Socialist
News




Саша Станичич, Социалистическая Альтернатива в Германии

Упс! Политический кризис в стабильной Германии

Главный вопрос: может ли Левая партия предложить альтернативу?

REUTERS/Fabrizio Bensch

Перевёл Сергей С.

Неожиданностью стал резкий провал переговоров о создании коалиции «Ямайка» (названа по «фирменным» цветам соответствующих партий: ХДС/ХСС (консерваторов), Свободной Демократической Партии (либералов) и «Зеленых», который совпал с окраской флага Ямайки). Невероятно, но статусные политики, представляющие интересы крупнейших банков и корпораций, сами спровоцировали невиданный для послевоенной Германии политический кризис. Пусть это и казалось невероятным, учитывая относительное стабильное экономическое положение и профицит бюджета, это случилось. Вопрос теперь в том, почему — и что будет дальше?

Прямую ответственность за провал переговоров несут Кристиан Линднер и его Свободная Демократическая Партия (FDP). Консерваторы и «Зеленые» заявили, что стороны вполне могли найти общий язык. Широко распространено мнение, что провал переговоров был заранее срежиссирован руководством FDP. Оно опасается повторить негативный опыт участия в правительстве Меркель 2009-2013 годов, когда они были младшими партнерами по коалиции. После этого их избирательная поддержка упала ниже 5%, необходимых для прохождения барьера на выборах в Бундестаг.

В твиттере они заявили: Чем править плохо, лучше не править. Возможно, они рассчитывают на поддержку большего числа избирателей на новых выборах. Но есть много причин полагать, что они просчитались. Например, многие голосовали за них только в знак протеста против «великой коалиции» (так исторически в послевоенной Германии называется коалиция ХДС/ХСС и СДПГ — прим. пер.) — но благодаря их действиям такая перспектива становится только еще более вероятной. Но хотя, скорее всего, Кристиан Линднер и его либеральная партия действовали в собственных политических интересах, подлинные причины политического кризиса кроются глубже.

Былая слаженность германского истеблишмента трещит по швам. Кризис доверия к буржуазным партиям и общественным институтам настолько глубок, что правящий класс уже не знает, как действовать. Любой рискованный политический шаг может означать самоубийство, и каждая партия сейчас нервозно озабочена самосохранением, а не сохранением стабильности капиталистической системы в целом. Одну за другой мы видим ситуации, когда общие интересы правящего класса уже не ставятся во главу угла, как было раньше при отдельных разногласиях. На самом деле, вся имеющаяся политическая конструкция перестала быть надежным инструментом для защиты интересов всего правящего класса. Этот феномен — глобален, и за последние два года он отчетливо проявлялся то в победе Трампа в США, то в голосовании за Брекзит, то в провозглашении независимости Каталонии.

«Ямайка» могла договориться об общем курсе

Германия переживает времена, совершенно непохожие на хаотический период в политике и экономике Веймарской Республики между двумя войнами. Нынешняя экономическая и социальная ситуация стабильна и еще имеет запас прочности, однако благодаря нынешним противоречиям мы уже можем прикинуть масштаб политических кризисов, которые разразятся, когда на смену экономическому росту в Германию придет замедление или кризис.

Хотя курс партий коалиции действительно разнится, основная причина провала переговоров заключается не в этом. «Зеленые» в очередной раз показали, что готовы пожертвовать принципами ради места в правительстве, и пошли на компромисс в вопросах ограничений на бензиновые двигатели, угольные электростанции и годовой квоты на число беженцев. За день до переговоров, «Зеленые» были готовы согласиться даже на компромиссную квоту в 200 000 беженцев в год.

Правды ради, стоит отметить, что они стояли на своем по вопросу воссоединения семей беженцев. Но сложно поверить, что по этому вопросу не был бы достигнут консенсус — ведь согласно недавнему опросу количество таких семей намного ниже завышенных цифр, публикуемых право-популистской «Альтернативы для Германии» (AfD) и ХДС/ХСС. Кроме того, все партии согласились о мерах в интересах крупного бизнеса — например, о дальнейшей либерализации законодательства о рабочих часах.

Что теперь?..

Что случится теперь? Потребность в новых выборах очевидна, хотя федеральный президент Штайнмайер и отмалчивается по поводу перспектив такого сценария, призывая политиков вернуться за стол переговоров. Похоже, он предпочитает либо вариант коалиции «Ямайка», либо включение СДПГ в «великую коалицию» с ХСС/ХДС — которую уже сложно назвать «великой», ведь они потеряли столько много голосов...

Такая перспектива маловероятна — во многом поскольку национальный исполком СДПГ единогласно отверг коалицию с ХСС/ХДС в день провала переговоров. После избирательного успеха в Нижней Саксонии, СДПГ рассчитывает — отчасти справедливо, — что сможет получить больше процентов голосов при новых выборах.

Еще менее вероятно, что коалиция «Ямайка» вновь соберется для переговоров. Нужно преодолеть очень много препятствий — нет даже ясности, кто должен пойти на уступки.

Правительство меньшинства — куда более рискованный сценарий, чем новые выборы, ведь это будет правительство, недееспособное не только у себя в стране, но и на международной арене. Сила германского империализма однозначно ослабла в условиях сложного международного положения, а Меркель, которую вначале карьеры превозносили как лидера свободного мира, сегодня обрела репутацию «хромой утки».

Новые выборы — или «кенийская» коалиция?

Новые выборы все же не неизбежны. Любопытно, что СДПГ отказалась только от участия в «Ямайке», но возможна другая, пусть и крайне необычная конфигурация: черно-красно-зеленая коалиция, названная «Кенией», составленная из ХДС/ХСС, СДПГ и «Зеленых». Политические разногласия могут казаться непреодолимыми, но касаются не самых принципиальных вопросов. В конце концов, ХДС/ХСС и «Зеленые» не преминули рассказать, как хорошо они уживались друг с другом раньше. Такое парламентское созвездие получило бы подавляющее большинство в правительстве. Это дало бы либералам FDP шанс затмить AfD в оппозиции, а социал-демократам помогло бы сохранить лицо — ведь консерваторы оказались бы в такой коалиции на более слабых позициях, чем в «Ямайке». Но и такой сценарий маловероятен, поскольку ХДС/ХСС опасаются мятежа в собственных рядах и, как следствие, поражения ХСС на местных выборах в Баварии в следующем году.

Коалиция ХДС/ХСС-СДПГ-FDP теоретически возможна, но недавние действия FDP, видимо, перекрыли им путь на правительственные скамьи.

Однозначно ли на повестке дня новые выборы? В СМИ высказываются предположения, что тогда ультраправые популисты из AfD получат больше голосов, ведь крах «Ямайки» в глазах многих подтвердил их «правоту». Результаты опросов косвенно подтверждают это. Не самые лучшие результаты AfD на местных выборах в Нижней Саксонии в октябре можно списать на местные факторы, а не на спад поддержки. Но важно понимать, что большинство предпочтет хотя бы какое-то правительство над его отсутствием и новые выборы могут отразить стремление к стабильности: ослабить AfD и FDP, но усилить ХДС/ХСС, а также, возможно, СДПГ, поскольку сторонники ультраправых, скорее всего, останутся дома — им хватило того, что выборы 24 сентября встряхнули политическую арену.

Die Linke

Для Левой партии (Die Linke) новые выборы на данный момент могут в равной степени означать как победу, так и поражение — исход будет зависеть напрямую от их лозунгов и подхода. Нужно организовать внутри партии широкую демократическую дискуссию с участием всех рядовых членов. Но, к сожалению, руководство не спешит воспользоваться открывающимися возможностями, чтобы «перезагрузить» партию. Авторитету Левой партии за последние несколько недель нанесли серьезный урон и открытая борьба за власть внутри партии, и давление на парламентскую фракцию Сары Вагенкнехт — ее со-руководительницы, которая не намерена отказываться от неверной позиции по вопросу миграции. Тон избирательной кампании Die Linke, вероятно, задаст идея коалиции левых движений, выдвинутая Оскаром Лафонтеном (номинальный лидер Die Linke, бывший лидер СДПГ).

Хотя идея нового объединения левых может показаться соблазнительной, в действительности это, скорее всего, будет означать формализацию отношений с реформистским «левым» крылом СДПГ и подавление внутренней демократии в Die Linke. Все идет к тому, что предстоящую избирательную кампанию будет вести не столько Die Linke, сколько руководящая группа Сары Вагенкнехт. Такое развитие событий — зачаток конфликта внутри партии, который может деморализовать множество членов Левой партии во время подготовки и даже ведения избирательной кампании.

Реакция сопредседателей Левой партии Бернда Риксингера и Кати Киппинг на провал ямайских переговоров свидетельствует о том, что они настроены на формирование блока с СДПГ против партий «Ямайки». Поступая так, они отказываются бороться за голоса оппозиционно настроенных избирателей. Очевидно, что если выборы пройдут в ближайшие несколько месяцев, правительства большинства в составе СДПГ/Левых/"Зеленых" не получится. Если для ХДС/ХСС и СДПГ новые выборы обернутся даже незначительным ростом поддержки, они заявят о своей «ответственности» вновь сформировать «великую коалицию».

После выборов 24 сентября никто в СДПГ не высказался в пользу коалиции с Левой партией и «Зелеными». Поэтому рассуждения Бернда Риксингера о левой коалиции против неолиберального блока, то есть, Die Linke и СДПГ против «Ямайки» — нонсенс. Мы неоднократно объясняли, почему такой политический подход ошибочен. Хотя Левая партия таким образом лишь маскирует собственную политическую слабость, можно сказать, что ей стоило бы поучиться принципиальности у FDP, не пожелавшей быть частью коалиционного правительства. Само собой разумеется, что ни СДПГ, ни «Зеленые» не выдвинут никаких социалистических требований. Именно поэтому Левая партия должна стать крупнейшей оппозиционной силой по отношению и к истеблишменту с его антисоциальной политикой, и AfD.

Die Linke должна серьезно отрефлексировать результаты сентябрьских выборов и сделать выводы: в восточной Германии, включая Берлин, где она участвовала в муниципальных органах вместе с СДПГ, ее расценили как сообщника режима и не обеспечили такой поддержки, как на Западе, где рядовые члены партии активны в профсоюзной борьбе и социальных движениях, а партия воспринимается как оппозиционная сила.

Левая партия должна немедленно бросить все усилия на новую избирательную кампанию. Первое решение нового Генерального секретаря Die Linke должно быть следующим: сорвать старые агитационные плакаты к выборам и заменить на новые, на основе дизайна ячейки в Мюнстере.

Требования из всего двух строк на этих плакатах обращались напрямую к избирателям и отлично подошли бы на предстоящих выборах. Нужно начать открыто-антикапиталистическую кампанию с ясными лозунгами: под колпак — богатства, а не людей, настоящие паразиты — те, кто укрываются от уплаты налогов в офшорах, защитить климат, а не капитализм! и — повторяя лозунг кампании Берни Сандерса в США — покончить с властью класса миллиардеров!.

Если Левая партия покажет, что вопросы защиты окружающей среды, глобального потепления и солидарности с беженцами значат для нее больше, чем политические торги, она привлечет на свою сторону тех, кто голосует за «Зеленых», искренне считая их прогрессивной альтернативой. В вопросах миграции и кризиса беженцев партия не должна отклоняться от собственной линии безусловной солидарности с беженцами. В то же время Левая партия не должна ни на шаг отступать от позиции, что за кризис должны расплачиваться богатые, и что борьба за достойное и доступное жилье, более высокую минимальную зарплату и рабочие места — это борьба всех трудящихся, независимо от цвета кожи или национальности.

Новую избирательную кампании нужно связать с ежедневной практической борьбой — такой, как нынешняя борьба работников Siemens против сокращений.

Чтобы Левая партия доказала, что защищает интересы миллионов, а не миллионеров и миллиардеров, ей нужно выдвинуть отчетливые требования:

— Отменить «Повестку дня 2010» (пакет мер, принятый правительством СДПГ-Зеленые и ставший самой серьезной атакой на бюджетную сферу в послевоенной Германии)

— Минимальную зарплата — не ниже 12 евро в час для всех без исключений!

— Ввести обязательную минимальную квоту количества персонала на одного пациента в медучреждениях!

— Запретить агентские схемы трудоустройства и безосновательные увольнения временно занятых!

— Запретить экспорт оружия!

В не меньшей степени эти требования разоблачили бы пустую болтовню СДПГ, которая проповедует социальную справедливость, но не способна предложить никаких конкретных решений.