Socialist
News




Протесты 26 марта

Злое поколение заявляет о себе

80 городов — 60 тыс. протестующих. Более 1500 задержанных и множество избитых по всей стране. Что дальше?

Кто и почему вышел на улицы

Расследование ФБК и призыв Навального сработали как триггер. За время экономического кризиса люди устали от бедности, низких зарплат и безработицы, недовольны развалом медицины и образования, консервативной реакцией и насаждением религии, сроками за репосты. Особо остро чувствуют несправедливость молодые рабочие, студенты и школьники. Поведение режима, который игнорирует проблемы большинства и отвечает словами Медведева: «денег нет, но вы держитесь!» — закономерно вызывают желание потребовать ответов у власти. Как так вышло, что не последний человек в государстве — владеет миллиардами и дворцами, пока миллионы россиян находятся за чертой бедности? Эти настроения вывели десятки тысяч людей на улицы. Основной костяк протеста сегодня составляют молодые люди, которые никогда раньше не выходили на акции. Это злое поколение фактически объявляет войну режиму, который как показал фильм ФБК защищает интересы миллиардеров.

Почему было так много старшеклассников, студентов и молодых рабочих?

Потому что они лучше отреагировали на призывы в соцсетях — по сути, единственном месте, где велась агитация. Студентов и старшеклассников было много, но только на фоне людей других возрастов и слоев — они меньше знали о происходящем. Фильм-триггер на ютьюбе лучше сработал именно на непуганой молодежи. Мы уже писали об этом: смена поколений, одновременно со сменой социального состава протестующих, происходила не в 2011-2012 годах на Болотной площади, а происходит сейчас. Происходит в условиях неопределенности будущего, перспективы еще большего ухудшения уровня жизни и на фоне сокращения бюджета на образование, медицину и соцподдержку. Государство отказывается финансировать улучшение перспектив — и первой это почувствовала молодежь.

Но одного интернета недостаточно. Сейчас всем, кто выходил на протесты, нужно организовываться и распространять информацию в оффлайне — делать листовки о происходящем, расклеивать плакаты и наклейки, общаться со своими недовольными жизнью знакомыми, чтобы привлечь к протесту новые силы. Нужно объяснять за что мы боремся и что предлагаем вместо диктатуры класса миллиардеров. Тогда к следующему раунду борьбы подключится намного больше недовольных.

Масштаб протестов и игнорирование СМИ

Такой масштабной по охвату городов мобилизации не было в России более 10 лет. В Москве по самым скромным оценкам вышло более 15 тысяч человек, в Питере — более 10 тысяч, в Новосибирске от четырех, в десятке других крупных городов — тысячи, в небольших — от 50 до 500 человек. Все государственные СМИ, телеканалы и крупнейшие информ-агентсва, подконтрольные друзьям Путина, проигнорировали протесты. Интернет-трансляцию, которую вели сторонники Навального, в какой-то момент смотрели одновременно более 130 тысяч человек. Чтобы не дать вещать совсем никому, сотрудники спецслужб вломились в офис ФБК и арестовали всех сотрудников. Волкову, главе избирательного штаба Навального, сейчас предъявляют статью об экстремизме за «несогласованную трансляцию».

Болотное дело — 2?

Режим почти повсеместно отказался «согласовывать» акции протеста. Люди на практике начали реализовывать право на свободу собраний, отобранное у них после поражения Болотных протестов. Что делали демонстранты? Да ничего, в том-то и дело: не было даже организованных групп, стихийно собравшаяся толпа шла без лозунгов и всего с одним требованием — как раз из-за стихийности. Но сотрудники ОМОНа и полиции использовали силу против мирных демонстрантов, показывая, что они служат миллиардерам и коррупционерам, а не народу.

В ходе силового разгона демонстраций протестующие пытались отбить задержанных у ОМОНа. Это проявление солидарности, обычное для полицейских государств — 25 марта на Дне Воли в Минске люди так же отбивали тех, на кого нацелились «космонавты».

В «замесах» на акциях в Москве и Волгограде пострадали несколько полицейских и теперь режим хочет крови — ведутся поиски «хулиганов», посмевших встать на защиту мирных демонстрантов. Нельзя допустить очередного Болотного дела, цель которого будет состоять в показательном запугивании недовольных. В случае попыток расправы над неугодными нужно выходить к судам и требовать немедленного освобождения и прекращения уголовных дел. Протест — не преступление! Если кого и судить, то полицейских и ОМОНовцев, избивавших мирных людей. И в первую очередь тех, кто отдавал им приказы.

Они ответят?

Если протесты примут еще более массовый характер, то режим вполне можно прижать к стенке, заставить отправить Медведева в отставку, а Следственный Комитет — завести уголовное дело о коррупции в высших органах власти. Это было бы большой победой для всех недовольных и воодушевило бы на дальнейшую борьбу миллионы людей. Но это требует еще более масштабной мобилизации и включения в активную низовую агитацию множества людей. Нужны комитеты борьбы в каждом городе! Организаторы акций 26 марта могут стать основой для таких народных структур, не связанных с дискредитированной и беспомощной «традиционной» оппозицией. Они должны объединить всех недовольных через информирование о происходящем и организацию новых акций протеста по самым острым поводам, от развала социалки, низких зарплат и проблем студентов до безумных законов, принимаемых государственной думой. Необходимо включить в протест широкие массы, всех живущих от зарплаты до зарплаты. Только это станет реальной угрозой для режима и заставит его пойти на уступки.