Socialist
News




Найл Малхолланд

Ядерная зима близко?

Конфликт Вашингтона и Пхеньяна — угроза всему миру

Перевод Сергея Скобелева

3 сентября над корейским полуостровом и всем регионом нависла неустойчивая и опасная ситуация. Ее подстегнули шестые, самые значительные за все время ядерные испытания Северной Кореи и последовавшая воинственная реакция США.

Колоссальная взрывная волна достигла Южной Кореи и Китая (а также спровоцировала двух-семибалльные землетрясения в Приморском крае и, в частности, во Владивостоке — прим. пер.). Ведущая пхеньянского телевидения зачитала: Сегодня, 3 сентября, в 12 часов северокорейские ученые успешно провели на северном полигоне испытание водородного боезаряда, предназначенного для оснащения межконтинентальных баллистических ракет. По сообщениям Пхеньяна, эта водородная бомба была до четырнадцати раз более мощной, чем в ходе предыдущего испытания.

Несколько часов спустя Южная Корея при поддержке США провела военные учения по ракетной атаке Северной Кореи.

Все человечество оправданно опасается того, что агрессивность Соединенных Штатов и ядерная программа КНДР обернутся открыто-преднамеренным или «случайным» вооруженным конфликтом или даже ядерной войной. Мысль о том, что из-за этого на всей планете воцарится разрушительная и смертоносная «ядерная зима», по понятным причинам ужасает миллионы людей.

Программа вооружений Северной Кореи внушает страх, но только не в сравнении с арсеналом США, насчитывающем 7 тысяч ядерных боеголовок. И именно США были единственной страной, когда-либо применявшей ядерное оружие и убившей при его помощи сотни тысяч жителей Хиросимы и Нагасаки. Пока Трамп осуждает КНДР как «угрозу миру во всем мире», американский империализм только в нынешнем году более чем шестью тысячами бомб погубил тысячи невинных людей в различных горячих точках по всему миру.

Вначале Трамп оставил вопрос о возможной контратаке Северной Кореи открытым: «посмотрим». Одиозный министр обороны Соединенных Штатов Джеймс «Бешеный Пес» Мэттис пообещал полностью уничтожить КНДР в качестве военного ответа на любые угрозы против США или союзников. При этом госсекретарь США Рекс Тиллерсон сбавил обороты официальной риторики, заявив об отсутствии намерений менять режим в Северной Корее, чем показал противоречивость позиций Белого Дома.

Санкции

5 августа Совет Безопасности ООН ввел новые санкции против КНДР, включая запрет на импорт угля, свинца и морепродуктов, чтобы сократить прибыль Северной Кореи от экспорта на треть (примерно $1 миллиард).

Постоянная представительница США при ООН Никки Хейли обвинила Ким Чен Ына в «разжигании войны» и призвала порвать все экономические связи с КНДР. Впервые Соединенные Штаты ввели санкции против Северной Кореи в 1950 году. Сейчас обсуждаются новые: остановить поставки нефти, экспорт рабочей силы (по оценке Госдепартамента США, более 50 000 северокорейских рабочих трудятся в Китае и России, отправляя на родину иностранную валюту [цифра, названная в выступлении Хейли на сессии Совбеза ООН — 500 млн долларов — прим. пер.]), а также все прочие финансовые потоки.

Это прямая угроза интересам Китая — основного торгового партнера КНДР и поставщика нефти. В своем твиттере Трамп пригрозил, что Америка прекратит торговлю с любой страной, ведущей бизнес с Северной Кореей. Такая мера самоубийственна: она означала бы прекращение всякой торговли между Соединенными Штатами и Китаем — крупнейшими мировыми экономиками. Не будь твиттер Трампа частью того лицемерного шоу, которое он устраивает из всех своих публичных выступлений, разрыв экономических отношений США с Китаем означал бы крупнейшие торговые войны и ускоренное погружение мировой экономики в хаос и глубокую депрессию.

Поэтому режим Китая назвал последние северокорейские ядерные испытания «ошибкой» и настойчиво призвал к «мирному» решению конфликта. Но Белый Дом отвергает план «двойной заморозки», предлагаемый Китаем и Россией, согласно которому США и Южная Корея прекращают военные учения на границе с Северной Кореей, а Пхеньян в ответ прекращает ядерные и ракетные испытания, и стороны приступают к переговорам.

И Китай, и Россия граничат с Северной Кореей и соперничают с Соединенными Штатами за господство в евразийском регионе. Отчасти они критикуют программу вооружений КНДР, поскольку она дает право американскому империализму увеличивать свое военное присутствие на корейском полуострове.

В то же время Китай и Россия настойчиво выступают против жестких санкций, включая эмбарго на нефть, поскольку это может привести к социальному хаосу в Северной Корее, возможно, даже коллапсу пхеньянского режима и притоку миллионов беженцев в Китай и Россию. Они опасаются, что исчезновение северокорейского «буфера» приведет к усилению господства Соединенных Штатов над объединенным полуостровом (при этом объединение, видимо, будет происходить под политическим режимом Южной Кореи, давнего партнера США — прим. ред.), и оружие массового уничтожения (читай: давления) будет направлено прямо против них. Вероятно, и Китай, и Россия, будут пытаться существенно смягчить санкции, предложенные США и союзниками для ООН.

Парируя Трампу, Путин заявил, что Ким Чен Ын далеко не «сумасшедший», как утверждают западные средства массовой информации, и привел недавний пример Ирака: Страна разрушена, сам Саддам Хусейн повешен. Послушайте, это же все знают, это все помнят. И в Северной Корее это хорошо знают и помнят. И вы думаете, что в силу принятия каких-то санкций Северная Корея откажется от того курса, который она взяла на создание оружия массового уничтожения?.

Однако режим Ким Чен Ына пока лишь ускоряет программу ядерного вооружения как сдерживающий фактор против атаки Соединенных Штатов. В 2003 году ливийский диктатор Муаммар Каддафи отказался от ядерной программы в обмен на обещания экономической интеграции и договора о безопасности с Западом. Но в 2011 году США и союзники поддержали повстанцев против Каддафи.

Какие санкции бы ни выдвигались против КНДР — пострадают только трудящиеся, а пхеньянский режим продолжит использовать ядерное оружие как свой главный козырь и единственный шанс выжить.

Прим. перевод.: к моменту публикации перевода Трамп подписал указ о санкциях против корпораций, сотрудничающих с Северной Кореей, а также убедил Китай «усилить давление» и заблокировать взаимодействие китайской банковской системы с КНДР.

Вождь и дети

Гротескный сталинизм

Режим Кимов — это особая гротескная форма сталинизма, но такая ее эволюция была предопределена десятилетиями военного шантажа со стороны американского империализма.

Японский империализм аннексировал Корею в 1910 году; в 1930-х годах корейское освободительное движение приступило к вооруженному сопротивлению. Ким Ир Сен 13 лет вел борьбу и заставил Японию уступить власть в 1945 году.

Когда Вторая Мировая Война приближалась к развязке, Соединенные Штаты опасались того, что советские солдаты и корейские повстанцы захватят весь полуостров под свой контроль. Госдеп США поделил Корею по 38 параллели и ввел на южную часть полуострова 25 тысяч хорошо обученных и экипированных военных, чтобы установить подконтрольный военный режим.

Полномасштабная война на полуострове вспыхнула 25 июня 1950 года после ряда вторжений Южной Кореи на Север. Военачальник США генерал Дуглас Макартур предлагал сбросить 20 или 30 ядерных бомб на Север. Из-за такой опасной и несогласованной с Белым Домом риторики президент Трумэн освободил его от командования. Север на тот момент был самой промышленно-развитой частью Кореи, но после разворачивания войны с участием 60 тысяч британских военных и бомбардировок под знаменем ООН не только погибли 2 млн человек, но и была полностью разрушена хозяйственная инфраструктура страны.

Южнокорейский военный режим развернул массовые репрессии против левых. Более 300 тысяч человек были арестованы, казнены или же «пропали без вести» в первые несколько месяцев войны. У власти снова оказались старые ставленники японского империализма.

В 1953 году полуостров окончательно был разделен на две части, но мирный договор между ними так не был подписан. Соединенные Штаты отказались признать Корейскую Народно-Демократическую Республику.

В первые несколько десятилетий своего существования северокорейский режим, пользуясь преимуществами плановой экономики, смог превзойти юг в экономическом плане, в особенности, повысив уровень жизни и грамотность, уровень здоровья и образования. Северная Корея стала преимущественно городской и промышленной страной. Но бюрократическое управление, свойственное любому сталинистскому государству, стало основным препятствием для дальнейшего развития экономики. Военный аппарат, исчисляемый миллионами солдат и массивным объемом обычных вооружений, стал неподъемной ношей для экономики.

Десятилетия военного шантажа США окончательно изуродовали и без того изолированный и монолитный сталинистский режим Пхеньяна. Ким Чен Ын стал преемником режима ксенофобии, культа личности и идеологии самодостаточности «чучхе». Тоталитарный режим сослал сотни тысяч политических заключенных в трудовые лагеря или приговорил к смерти.

Северокорейская экономика

Крах Советского союза был сильнейшим ударом по экономике Северной Кореи и лишил ее источника дешевого импорта. Наводнения в 1995-1996 годах привели к голоду. Ким Чен Ир был вынужден разрешить частное фермерство, а в 2002-м открыл две «свободные экономические зоны».

Правящий класс всей Восточной Азии был заинтересован в дешевой северокорейской рабочей силе. Возникли и официально-разрешенные, и черные рынки, как и сам институт частного предпринимательства. В 2013 году Ким Чен Ын объявил политику параллельного развития экономики и ядерного вооружения. Так возникли более 400 рынков. Помимо этого, теневая экономика и черный рынок приносят 70-90% общего хозяйственного дохода страны. Южнокорейский центральный банк заявил в августе, что экономика Севера выросла в 2016 году на 3.9%. Это самый быстрый темп за 17 лет. Но экономика еще не вернулась к предкризисной производительности, сообщил профессор Сеульского Национального Университета Бюн-Ён Ким.

Только подлинный демократический рабочий контроль и управление на всех уровнях экономики и общественной жизни Северной Кореи мог бы в полной мере раскрыть потенциал плановой экономики. Для этого нужно скинуть с плеч трудящихся деспотический режим Ким Чен Ына и объединить это с борьбой рабочего класса Южной Кореи против капитализма и империализма.

Пусть Трамп пустословит о ядерных амбициях Северной Кореи, но именно США в 1958 году привнесли ядерное оружие на корейский полуостров. С 1991 года США проводила регулярные полеты ядерных бомбардировщиков в авиапространстве Южной Кореи, а подводные лодки США часто пребывали в ближних водах. Также США в соответствии с договоренностями времен Второй мировой войны сохраняет постоянное военное присутствие в Южной Корее.

Ядерный потенциал

Режим КНДР не мог выжить без экономических послаблений и прекращения блокады, начатой США с завершения Корейской Войны. Северная Корея запустила долгосрочный план развития ядерного потенциала и испытала первую ракету средней дальности в 1992 году и первую дальнобойную ракету в 1998-м. Угрожая ядерным оружием и огромными объемами обычных видов вооружения, Пхеньян заставил Соединенные Штаты приступить к переговорам.

Билл Клинтон признавался, что в 1994 году Штаты разработали планы атаки на Северную Корею и объявили, что осуществят их, если Пхеньян не заблокирует свою ядерную программу. Но американскому империализму пришлось изменить курс в сторону мирных переговоров после оценки результатов возможной войны на полуострове: более миллиона смертей, включая сотни тысяч американских военных, и растрата триллионов долларов.

По итогам переговоров, Северная Корея обязалась свернуть программу ядерного вооружения в обмен на экономическую помощь Соединенных Штатов в импорте нефти, продуктов питания, строительстве двух АЭС и полную нормализацию политических и экономических взаимоотношений.

КНДР последовала условиям договора и на восемь лет (1994-2002 гг.) заморозила производство оружейного плутония и постепенно сокращала свои ракетные мощности. Но США свои обещания не выполнили, и в итоге Северная Корея вновь взялась за развитие ядерной программы.

Подавляющая часть правящего класса Южной Кореи настаивала на скорейшем заключении договора с Севером, чтобы избежать коллапса северокорейского режима и миграционного кризиса. В 2000 году даже состоялась дипломатическая встреча между двумя режимами полуострова.

США отказались от своей части обязательств во время президентства Джорджа Буша-младшего. Во время малоизвестного выступления перед Конгрессом «О положении страны» Буш причислил Северную Корею к «оси зла».

Несмотря на это, в 2003 году начались шестисторонние переговору между Севером и Югом полуострова, Соединенными Штатами, Россией, Китаем и Японией. Взамен на обязательство свернуть программу ядерного вооружения, Северной Корее была обещана экономическая помощь. В июле 2007-го Международное агентство по атомной энергии подтвердило, что реактор по производству плутония в Ядерном научно-исследовательском центре в Йонбёне отключен.

Но взаимное недоверие между КНДР и США было уже непреодолимым. Северной Корее достаточно было постоянных требований предоставить информацию о ядерной программе, а США настаивали на том, что Пхеньян продолжает секретную программу обогащения урана.

Во время президентства Обамы риторика смягчилась, но существенных изменений не произошло. А приход к власти Трампа в очередной раз поднес спичку к вечному при капиталистической системе огню конфликта.

Ограниченные возможности империализма

Но возможности Трампа теперь, когда Северная Корея в шаге от обладания ядерными ракетами, способными достичь американского континента, вновь ограничены.

Незадолго до ухода в отставку бывший советник и главный стратег Трампа, идеолог альтернативных правых Стив Бэннон объяснил, что конфликт с Северной Кореей тесно связан с экономическими противоречиями Соединенных Штатов и Китая: Мы находимся в состоянии экономической войны с Китаем. И нам нужно маниакально сконцентрироваться на этом. Военного решения нет, забудьте об этом. Пока кто-то не решит ту часть уравнения, которая показывает мне, что десять миллионов жителей Сеула погибнут в первые полчаса боевых действий от применения только обычного оружия, я не знаю, о чем вы говорите. Военного решения здесь нет, они нас подловили.

Стив Бэннон

По оценкам военных аналитиков, в первые же несколько дней потенциального конфликта в Сеуле могут погибнуть до сотни тысяч человек. Кроме того, никто не может гарантировать, что удар военных сил Соединенных Штатов уничтожит все секретные объекты ядерной программы Северной Кореи. В редакционной статье Financial Times от 5 сентября говорилось: Нет другого выбора, кроме как смириться с ядерным вооружением Северной Кореи. США не могут изменить этот факт, не принимая на себя катастрофические риски. В августе южнокорейский президент Мун Джэин высказался в том же ключе: Я могу с уверенностью сказать, что еще раз война на корейском полуострове не случится.

После испытаний 3 сентября Трамп пытался обвинить Южную Корею в том, что северокорейский режим распоясался по вине ее правительства, и поставил под сомнение продолжение соглашения о свободной торговле с югом. Вскоре Белому Дому пришлось отказаться от этого провокационного заявления.

Мун Джэин cменил ультраправого предшественника в результате импичмента и сталкивается с сильным давлением в собственной стране. Он обещал отменить репрессивные законы о госбезопасности, ускорить примирение с Северной Кореей и принять более независимую от Соединенных Штатов внешнюю политику. Несмотря на стремление США разместить на юге полуострова больше своих ракет, по некоторым предположениям, правительство рассматривает разработку собственной ядерной программы (также анонимные источники из администрации Южной Кореи негативно отзываются об экспансии Вашингтона: Мы никогда не думали, что должны размещать американское ядерное оружие. Правительство уважает глобальный режим нераспространения и продолжает его придерживаться при проведении своей политики — прим. пер.).

Неустойчивость и опасность

Хотя все факты говорят против вероятности первого удара со стороны США, ситуация остается неустойчивой и опасной, и ее усугубляет непредсказуемость как американского, так и северокорейского лидера. The New York Times призвали Трампа начать диалог с Ким Чен Ыном, пока замысел или ошибочный расчет не развязали войну.

Непостоянство позиций Белого Дома говорит не только о противоречивости фигуры Трампа, но и о серьезных столкновениях и дебатах внутри правящего класса Соединенных Штатов.

Часть истеблишмента ратует за более агрессивную политику. В редакционной статье Wall Street Journal предлагалось разместить ядерное оружие в Южной Корее и под угрозой уничтожения вынудить правящие слои Северной Кореи свергнуть Ким Чен Ына. А также: Прекратить поставки продовольствия, чтобы сбросить правительство, было бы неэтичным, но Северная Корея — особый случай (Wall Street Journal, 5 сентября 2017 г.). Именно так наиболее мерзкие апологеты капиталистической системы пытаются решить во многом созданную ими же проблему за счет трудящихся, чтобы их ослабшими руками скинуть одну удавку и тут же накинуть другую — но свою.

Любое зарождение вооруженного конфликта вызвало бы огромную антивоенную и антиимпериалистическую волну протестов по всему миру и даже революционные движения, в том числе, в США, где большинство уже находится в оппозиции Трампу. В Южной Корее, где сильно развиты традиции борьбы рабочего класса против милитаризации и военных режимов, уже прошли протесты против размещения вооружений Соединенных Штатов.

В долгосрочной перспективе Соединенным Штатам, скорее всего, придется приступить к переговорам с Северной Кореей и заключить некий договор для сдерживания ее ядерного потенциала. The Washington Post со ссылкой на свои источники говорит об уже налаженном секретном дипломатическом канале между США и КНДР, который может быть использован для более конкретных переговоров.

Это на время может погасить конфликт. Однако единственный способ добиться долгосрочного мира и стабильности в регионе — это солидарная борьба трудящихся Северной и Южной Кореи при поддержки рабочих по всей планете против империализма, милитаризации, диктатуры и за ликвидацию ядерного вооружения во всем мире. Воссоединение корейского полуострова возможно только на основе подлинно-социалистической добровольной и равноправной федерации.

Такая борьба должна быть связана с программой фундаментального переустройства общества в интернациональном масштабе, чтобы экономика работала в интересах потребностей человечества, а не прибыли 1%. Только это сможет навсегда покончить с эксплуатацией и войнами.