Socialist
News




Роберт Джонс

Нет войне с Ираном!

Убийство Сулеймани — Трамп ставит весь регион на грань полномасштабной войны

Президент Дональд Трамп выступает с заявлением о реакции США на иранские ракетные удары. 8 января 2020 года. Фото: Michael Reynolds, EPA-EFE

В пятницу, 3 января, редакционная статья в поддерживающей «Хезболлу» Ливанской газете «Аль-Акбар» вышла под заголовком: «Мученическая смерть Сулеймани: Это война!». И это только один пример той яростной реакции, которую вызвала ночная атака американских дронов на покидавший багдадский международный аэропорт конвой, в результате которой был убит иранский генерал Кассем Сулеймани и с ним еще шесть человек, включая нескольких руководителей местных боевиков, ранее участвовавших в боях против ИГИЛ. Волна шока быстро распространилась по всему миру — цены на нефть сразу же выросли на 4%, а американский акционерный капитал, попав под давление спекулянтов, начал искать «безопасные убежища». Слова «третья мировая» и «Франц Фердинанд» вышли в топ твиттера.

Конечно, на деле результат брутальных действий Дональда Трампа пока еще не угрожает Третьей мировой. Но его решение санкционировать убийство Сулеймани, безусловно, делает ситуацию в регионе гораздо более опасной и может быстро привести к еще более серьезному конфликту. Об этом говорит и разосланное правительством США предупреждение находящимся в Ираке американским гражданам о необходимости немедленно покинуть страну и не подходить близко к посольству. Иран и его союзники вроде ливанской «Хезболлы», будут стремиться атаковать объекты, принадлежащие США и их союзникам, возможно, включая Израиль и Саудовскую Аравию. А это, в свою очередь, вызовет акции возмездия со стороны этих режимов. Жертвами же этой эскалации будут в подавляющем большинстве простые жители региона.

Иран в начале этого года уже продемонстрировал свою способность блокировать движение нефтяных танкеров через Ормузский пролив и парализовать добычу нефти в Саудовской Аравии. Начало более серьезного конфликта может иметь серьезные последствия для мировой экономики, уже балансирующей на грани серьезного спада. Другим долгосрочным последствием для рядовых американцев и других невинных людей по всему миру будет, конечно, дальнейший рост угрозы терактов.

Убийство Сулеймани стало последней по времени стадией американского наступления на Иран, которое началось с момента, как Трамп вышел из начатых при Обаме переговоров по иранской ядерной программе и продолжилось введением разрушительных санкций. Санкции сами по себе уже являлись актом войны и иранский режим искал способы нанести ответный удар, в том числе сбивая американские военные дроны и используя свои прокси-силы в Ираке для нанесения ударов по американским военным базам. Также, убийство Сулеймани отражает потребность американского империализма в демонстрации «силы» на фоне катастрофической по своим последствиям сделки с режимом Эрдогана по Северной Сирии и постоянных нападений проиранских формирований на американские объекты, включая посольство в Багдаде.

Тот способ, каким Трамп принял решение о нанесении удара уже сам по себе демонстрирует «грубую» природу его режима. Он не только проигнорировал Конгресс, который должен санкционировать подобные акции, но и, как следует из сообщений в прессе, едва ли интересовался мнением даже своих ближайших советников. Более того, вместо того, чтобы самому объявить о случившемся, он предоставил эту честь Пентагону, ограничившись тем, что твитнул изображение американского флага. Хотя Демпартия в США совершенно справедливо подчеркивает, что Трампу, вероятно, очень бы хотелось найти способ как-то остановить процедуру импичмента, им самим было бы неплохо вспомнить, как в 1998 году президент Клинтон использовал удар по Ираку, чтобы сорвать процедуру своего собственного импичмента.

Хотя мы, социалисты и социалистки, и выступаем против самопровозглашенного США «права» убивать своих оппонентов, нам едва ли стоит лить слезы по поводу гибели Сулеймани — главы печально известных своей жестокостью подразделений «Кудс» — военных формирований иранского режима, используемых для операций зарубежом. В их «сомнительных активах», как сообщается, участие в конфликтах в Сирии, Йемене, Газе, Ливане и Афганистане. Ему приписывается ключевая роль в гальванизации борьбы против ИГИЛ. Но он отнюдь не был другом простых людей, играя значительную роль в поддержке всех реакционных режимов в регионе. Во время массовых студенческих демонстраций в Тегеране в 1999 году он направил тогдашнему президенту Ирана Хатами письмо, что если эти выступления не будут подавлены правительством, то это сделает сам Сулеймани, а заодно организует и военный переворот для свержения Хатами. Среди участников нынешних иракских протестов, требующих прекращения как иранской так и всякой другой иностранной интервенции, широко распространено мнение, что Сулеймани не только подталкивал багдадское правительство к проведению «твердой линии», но и снабжал оружием и направлял действия боевиков по подавлению демонстраций. В результате были убиты и ранены сотни людей.

Однако, все это не оправдывает убийство американскими военными самого генерала и людей из его окружения. Мы не должны попадать в ловушку, повторяя за официальными пропагандистами Трампа, что Сулеймани был единственным виновником всех проблем в регионе. Весь регион является жертвой ожесточенных столкновений за власть и ресурсы между различными империалистическими державами, включая и региональных империалистов. И у всех у них нет никаких других принципов, кроме стремления эксплуатировать богатства региона за счет простых людей. Альянсы, целесообразные в определенное время в определенной стране, скажем, борьба против ИГИЛ, распадаются или превращаются в свою противоположность, если дело касается соседних стран. Первый иракский город, оказавший сопротивление ИГИЛ в 2014 году, защитился, по описанию Los Angeles Times, благодаря «неожиданному сотрудничеству иракских и курдских солдат, поддержанных Ираном шиитских боевиков и американской авиации». Тогда США достаточно успешно сотрудничали с Сулеймани.

Трамп оправдывает нападение тем, что сегодня «Сулеймани представлял постоянную угрозу жизням американцев» и «строил заговоры по убийству граждан США». Это цитата из заявления, которое он сделал после захвата шиитскими боевиками, которых, как известно, поддерживал Сулеймани, территории американского посольства в Багдаде, при котором, правда, никто не пострадал. Трамп предупредил, что «на Иран ляжет вся ответственность за гибель людей и ущерб, причиненный любому из наших объектов. Они заплатят очень ВЫСОКУЮ ЦЕНУ! Это не предупреждение, это угроза! С Новым Годом!».

Захват посольства — это ясное предупреждение о возможных угрозах и последствиях вмешательства различных империалистических держав в дела региона. С начала октября Ирак охватили массовые протесты против безработицы, упадка социальной сферы, массовой коррупции и религиозного сектантства, которые укоренились в политической системе, созданной после окончания формальной американской оккупации.

Протестующие ясно выразили свою оппозицию присутствию американских сил в регионе и свою враждебность по отношению к проиранским боевикам, участвовавшим в подавлении протестов, поддерживая нынешнее правительство, опирающееся на Иран. Последние события, несомненно, взбесили реакционных шиитских боевиков, которые теперь развернут кампанию насилия по всему региону. «Муктада Аль-Садр» в Ираке уже провозгласила, что будет возрождать махдистскую армию, которая воевала против США и одновременно проводила кампанию сектантского террора во время гражданской войны в Ираке.

Иран также недавно столкнулся с ростом массовой оппозиции, спровоцированным ростом цен на топливо на фоне экономических потрясений, массовой коррупции и введенных США экономических санкций. Как и в Ираке, режим действовал со всей жестокостью, в то же время обвиняя оппозицию в «контрреволюционности и работе на иностранных врагов Ирана» и раздувая антиамериканские настроения.

Убийство Сулеймани хотя и нанесло удар по иранскому режиму, в то же время будет содействовать его усилению в тот самый момент, когда он столкнулся с крупнейшим вызовом со стороны внутренней оппозиции со времен революции 1979 года. Самого Сулеймани уже с успехом заменил бригадный генерал корпуса Стражей исламской революции Исмаил Хаани, который, несомненно, не только продолжит, но и усилит начатую Сулеймани кровавую деятельность по всему Ближнему Востоку. Убийство, использованное Тегеранским режимом для усиления антиамериканской пропаганды, сделает теперь более трудным продолжение протестного движения. По Ирану уже прокатилась волна протестов, участники которых выкрикивали «Смерть Америке!» и несли портреты Сулеймани.

В реакции других империалистических держав сквозили беспокойство и озабоченность. Китай призвал США уважать суверенитет Ирана. Президент Франции Макрон позвонил президенту России Путину и обе страны заявили о необходимости осторожности и призвали Иран избегать эскалации конфликта. Израиль, конечно, поддержал действия США, но в то же время усилил собственные меры безопасности. Беспокойство всех этих держав вызвано, конечно, не заботой о правах рядовых жителей региона, а страхом, что подобные действия вызовут драматическую эскалацию конфликта и теми последствиями, которые он может иметь для мировой экономики. Европейские страны беспокоятся, что в результате иракское правительство, осудившее нападение, будет вынуждено настаивать на выводе еще остающихся в стране 5 тыс. американских военных. Они боятся, что это ослабит борьбу против ИГИЛ. Ясно понимая эту угрозу, Пентагон отправил в Кувейт еще 3,5 тыс. солдат, которые в итоге могут быть направлены в Ирак, Сирию или любую другую страну региона.

Один из комментаторов описал это нападение как отход от обычной для этой части мира практики «прокси-войны» в том смысле, что это был прямой удар одной крупной империалистической державы по другой хотя и региональной. Несмотря на попытки Конгресса и даже части американских военных удержать Трампа под контролем, равно как и промедление других держав в поддержке его агрессивных действий, этот случай определенно послужит усилению регионального конфликта, хотя на этой стадии вряд ли приведет к открытой войне между странами. Тем не менее, этот конфликт вполне может развиться в противостояние между военными разных стран — и не только США и Ирана. Например, Россия недавно создала свою военную базу в Сирии неподалеку от территории, как считается, находящейся под покровительством США, в то время как Турция направила свои войска в Ливию.

Сейчас возможны два варианта развития событий. Либо ситуация останется под контролем различных империалистических держав и полевых командиров и тогда положение будет быстро ухудшаться, еще более ввергая регион в нищету, межэтнические и межимпериалистические конфликты и расширяя масштаб террористических атак.

Либо на сцену вступит другая сила, последние месяцы уже разминающая свои мускулы — организованный рабочий класс. Недавние события в Иране, Ираке, Ливане и других странах показывают тот потенциал, которым обладает рабочий класс, если он един и действует решительно и самостоятельно, отказываясь полагаться на любую из империалистических держав, будь то США или Иран, и занимая свою собственную, независимую интернационалистическую позицию.

Социалисты и социалистки говорят:

— Нет империалистической интервенции на Ближнем Востоке, за вывод американских, французских, британских, российских и всех других иностранных войск и за невмешательство национальных правительств в дела соседних государств

— За полную поддержку протестных движений в Иране, Ираке, Ливане и других странах против нищеты, коррупции и стравливания по религиозному и национальному признакам

— За строительство массового антивоенного движения в США и по всему миру и за солидарность с восставшими рабочими и молодежью региона

— За единство рабочих и молодежи всего региона в деле свержения прокапиталистических правительств, строящих свою политику на раздувании этнических конфликтов и за замену их подлинно демократическими рабочими правительствами с социалистической программой, выступающими за прекращение нищеты, коррупции и авторитарной власти — за демократическую социалистическую федерацию Ближнего Востока с соблюдением полных демократических и политических прав всех народов и меньшинств.