Socialist
News




Лев Сосновский

Путин, профсоюзы и Навальный

О требованиях во время кризиса и эпидемии

Путин обращается к россиянам 2 апреля

Обращение Путина с обещаниями ограниченных мер социальной поддержки граждан и щедрых подачек бизнесу на период карантина, как и следовало ожидать, породило общественную дискуссию. В своем предыдущем материале мы писали, что политик, который придал бы нарастающей волне гнева обычных трудящихся организованный характер, обрел бы огромный политический капитал. После того, как вышла эта статья, о карантинных мерах и их последствиях высказались две потенциально политически значимые силы — Конфедерация Труда России (КТР) и Алексей Навальный. Увы, но в своих заявлениях, во многом похожих друг на друга, они мало в чем выходят за пределы того, что обещал в своем выступлении президент Путин. Мы были совершенно правы, когда говорили в своем материале, что чрезвычайные ситуации моментально высвечивают истинное лицо всех классовых и политических сил.

Путин в своем новом выступлении, как классический бонапарт, рассчитывающий пожизненно остаться у власти, в очередной раз сыграл в «доброго царя» и сделал широкий жест, продлив до конца месяца режим «нерабочих, невыходных и непраздничных дней с сохранением заработной платы». Но ведь далеко не у всех предприятий хозяева-миллиардеры и они хотя бы теоретически могут, не работая, выплачивать своим работникам заработную плату (понятно, конечно, что миллардеры первые и не станут этого делать). Но ведь будет и множество предприятий, которые действительно не смогут, не работая, выплачивать зарплату сотрудникам. Конечно, региональным властям новым указом президента предоставлено право административно «приостанавливать» деятельность отдельных предприятий. Но как «приостановленное» предприятие сможет выплачивать зарплату — этого власти не объяснили. Где-то в глубинах постановлений и разъяснений мелькают намеки на возможность получения льготных кредитов на выплату заработной платы, но без четких гарантий и условий. Типично бонапартистским жестом российский режим оставляет работников и работодателей разбираться между собой самим, да еще и в условиях нарастающей жесткости полицейского карантина, подаваемого под видом «самоизоляции», чтобы не называть вещи своими именами.

Конечно, в связи с карантином идея КТР оформить всем трудящимся, попавшим под карантинные ограничения, этот период как временную нетрудоспособность с оплатой за счет средств Фонда социального страхования, неплохая. Это само по себе уже избавило бы сотни тысяч работников от неопределенности и необходимости работать в опасных условиях без риска заразиться или потерять работу и действительно снизило бы нагрузку на работодателей. На деле, в этом даже нет противоречия с предложениями Навального — в конце концов, в этом экстренном случае Фонд социального страхования можно было бы «докапитализировать» из Фонда национального благосостояния. Но, при всей логичности этих предложений, они, к сожалению, обречены остаться в разделе благих пожеланий. И причин тому несколько.

Никто, ни Навальный, ни КТР, не выдвигает тактики, как добиться реализации этих мер. И для этого явно недостаточно одной только петиции на Change.org. КТР отмалчивается на предложение совместных действий профсоюза медработников «Действия» и «Альянса врачей». Между тем, про-навальнинский «Альянс врачей» поступил абсолютно правильно, призвав все медицинские профсоюзы выступить единым фронтом за обеспечение медиков необходимым оборудованием и средствами защиты. Единственное, с чем мы не согласны в обращении «Альянса», так это с предложением решать проблему со средствами защиты для медиков за счет благотворительности. Мы уже проходили, когда от больных требовали приходить в больницы со своими бинтами, лекарствами и постельным бельем. Трудящиеся, которые и так сейчас массово будут оставаться без работы и/или без зарплаты, не должны платить за кризис здравоохранения, который возник не по их вине. Нужно не скидываться по копейке всем миром, разыскивая, где бы найти маски, перчатки и защитные костюмы, а массово давить всеми способами на власти, требуя обеспечить медиков всем необходимым именно от тех, кто годами сокращал бюджет и создал тем самым нынешнюю кризисную ситуацию.

Более того, мы считаем, что для борьбы с эпидемией должны быть реквизированы все частные клиники и задействованы, если нужно, мощности «ведомственных» госпиталей — Министерства обороны, МВД и МЧС. Должны быть национализированы все производственные мощности по производству необходимых лекарств и тестов, производству и ремонту аппаратов ИВЛ и немедленно налажена их работа под демократическим общественным контролем. Такие меры, кроме всего прочего, могли бы задействовать хотя бы часть безработных, число которых будет неизбежно расти по мере развертывания кризиса.

Профбоссы, кроме дежурных апелляций к Минтруду и Трудинспекции не говорят ни слова о том, как уже сейчас действовать работникам, которых заставляют работать в нерабочие дни или вынуждают работать без средств защиты. Не говорят ни слова о солидарных действиях своих профсоюзов, входящих в конфедерацию, в случаях массовых сокращений, невыплат зарплат и принудительных «неоплачиваемых отпусков». Безусловно, законодательное введение «удаленки» в период эпидемии и карантина это прогрессивная мера и всех кого только можно необходимо на это время перевести на удаленную работу. Но уж кому, а высшим функционерам КТР нельзя не знать, что даже в их собственных профсоюзах состоит множество людей, которые никак не могут работать удаленно. Ни обеспечивать движение судов или самолетов, ни обслуживать системы жизнеобеспечения, ни грузить те же товары первой необходимости, ни доставлять их населению удаленно нельзя!

Кравченко, один из лидеров КТР, совершенно справедливо поднимает в своем выступлении на сайте конфедерации вопрос о многих группах трудящихся, оказавшихся под ударом, в том числе и о трудовых мигрантах. Но, опять-таки не идет дальше жалоб и благих пожеланий. Но ведь вирус интернационален, ему все равно, какой национальности заболевший человек. Именно поэтому и именно в целях борьбы с эпидемией нужно требовать полной отмены депортаций, официального трудоустройства всех мигрантов и обеспечения их средствами защиты и медицинской помощью наравне с российскими гражданами. И солидарность работников на производстве может очень много сделать в этом отношении.

В итоге, призыв КТР, как и Навального, обращен не столько к рядовым людям, сколько к государственной власти, к режиму, который уже высказал свою позицию устами Путина, Мишустина и Медведева. Это обращение к тем самым олигархам и чиновникам, которые привыкли смотреть на государственный бюджет как на свою личную «кубышку», свои собственные сбережения на «черный день», который фактически уже наступил. И они принимают такие запоздалые и половинчатые меры не потому, что они глупы или невежественны, а потому, что не хотят делиться этой кубышкой с теми людьми, чьим трудом она создавалась. Именно поэтому практически все, что сделала «госдура» — это без обсуждения отштамповала очередные репрессивные меры, вроде усиления уголовной и административной ответственности за нарушения карантина. Дешево и сердито! Ни на какие реальные меры поддержки трудящихся эти люди не пойдут без массового давления снизу.

Но Навальный, хотя и не всегда проговаривал, но всегда защищал интересы мелкого и среднего бизнеса. И это еще раз наглядно отразилось в его обращении. Характерно, что, требуя предоставления малому и среднему бизнесу освобождения от налогов ради сохранения рабочих мест (ага, щаз!), он в то же время требует и освобождения его от всех видов контроля проверок, не замечая или не желая замечать очевидного противоречия этих двух пунктов. Интересно, что все — от Путина до КТР и Навального — почему-то полагают, что, получив в кризис всяческие льготы, предприниматели тотчас автоматически конвертируют их в зарплаты и сохранение рабочих мест. Увы, но даже скромная хроника нашего «Вирусного профсоюза» уже показывает, что это так не работает.

Дать бизнесу поблажки по налогам и льготные кредиты — хотя бы и под условие не сокращать зарплаты и численность работников и одновременно освободить бизнес от всех проверок — это значит развязать ему руки в том числе и для тех же самых недоплат и сокращений. Ведь мы уже сейчас, за неделю «нерабочих невыходных» видим весь спектр способов давления на работников со стороны того же самого бизнеса. Можно легко представить, что начнется, если к фактическому бесправию на рабочих местах добавится еще и гарантированная бесконтрольность работодателя.

К сожалению, те, кто уже сейчас мог бы использовать свой политический вес для организации реальной борьбы, как и в случае с пенсионной реформой, решили ограничиться показными выступлениями «для галочки». Ну что же, рядовым трудящимся в очередной раз дали понять, что им предстоит идти трудным путем и вновь начинать самим выстраивать свои действенные организации снизу, самим находить эффективные способы защиты своих прав, бороться за каждую копейку зарплаты, за каждое рабочее место, за реальную демократию для трудящихся. Но даже на своем скромном примере «Вирусного профсоюза» мы видим, как у людей просыпается желание бороться. И мы уверены, что этот процесс пойдет дальше и дальше, вырабатывая новое, действительно готовое бороться руководство. Когда-то давно, на упрек самодовольного буржуа, что только что избранные члены Парижской Коммуны «никому не известны», один из коммунаров ответил с гордым юмором: «Ну и что? Сперва никому неизвестны были и двенадцать апостолов».