Socialist
News




Даниил Раскольников

Снова готовит нам царский трон

Не дать Путину закрепить свой режим в конституции

— Повышения пенсионного возраста, пока я президент, не будет, — говорил он.
— Я никогда не буду переписывать конституцию под себя, — говорил он.

Вот уже действительно — никогда не говори «никогда»! Очередное выступление бонапарта перед федеральным собранием, где он ожидаемо лил крокодиловы слезы о бедности россиян, закончилось весьма неожиданно. Путин заявил о необходимости изменения конституции. На словах, конечно же, это в интересах демократии. Он хочет усилить роль парламента, губернаторов, и сделать Госсовет, созданный им в 2000 году, частью правительственных структур. Госдума должна получить право утверждать кандидатуру премьер-министра и остальных членов правительства, кроме силового блока, который должен назначаться после «консультаций» с Советом Федерации. Ну и в довесок, Путин хочет фактически отменить главенство международного права, оставляя за собой право не исполнять не нравящиеся ему «решения межгосударственных органов», закрепить индексацию пенсий и установить МРОТ на уровне прожиточного минимума.

Остаться у власти

Уже через час после выступления президента Медведев объявил об отставке своего правительства. Спустя еще три часа Путин огласил имя нового премьер-министра, ноунейма для широких масс, Михаила Мишустина, — «технократа» из бизнес-среды, нынешнего главу налоговой службы, в начале «нулевых» сколотившего капитал путем сомнительных сделок по поставке вычислительной техники в госструктуры, а позднее, возможно, участвовавшего в мошеннических схемах по возмещению НДС. Утром следующего дня Госдума воодушевленно поддержала его кандидатуру. Утвердила, можно сказать! Именно так, как это и положено делать в будущем по переписанной конституции. При этом было подано 343 голоса «за» и ни одного голоса «против» — «оппозиционная» Справедливая Россия проголосовала «за», а прикормленные властью зюгановские «коммунисты», заявив, что они удовлетворены ответами Мишустина и «не выступят против», «воздержались».

Готовя свои поправки в конституцию, президентская администрация составила их так, чтобы, по сути перекроив конституцию, формально соблюсти закон — все поправки распиханы по таким главам, изменения которых по закону не требуют созыва конституционного собрания и референдума. А такие изменения в России провернуть проще простого. Карманная партия режима, Единая Россия, держит конституционное большинство в парламенте. Но, как истинно благоразумный, великодушный и демократически избранный лидер, Путин не может обойтись без консультации с массами. У них он спросит, поддерживают ли они весь пакет поправок в конституцию. Ответить массы смогут только «да» или «нет». Эксклюзивный президентский бигмак нужно глотать целиком. Соус социальных гарантий должен скрыть вкус несвежего мяса диктатуры и протухших овощей пропаганды. Но и соус этот не очень свеж — ведь предложенные социальные гарантии должны, согласно проекту, предоставляться с лукавой оговоркой «согласно федеральному закону». Писать который, очевидно, будут те же лица, что уже состряпали тошнотворное блюдо «пенсионная реформа».

Осуществить всю процедуру собираются быстро: источники РБК утверждают, что «всенародное голосование» пройдет уже 12 апреля. Сначала сообщалось, что готовить поправки будут те еще поварята — в комиссию по переписыванию конституции, собранную по спискам администрации президента, вошли казачий атаман, прыгунья с шестом, пианист, прорежимные писатели, представители бизнеса и действующие чиновники. Но не успела эта комиссия даже толком начать работать, как президент внес в госдуму готовый законопроект № 885214-7 «О совершенствовании регулирования отдельных вопросов организации публичной власти», в котором уже прописаны все правки.

План транзита был, наконец, раскрыт. Путин снова хочет уйти не уходя. План кажется незамысловатым: несколько урезать функции президента, чтобы предохранить режим от всяких неожиданностей со стороны преемника, усилить и закрепить в конституции новую составляющую вертикали власти — Государственный совет. Он будет «определять основные направления внутренней и внешней политики» и «приоритетные направления социально-экономического развития», т.е. фактически дублировать функции президента. Во главе Госсовета, конечно, будет восседать сам Путин. Эта ранее неофициальная структура должна стать новым хребтом всего бонапартистского режима. Конституционный статус просто закрепит её как официальную часть государства. Очень похожую историю провернул Назарбаев в Казахстане с Советом безопасности.

Кризис на верхах

Медведева, который имеет самый высокий антирейтинг (60% россиян его не одобряют), убрали, чтобы умаслить недовольных перед важным голосованием. Путин свалил все беды в стране на его правительство (антирейтинг 55%) — с теми же целями. Прорежимные «журналисты» запели осанну новому курсу, новому премьеру и счастливому будущему. Соловьев даже заявил о революции во власти! Но эта бравада не поможет скрыть простого факта: недоверие ко всему режиму подбирается к критической точке.

Пусть рейтинги самого Путина упали не так сильно, как одобрение госдумы, правительства и Медведева, а лишь до уровня болотных протестов. Но путинский режим все больше опирается на репрессии, грабительские реформы и показывает свое чиновничье-равнодушное лицо. И реакция масс меняется. О репрессиях знает все больше людей, они всё меньше пугают, грабежи всё больше злят, а режимное равнодушие прокатывается эхом возмущения во всех соцсетях. Рано или поздно это недовольство прорвется следующей волной подъема. Уже сейчас молодежь оглядывается в поисках ответов на вопрос: «что делать?»

Попытка изменить конфигурацию государственных структур — это признание того, что режим чувствует этот надвигающийся кризис. Впереди — годы политической нестабильности и ему нужны послушные инструменты.

Бизнес одобряет

Положительная реакция со стороны бизнеса на нового премьера удивила многих. Навальный в сердцах назвал тех, кто поддержал Мишустина, «московской интеллигенцией правого толка». Так он отреагировал на пост Ильи Красильщика из Яндекса и комментарий основательницы издания The Bell Елизаветы Осетинской. Но то, что не хочет публично признавать Навальный, — что любому бизнесу, кроме, пожалуй, производителей оружия и военной амуниции, нужна стабильность. Крупному капиталу и его представителям не нужны политические потрясения. Они страшатся их не меньше, чем режим, поэтому будут до последнего жаться к бонапарту. Во многом именно на правящий класс — капиталистов всех мастей — и направлены все эти игрища с конституцией и необходимость плебисцита. Бонапартизм показывает, что он способен подстраиваться под ситуацию, убирать непопулярных людей из правительства без особых потрясений. Это публичное заявление, что у режима всё схвачено, никакой альтернативы искать в связи с транзитом не нужно. Только у Путина есть поддержка в обществе и именно Путин поставит лояльного человека на свое место, а сам будет выступать гарантом стабильности для прибылей олигархов и миллиардеров.

Времена, когда бизнесмены и бизнесвумен выступали революционно, сто лет как позади. Отдельные их представители могут иногда позволить себе фрондировать: кто-то скрыто, а кто-то открыто финансировать оппозиционеров либерального и окололиберального толка, выступающих против путинского режима. Они ищут более равного представительства своих интересов во власти вместо бонапартистского тяготения к защите интересов конкретных групп капиталистов, оказавшихся в его окружении исторически — то есть выступают в пользу демократии для богатых. Но это максимум того, на что они сегодня способны. В грядущей буре, когда живущие от зарплаты до зарплаты поднимутся на борьбу, все бизнесмены будут единодушно выступать против рабочего класса, требовать разгрома рабочих организаций и партий. Если борьба масс снесет бонапартистский режим, они быстро метнутся на сторону таких людей как Навальный, ратующих за «честный» капитализм. А при угрозе социальной революции против капитализма — на сторону самых оголтелых фашистов.

Реакция масс

Новости о грядущем изменении конституции тронули даже откровенно аполитичных людей. Автор статьи слышал как люди из разных слоёв общества обсуждали эту новость в транспорте, на работе, в кофейне. Коллега, до этого практически не интересовавшийся политикой, рассказал, как они с его девушкой всю ночь обсуждали, что же значила президентская речь. Можно отметить ряд интересных наблюдений. Появляется определенный консенсус во мнении, что правки конституции направлены лишь на удержание власти Путиным. Часть общества рассуждает так: это мало что меняет, — как жили двадцать лет при Путине, так и будем, — что, в сущности, изменится? Эти же рассуждения подводят некоторых к выводу, что если поправки примут, может быть хоть индексация пенсий и привязка МРОТа к прожиточному минимуму будут для кого-то полезными. Самые недовольные с возмущением говорят — этими правками Путин закрепляет себе царский трон.

Очевидно, что общественная рефлексия зажглась, но приведет ли вопрос о поправках к конституции к новым протестам? Спровоцирует ли бонапартистский плебисцит действительно массовый отпор? Пока об этом говорить рано. Но этот вариант развития событий исключать нельзя.

Позиция социалистов и социалисток

Отношение к конституции 1993 года у социалистов и социалисток однозначное: этот документ уже сам по себе содержит возможности для существования путинского режима и системы, которую он защищает. Эта конституция родилась в борьбе революции и контрреволюции, ее писали с целью защиты капитализма от посягательств недовольного рабочего класса, обсуждали и принимали максимально быстро и недемократично, пока широкие слои не смогли в ней разобраться. Но мы были бы формалистскими дураками и дурочками, если бы смотрели на конституцию только с этой точки зрения и на этом основании игнорировали бы борьбу против правок Путина. Мы выступаем однозначно против любой возможности усиления бонапартизма.

Мы всегда были на переднем краю борьбы за демократические права для рабочего класса и всех угнетенных. На будущем «всеобщем голосовании» мы будем всеми силами мобилизовать людей участвовать, чтобы сказать «нет» путинским правкам. Но при этом мы не будем молчать о необходимости демонтажа нынешнего режима и установления подлинно демократического правительства. Для этого нам нужен не суперпрезидент и его вертикаль, а созыв учредительного собрания, которое будет состоять из демократически избранных представителей российского рабочего класса из всех индустрий, от шахтёров до IT-специалистов, из представителей работников и работниц бюджета, студентов, национальных меньшинств и угнетенных групп. Только такое собрание может претендовать на реальное представительство в стране, чтобы определить, какая конституция и экономическая система нам нужна сегодня, чтобы справиться с кризисом, бедностью, неравенством, коррупцией, развалом медицины и образования.

Социалисты и социалистки считают, что на это способна только система, в основе которой лежит демократическое планирование перешедших в общественную собственность ресурсов, банков, крупных корпораций и всей промышленности.

Когда это произойдет, правящий класс лишится всякой экономической и политической силы, он больше не сможет навязывать свой авторитарный режим. Вместо этого ресурсы и произведенные блага будут использоваться в интересах простых людей так, как они сами это определят. Единственный способ покончить с нынешним авторитарным капиталистическим режимом — это бороться за демократическую социалистическую Россию, которая станет частью целого социалистического мира.