Socialist
News




Лев Сосновский

О чем говорят результаты плебисцита

Раздувание щек режимом, беспомощность оппозиции, сопротивление молодых

Итак, «всероссийское голосование» о поправках в конституцию завершилось. Представители режима довольно потирают руки и открывают всем секрет Полишинеля — что это голосование на самом деле было опросом о доверии нынешней власти. Собственно, на это намекали и ранее некоторые представители режима. Наибольшую откровенность, вероятно, продемонстрировал сенатор Клишас, когда заявил, что вся эта эпопея с голосованием была затеяна, чтобы элиты прекратили думать о «трансфере власти». Говоря проще, чтобы буржуазия и чиновничество не надеялись, что нынешняя правящая клика просто в силу истечения полномочий Путина уступит места у кормушки кому-то другому. Но в период собственно голосования все эти голоса тонули в море государственной пропаганды, призванной убедить, что именно «обновленная» конституция позволит улучшить жизнь простого человека.

О том, что дело идет именно о доверии режиму и одной из целей этого шоу является показать элитам его дееспособность, мы говорили с самого начала: тут и тут. Тем интереснее взглянуть сейчас, насколько правящая клика справилась с этой задачей.

В том, что нынешний режим способен «нарисовать» себе любые нужные результаты любых выборов и без того мало кто сомневался. Реальные же результаты этого «всенародного голосования» вовсе не так однозначны.

Все пропагандистские ресурсы наперебой утверждают, что «обнуление» поддержало 77% процентов россиян. И уже с этого момента начинаются передергивания. Ведь даже по официальным отчетам ЦИК в голосовании приняло участие 74,2 млн. избирателей из 109,2 млн. — то есть при явке в 68% поддержать поправки никак не могло 77% «россиян». Если же вести речь о голосовавших «за» по версии ЦИК, то от всех, имеющих право голоса, они составят около 50,2%. Это само по себе достаточно много, но не настолько, как нас пытаются убедить.

Судя по всему, результат голосования — около 78% «за» — «натягивали» таким образом, чтобы показать, что поддержка режима ничуть не меньше тех 77% (округленно) голосов, полученных Путиным на президентских выборах 2018 года. Если же принять на веру математические расчеты Сергея Шпилькина, что реальное количество голосов, полученных режимом, находится в районе 65%, то это будет примерно соответствовать результатам, полученным Путиным в 2012 году (63,6%). Если же продолжить анализировать его выкладки и согласиться, что ради создания нужной режиму картинки было «вброшено» около 22 млн. голосов, то реальное число готовых проголосовать за режим будет где-то на уровне 30,5% от всех избирателей.

Но выборы и референдумы, и даже нынешнее голосование, при всех его подтасовках, это все-таки не про математические выкладки, не про статистику, а про политику. Режим «проверил на прочность» и массы, и оппозицию и вроде бы убедился, что запас прочности у него еще есть, поскольку оппозиция не смогла организовать эффективной кампании противодействия, а массы не кинулись стихийно оспаривать результаты голосования на улицах, как это было в 2011 году.

Но выигрыш в краткосрочной перспективе не решает долгосрочных проблем. Создав себе видимость поддержки, организаторы этого шоу в то же время продемонстрировали, что показать результат, сравнимый с 2018 годом, власть может только путем фальсификаций и нагнетания массового недовольства. Бороться же с этим недовольством она может только репрессиями и запугиванием. Вопрос только в том, насколько у нее хватит репрессивного ресурса.

Даже результат на уровне 2012 года — это довольно хороший результат. Но прошлый раз он был достигнут в условиях относительной экономической стабильности. Нынешний же кризис еще далек от своего завершения. И если для нужного результата потребовались массовые фальсификации, значит реальный мобилизационный потенциал режима исчерпан или близок к этому. Число же недовольных своим положением и ищущих выхода будет только расти, особенно среди молодежи, лишенной будущего внутри этой системы. Это мы наблюдали своими глазами, наш пост в инстаграмме призывающий голосовать против поправок за пару дней собрал более 30 тыс лайков, а плакаты принялись клеить более 300 молодых человек.

Да, Путин и сплотившаяся вокруг него группа олигархов и чиновников этим голосованием вроде бы показали, что еще крепко держат «вожжи» в своих руках. Но вся история с «недокарантином», из которого так поспешно вышли, чтобы провести голосование по конституции, говорит совсем об обратном. И даже постоянные телеобращения, во время которых стареющий бонапарт говорил ниочем, скорее раздражали, чем мобилизовывали даже искренних сторонников власти.

Очевидно, что по мере развития экономического кризиса этот диссонанс между реальной жизнью и нарисованной пропагандистской картинкой будет только нарастать. И разрешиться он может только сильным политическим кризисом и новыми массовыми протестами.

Вопрос только в том, что массовое недовольство в «низах» общества должно найти свою форму организации и мобилизации вокруг требований, направленных на защиту демократических прав и уровня жизни в период кризиса. Борьба за сохранение зарплат и рабочих мест, образование и здравоохранение, за безопасную окружающую среду, против всех форм дискриминации и угнетения по необходимости будет становиться и борьбой против нынешнего российского режима, который и дальше будет приносить все это в жертву прибылям приближенных к себе олигархов.

Вся же история с неудавшимся бойкотом, только облегчившим режиму фальсификации, а особенно то, как Навальный и его сторонники кинулись оправдывать провальную тактику ссылками на «социологию», говорит о необходимости других подходов. Политика — не социология, это борьба за умы, борьба за массы. Последние же статьи и выступления Навального говорят о том, что он явно переориентируется и смотрит на массовое движение как на нечто вспомогательное по отношению к «умному голосованию». По нашему же мнению, в грядущих событиях решать будет не только и не столько бюллетень. И даже нынешняя история с голосованием это хорошо показала.

Лучше всего нам, живущим от зарплаты до зарплаты, помогут не мечущиеся популисты, а понимание, против чего и за что мы боремся и умение организовываться самим.

Обучай(ся), агитируй, организуй!