Socialist
News




Яша Кигель

«Это может привести к войне»

Интервью с Яшей Кигелем о ситуации в Израиле и Палестине

Mohammed Abed / AFP - Getty Images

Недавно закончился «Великий марш возвращения» — серия акций палестинцев на границе Сектора Газа с Израилем, которые жестоко подавляла израильская армия. Это была не просто какая-то слишком жесткая, непропорциональная реакция, а массовое подавление движения, которого так боится израильский истеблишмент, — заявил активист сестринской нам организации «Социалистическая борьба» (секции Комитета за Рабочий Интернационал в Израиле и Палестине) Яша Кигель. Он рассказал нам, как проходил этот протест и к чему он привел.

Беседовал Леонид Кригер


Яша, привет! В акции, которая получила название «Великий марш возвращения», приняли участие десятки тысяч палестинцев в Секторе Газа. Чего хотели добиться участвующие в марше?

Мы, члены «Социалистической борьбы», брали интервью у активистов из Сектора Газа, в том числе у организаторов Великого марша возвращения. Они прямым текстом говорили, что смириться с израильской блокадой Газы — значит умирать медленной смертью. Великий марш возвращения был восстанием против такой медленной смерти. Люди, особенно молодежь, шли бороться за своё будущее, за свою жизнь, за базовые права.

Жизнь населения сектора просто невыносима: электричество включают только на 4 часа в день, 95% водных ресурсов в Секторе Газа непригодны для питья, уровень безработицы составляет около 40%, а среди молодёжи (людей младше 30 лет) — 60%. Израильская армия регулярно обстреливает палестинских рыбаков, которые выходят в море, чтобы прокормить себя и свои семьи, ведутся обстрелы земель рядом с заградительным барьером.

Люди протестовали против блокады, против оккупации, за право на самоопределение и за права палестинских беженцев. Ведь 70% населения Сектора Газа — это беженцы или их потомки. Из разных городов и деревень исторической Палестины они бежали от этнических чисток, проводившихся в 1948 году. Этих людей насильно переместили в Сектор Газа, который сегодня является самой большой тюрьмой под открытым небом.

Центральной задачей последних маршей было заявить о проблеме беженцев и еще раз включить ее в повестку.

Протесты начались 30 марта, в День земли, когда палестинцы вспоминают убийство в 1976 году израильскими силами шести демонстрантов, выступавших против конфискации земель. Протест продлился до 15 мая — 70-летней годовщины Накбы, катастрофы палестинского народа, в результате которой более 700 000 палестинских арабов были изгнаны со своих земель. Почему Марш возвращения решили провести именно в этом году?

Я думаю, это связано с самим фактом 70-летней годовщины Накбы. В 1948 году, с одной стороны, было основано Государство Израиль. С другой стороны, именно тогда палестинцы стали народом без государства, без права на самоопределение. Как я уже отметил, вопрос беженцев сегодня тесно связан с положением людей в Газе, потому что большинство населения анклава — это люди, пострадавшие в ходе тех трагических событий.

Однако, кроме самого 70-летия, в том, что марш провели именно в 2018 году, можно увидеть более конкретные политические причины. В этом году израильское государство и правительство Нетаньяху отмечало 70-летие Государства Израиль без какого-либо упоминания о правах палестинцев. Это происходило при полной поддержке администрации Трампа, который перенёс посольство США из Тель-Авива в Иерусалим. Этот шаг имеет символическое значение для США, но он демонстрирует палестинцам, что их права с точки зрения правительств Израиля и Америки не имеют никакого значения. Этот шаг только укрепляет «легитимность» оккупации Восточного Иерусалима и Западного берега реки Иордан и фактически аннулирует право палестинцев на независимое государство со столицей в Иерусалиме.

Солдаты израильской армии стреляют в протестующих и используют слезоточивый газ

Марш решили провести именно в этом году из-за чувства безысходности. Правительство Нетаньяху открыто говорит, что оно не будет идти ни на какие уступки, и эта позиция получает безоговорочную поддержку американского империализма. При этом у палестинских политических партий и организаций, которые сейчас находятся у власти — ФАТХ на Западном берегу и ХАМАС в Газе, — нет стратегии борьбы или какого-нибудь плана по освобождению палестинцев. У них нет ответа, как можно добиться независимости и права на самоопределение. Эта безысходность толкает к протестам и радикализации новые поколения Газы — многие из них из-за режима блокады ни разу не выезжали за пределы этого анклава, а ведь этот анклав по своей территории сравним с округом Москвы [например, площадь Новомосковского административного округа, входящего в состав Москвы, составляет 361,4 км2, площадь сектора Газы — около 360 км2 — Л. К.]. Они решили, что им не на кого опереться и нечего ждать — им надо сейчас, не откладывая, начать настоящее восстание и бороться за свою жизнь, за свое будущее.

Каков был социальный состав протестующих? Какие слои палестинского общества были представлены на Марше?

Я хотел бы подчеркнуть, что протест был массовый — в нем участвовали широкие слои населения. 14 мая была организована бойня, в ходе которой были убиты более 60 протестующих. Была объявлена всеобщая забастовка в Секторе Газа. В марше приняли участие около 50 000 человек — он стал самым масштабным протестным выступлением в Секторе Газа против блокады за 10 лет ее текущей стадии. Кроме этого, Марш стал одной из самых крупных акций среди палестинцев за права беженцев как минимум с 2011 года, когда такие протесты разворачивались на фоне революций в Северной Африке и на Ближнем Востоке. Тогда тоже были организованы марши за права беженцев 15 мая — в день Накбы. После 2011 года до Великого марша возвращения не происходило ничего подобного.

Что касается слоев палестинского общества, то в протесте участвовали рабочие и беднейшие слои населения. Те активисты из Газы, с которыми мы общались, говорят о том, что в протесте участвовали и мужчины, и женщины; и молодежь, и пенсионеры. На марш выходили целыми семьями, несмотря на то, что все понимали, как он будет подавляться израильской армией и насколько опасно в нем участвовать.

Конечно, самой активной частью этих действий была молодежь. Те, кому не исполнилось и 20 лет, видели в протесте перспективу борьбы за улучшение собственного будущего. При этом необходимо иметь в виду, что половине населения Сектора Газа меньше 18 лет. 50% населения сектора — это дети и подростки! Разумеется, это влияет и на характер самого протеста.

Ничего себе! А с чем связан такой высокий процент молодёжи: с высокой рождаемостью или с тем, что в условиях блокады трудно дожить до пожилого возраста?

И с тем, и с другим, и с рядом других причин. Кстати, такая же демографическая ситуация наблюдается и в других странах Ближнего Востока, например, в Египте, Иордании и Иране. 50-60% населения составляет молодежь, дети и подростки. Это сыграло свою роль и в событиях Арабской весны — восстаний против коррумпированных режимов региона. Похожее происходит и в Секторе Газа: новое поколение палестинцев восстает против национального угнетения и против политических и экономических репрессий, организованных израильским капитализмом.

Израиль обвинил движение ХАМАС в подстрекательстве к этой акции. Какие политические силы стремились возглавить протест палестинских беженцев? Была ли акция спланирована или началась спонтанно?

Самый главный подстрекатель к протестам — это израильская оккупация. К протестам подстрекают израильская блокада, угнетение палестинцев, безработица, бедность. Многие активисты из Сектора Газа, с которыми мы общались, объясняли нам: чтобы кого-либо «подстрекать» идти на эту акцию, не нужен был ХАМАС — люди просто шли, потому что они выступали против ситуации, в которой они живут. Важно отметить, что это была инициатива снизу. Ни одна из нынешних политических партий не инициировала этот протест — он был инициирован новым поколением молодежи, которое понимает, что на сегодняшний момент ни одна из политических сил не отстаивает никакой конкретной стратегии за национальное, политическое и экономическое освобождение палестинцев.

Однако после того как марш принял массовый масштаб, различные политические силы захотели его возглавить. ХАМАС хотел показать палестинцам, живущим в Секторе Газа, что он якобы поддерживает низовые инициативы. Мол, если низовые активисты приобретут массовую поддержку участвуя в маршах, то и структуры «Исламского движения сопротивления» тоже будут делать все возможное, чтобы народная инициатива завоевала успех. Но участие в маршах и поддержка массового движения палестинцев противоречит методам ХАМАСа, а он сам противоречит той стратегии, с которой это движение выступает. Заявления и действия ХАМАСа в определенном смысле лицемерны, но не менее лицемерны заявления израильского правительства и армии, которые цинично называли весь протест «шоу, разыгранным ХАМАСом». На самом же деле лидеры ХАМАСа просто пытаются использовать публичное внимание к низовой инициативе, которая на самом деле принадлежит не им.

В ходе столкновений на границе Израиля и Сектора Газа было убито более сотни человек, тысячи людей ранены. Министр обороны Израиля Авигдор Либерман фактически выполнил своё обещание действовать жёстче, если потребуется. Почему реакция израильской армии оказалась столь непропорциональной по отношению к мирному протесту?

Еще перед началом протестов израильский министр обороны заявил, что в Газе нет «ни в чем не повинных» людей. То, что произошло, нельзя описать другим словом, кроме как бойня. С 30 марта по 15 мая систематично, еженедельно убивали протестующих. Это была не просто какая-то слишком жесткая «непропорциональная реакция», а ковровая бомбардировка движения, которого так боится израильский истеблишмент. Он боится именно массовой борьбы, которая на самом деле может привести к ослаблению режима блокады, и я подчеркиваю это. Израильские капиталисты боятся всеобщего восстания палестинцев, которое может добиться того, чтобы израильское государство пошло на существенные уступки. И чтобы это предотвратить, армия была готова идти практически на все.

Палестинцы, раненные в ходе подавления протестов, ждут медосмотра

Мы еженедельно становились свидетелями того, что демонстрантов расстреливали из снайперских винтовок и танковых пушек. Было убито около 120 человек, но еще порядка 10 000 демонстрантов были ранены. Стреляющие целились в руки, ноги, колени, в демонстрантов стреляли разрывными пулями. Это делалось специально, чтобы человек остался инвалидом на всю оставшуюся жизнь. Для разгона демонстраций израильская армия использовала не только слезоточивый газ, но и отравляющие виды газов. Я общался через интернет с одним журналистом-фотографом, который после одной из демонстраций в Секторе Газа не мог говорить несколько дней из-за последствий отравления газом, примененным израильской стороной. Все эти зверские методы использовались для того, чтобы потопить массовое движение против блокады в море крови, потому что этого движения истеблишмент боится больше всего.

Опросы показывают, что у израильского общества нет единого мнения, как оценивать произошедшее с палестинскими арабами в ходе Арабо-израильской войны 1947-1949 гг. Каково было отношение израильтян к Маршу возвращения?

Надо отметить, что в израильских СМИ идет настоящая психологическая война, которую крупные политические силы Израиля ведут против этих протестов. Никто вообще не готов рассуждать о них как о гражданских мирных демонстрациях — в новостях говорилось о военных действиях и о столкновениях на границе с Сектором Газа. Это началось ещё до первого протеста: задолго до 30 марта заголовки израильских газет пестрели предупреждениями о грядущей войне. Утверждалось, что Марш возвращения — это никакая не мирная инициатива, а военное противостояние, в котором должны участвовать вооруженные силы, с танками и авиацией.

Неудивительно, что на фоне постоянного запугивания большая часть израильского населения начинает смотреть на этот протест как на новую волну террористических атак, как на угрозу своей безопасности. Разумеется, это не так, но правительство (не без помощи оппозиционных партий — псевдолевой «Авода» и партии среднего класса «Еш Атид») постоянно твердит о том, что любой палестинский протест угрожает израильскому населению и праву евреев на самоопределение. Таким же образом они ставят вопрос о беженцах — в Израиле идет жуткая идеологическая кампания против беженцев. Есть закон, который запрещает публично вспоминать о Накбе. Ее, по официальной версии режима, никогда не было. Эта «официальная история» Израиля преподается в школах и университетах, в том числе преподается самим беженцам. Упоминание о Накбе воспринимается как хитрый план палестинцев вернуться в Государство Израиль, размножиться в нем и уничтожить его изнутри.

Как социалисты, мы боремся против такой пропаганды, в том числе публикуем правду о том, что происходит сейчас и что происходило в 1948 году, чтобы повлиять на мнение израильского общества.

К каким результатам привели эти полтора месяца протестов и к чему они могут привести?

Я скажу прямо: они могут привести к войне — не сами протесты, но то, как израильское правительство и израильская армия реагируют на эти марши. Правительство Нетаньяху предпочитает военные столкновения необходимости идти на уступки по вопросу блокады. В настоящий момент перспектива у развития событий очень плохая. 29 мая велись настоящие военные действия: израильские ВВС вели бомбардировки, по масштабу сравнимые с войной 2014 года, а палестинские формирования обстреливали израильские населенные пункты на границе с Сектором Газа.

Трудно сказать, чем это кончится, но если все будет продолжаться в том же темпе, то я вижу реальную угрозу развязывания новой войны, как в Секторе Газа, так и на границе Израиля с Сирией.

С другой стороны, эти протесты влияют на сознание самих палестинцев, в том числе палестинской молодежи. Сейчас мы можем наблюдать за возникновением и развитием новых политических сил, которые находятся в зачаточной стадии формирования идей и методов борьбы с блокадой и оккупацией. Это очень важный процесс, в котором мы, социалисты, должны сыграть активную роль. Мы надеемся, что протесты, начавшиеся в конце марта, продолжатся.

Чтобы подготовиться к новым акциям нужно чтобы низовые комитеты были в каждом районе Газы: и на рабочих местах, и в учебных заведениях. Это должны быть в полном смысле этого слова демократические комитеты, в которых люди бы сами решали, как именно проводить демонстрации, как их освещать и противодействовать лицемерию ХАМАС, как организовать оборону от израильской армии. (Разумеется, мы полностью поддерживаем право палестинцев на самооборону, в том числе с оружием в руках.) Такие комитеты могут дать возможность организовать новые левые силы, которые нужны Сектору Газа, в том числе как альтернатива ХАМАСу и ФАТХу. В них нуждается не только Сектор Газа, но и весь Ближний Восток.

Во время протестов у границы Газы и Израиля

14 мая Дональд Трамп перенёс посольство США из Тель-Авива в Иерусалим — город, чья принадлежность оспаривается сторонами палестино-израильского конфликта. Как ты думаешь, приведёт ли такой жест американской администрации к нарастанию напряжённости в регионе и дальнейшей эскалации конфликта?

Этот жест Трампа уже привёл к этому. Принадлежность Иерусалима не просто оспаривается — исторические палестинские районы и районы сегодняшнего компактного проживания палестинцев в Иерусалиме находятся под настоящей оккупацией израильской полиции и армии. Порядка 60% палестинцев Восточного Иерусалима живут за чертой бедности. Встает проблема безработицы, нехватки жилья, школ. Трамп — первый президент США, который решился на перенос американского посольства. Этим шагом он говорит палестинцам, что их право на палестинское государство со столицей в Восточном Иерусалиме для него пустой звук.

Это может привести к одному из двух результатов: либо к деморализации и чувству, что все официальные переговоры о статусе Иерусалима ничего не стоят, либо к новому движению среди палестинской молодежи в самом Восточном Иерусалиме, где в последние 3-4 года проходили серьезные протесты. Сейчас и речи не идет об урегулировании конфликта, потому что израильское правительство, пользуясь поддержкой Трампа, продолжает оккупацию и фактическую аннексию палестинских земель, в том числе расширяя колониальные поселения праворадикальных евреев в Восточном Иерусалиме и вокруг него. Ни израильтяне, ни палестинцы не видят никаких перспектив мира и безопасности; ни у тех, ни у других нет никаких социальных гарантий. Поэтому нынешняя политика правительства Израиля может привести к новым протестным движениям и среди израильского общества.


Требования «Социалистической борьбы»:

— Прекратить стрелять по демонстрантам! Остановить политику военной агрессии! Хватит подстрекать народ, протест — не терроризм!

— Создать независимую комиссию (которая будет включать израильских, палестинских и международных представителей независимых организаций рабочих, общин и организаций по защите прав человека) для расследования убийств демонстрантов. Привлечь к ответственности виновных, включая политический истеблишмент.

— Рабочие организации в Израиле вместе с рабочими организациями во всем мире должны осудить убийства демонстрантов и сохранение блокады и оккупации и поддержать борьбу за мир.

— Солидарность с протестом жителей. Да — совместным демонстрациям евреев и арабов, израильтян и палестинцев против блокады, оккупации, нищеты, неравенства и правительства Нетаньяху, защищающего интересы капитала и поселений. Да — борьбе за мир и социальную справедливость!

— Да — расширению народного протеста, да массовой борьбе палестинцев за национальное и социальное освобождение. Создание комитетов по демократическим действиям для содействия в организации протестов и защите демонстраций.

— Долой политику «управления конфликтами». Прекратить блокаду жителей сектора Газа, долой оккупацию. Долой политику, приводящую к нищете и страданиям, прекратить национальный гнет палестинского народа.

— Прекратить отрицание права на самоопределение. Да — независимому, демократическому, социалистическому и палестинскому государству со столицей в Восточном Иерусалиме, сосуществующему с демократическим и социалистическим Израилем, что обеспечит подлинное равенство прав для всех.

— Справедливого решения для палестинских беженцев. Признания исторической трагедией и великой несправедливостью Накбы — разрушения сотен деревень и изгнания сотен тысяч жителей. Признания прав беженцев, желающих вернуться, при обеспечении благосостояния и равенства всех жителей.

— Борьбы за мир в регионе. Солидарности с борьбой на Ближнем Востоке и в остальной части мира, против коррумпированных элит, угнетения и нищеты. Да — равенству всех народов, демократии и социалистическому преобразованию.