь от его личных качеств, — отведена на нынешних московских выборах та же роль, которую на президентских выборах играла Собчак. Как ее пихнули на выборы вместо Навального, так и его поставили на место Соболь. «Популярного либерала-навальниста или навальнистку мы вам не дадим. Но если вам нужен либерал на выборах — вот вам Митрохин и успокойтесь». Какие такие нечестные выборы? Там даже оппозиция есть! Такова легко читаемая логика власти.

Пусть проект «умного голосования» и не лишен своей логики, но он исходит из одного хотя и важного, но все-таки допущения — что выборы действительно являются выборами, где людям предоставляется действительная возможность проявить свою волю. И так это и было бы при обычном течении выборов, когда расклад политических сил действительно отражался бы в избирательном бюллетене. Однако с самого начала нынешней кампании действия как властей, так и оппозиции придали событиям гораздо менее предсказуемый характер. То, что десятки тысяч людей вышли на улицы и продолжали выходить несмотря на угрозы, избиения и уголовные дела, уже, как мы полагаем, показывает, что недовольство (по крайней мере в Москве) перехлестнуло рамки прежней тактики. И правительство теперь перешло в такой режим, когда оно, говоря словами Ленина, уже «не управляет а воюет».

И это ставит под вопрос главное допущение Навального о том, что мы имеем дело с реальными выборами, в которых власти готовы допустить в Мосгордуму тех, за кого подано большинство голосов избирателей. Его опровергает уже сам ход событий вокруг избирательной кампании. Если независимые кандидаты сидят (и, возможно, до самых выборов будут сидеть), если мэрия вместе с администрацией президента явно дали понять, что никого, кто не входит в их заранее составленный бюллетень, оно не желает видеть и не потерпит в Мосгордуме, какие же есть гарантии у «Умного голосования»? Увы, их нет. Нет смысла верить в букву закона там, где его дух растоптан и вбит в московские улицы дубинками и ботинками ОМОНа. Прошлогодний опыт Владивостока уже достаточно показывает, что если властям нужно — а в этот раз им очень нужно — они просто-напросто нарисуют своим кандидатам нужный результат, не особо интересуясь реальными итогами голосования. А для убеждения особо сомневающихся будут использоваться, как и прежде, ведомства Бастрыкина и Бортникова.

Усилиями властей, предвыборными махинациями, избиениями, запугиваниями и арестами московские выборы из собственно выборов превращены в референдум, в голосование о доверии всей нынешней системе с ее подконтрольными избиркомами и карманными партиями. А на референдуме возможны только два ответа — «да» или «нет». Не о персональном составе Думы уже идет речь, а об изменении всей системы выборов, регистрации кандидатов и подсчета голосов. Как минимум, о прекращении чуровско-памфиловского надувательства. Только такая постановка вопроса отвечала бы сейчас действительным настроениям участников протестов.

Поэтому единственным действительно протестным голосованием в нынешней московской ситуации было бы не голосование за режимные партии, а активный бойкот. То есть не игнорирование дня выборов (справедливо, что это поможет только фальсификациям), а всяческая активная обструкция работы избирательной машины. Пора сказать этому правительству: наши потребности и устремления уже не вмещаются в ваши бюллетени.

Если вы действительно видите среди кандидатов «оппозиционных» партий реальных активистов, которым вы доверяете и которые договорились с партией, чтобы не собирать подписи — голосуйте за них. Если нет — вычеркните всех, сделав фото бюллетеня. Хотите — можете вынести свой бюллетень с участка и наклеить его на любой информационный стенд в городе. Главное — чтобы эта кампания стала массовой, чтобы ни скрыть, ни замолчать ее стало невозможно.

А для этого — подумайте, как действовать во время и после выборов. Обсудите тактику со своими соседями, друзьями, коллегами, предложите им совместные действия. Мы можем уже сейчас на наших избирательных участках, в районах, на предприятиях организовываться для борьбы против планов Думы чиновников и боссов: планов снова игнорировать уровень жизни большинства, урезать социальный бюджет, ничего не делать с ростом цен, ухудшать и снижать доступность образования и медицины ради «экономии» на людях и поощрения коррупционных дойных коров — департаментов строительства, ЖКХ и благоустройства. Мы можем уже сейчас находить сторонников и создавать организации — инициативные группы или комитеты, которые окажут противодействие партии власти на выборах. Такие комитеты могут распространять информацию, собирать вокруг себя активных людей, обсуждать свои требования и лозунги для митингов, готовить стачки, в потенции — если их влияние будет расти — эти комитеты возьмут на себя роль по организации демократических выборов.

— Ни одного голоса режимным кандидатам и партиям!

— Никакого доверия нынешним выборам, за отставку мэра, правительства Москвы, Мосгоризбиркома и немедленные перевыборы!

— За низовые инициативные группы и комитеты действия на каждом предприятии и в каждом районе!