Socialist
News




Лев Сосновский

Красный день календаря

Воспоминание об армии, которой больше нет

Мировая коммунистическая партия задачей своей имеет перестроить весь мир, независимо от нации, расы и цвета кожи. Советская Россия — крепость мировой революции. Красная Армия — щит угнетенных и меч восставших! Склоним сегодня боевые знамена перед памятью погибших. Отдадим дань героическому прошлому — не для успокоения, а для удесятеренной работы. Наш завтрашний день должен и будет славнее вчерашнего.
Из Приказа Реввоенсовета к 5-летию РККА

23 февраля. «День защитника отечества». Телевизионные экраны, заполненные образами брутальных мачо, разбивающих лбами и руками кирпичи и готовых любым оружием уничтожить любого, кого объявят врагом власть предержащие. За традиционной вакханалией патриотизма уже почти позабыто, что именно празднуется в этот день. 23 февраля — отнюдь не день абстрактных «защитников», тем более — не день защитников нынешнего «отечества» миллиардеров и вороватых чиновников. Это воспоминание об армии, которой больше нет.

История праздника

Вопреки желаниям нынешних пропагандистов, никому уже не вычеркнуть из истории того факта, что армия, днем рождения которой считается 23 февраля 1918 года, была плотью от плоти Октябрьской революции 1917 года. Это была армия великой социальной революции.

В повседневной жизни пролетариат и его организации, как правило, лишены оружия, доступ к нему им максимально затруднен правящими классами. Более того, до завоевания власти пролетариат по понятным причинам не может рассчитывать на сочувствие большого числа военных специалистов из рядов офицерского корпуса. Они преимущественно тесно связаны с господствующими классами. В том числе и по этой причине одним из лозунгов социалистов всегда была замена армии вооруженным народом — как альтернатива отупляющему влиянию казармы и как способ обучения максимального числа рабочих военному делу.

Переход власти к пролетариату в октябре 1917 года и необходимость защиты революции перевели все военные вопросы в практическую плоскость. Не выдержав тягот Первой мировой войны, к концу 1917 года старая царская армия стремительно таяла. Уставшие от бессмысленной четырехлетней бойни крестьяне, одетые в солдатские шинели, получили из рук революции землю и массово покидали фронт. Удержать их не было никакой возможности. В январе 1918 года Лев Троцкий, проезжавший через линию фронта на мирные переговоры в Брест, с тревогой отметил, что с русской стороны окопы уже почти пусты.

Оказавшись перед лицом германского ультиматума, требовавшего громадных территориальных уступок, и постепенно разгоравшейся гражданской войны, республика Советов остро нуждалась в собственной вооруженной силе для защиты революции. Разлагавшаяся на ходу старая армия, несмотря на наличие отдельных революционных частей, не могла служить новой власти надежной опорой. От наступавших же германских войск крестьянам и рабочим не приходилось ждать ничего, кроме возвращения прежних хозяев при помощи расстрелов и виселиц. И тогда Совет народных комиссаров, не прекращая демобилизации старой армии, начинает создание новой. 29 января 1918 года СНК своим декретом объявляет о создании Рабоче-Крестьянской Красной Армии из наиболее сознательных и организованных элементов трудящихся масс.

С началом германского наступления СНК 22 февраля 1918 года публикует воззвание «Социалистическое отечество в опасности!», в котором всем советам и революционным организациям вменяется в обязанность защищать каждую позицию до последней капли крови. Уже 23 февраля первые наспех сколоченные отряды петроградских рабочих и моряков Балтфлота вступают в боевые стычки с передовыми разведывательными частями германской армии, постепенно создавая так называемую «завесу» на пути немецкого наступления. Именно эта в общем-то случайная дата в середине 20-х годов была объявлена днем рождения Красной Армии.

В борьбе с силами внутренней и внешней контрреволюции из разношерстных частей и отрядов постепенно складывалась мощная и дисциплинированная регулярная Красная армия. Она была той самой действительной военной силой из вооруженных рабочих, научившихся военному искусству на самой войне, о которой писал еще Маркс. Армией именно рабоче-крестьянской, призыву в которую подлежали исключительно представители трудящихся классов, командный состав был лишен чинов и привилегий и поставлен под контроль политических комиссаров и партийных организаций. Армия не только не была «вне политики», наоборот — ее представители самым активным образом участвовали в работе партийных и советских организаций. Вопросы, касающиеся военного строительства, кроме самых секретных, открыто и гласно обсуждались на конференциях и съездах. Простой пример. На VIII съезде РКП(б), обсуждавшем основы военной политики, из 221 делегата с решающим голосом 41 был от войсковых частей, при этом из 8 человек, указавших в анкетах должности, лишь 1 был командиром, 7 — рядовыми.

Эта армия знала тяжелые поражения, но в конце концов победила. Силой и источником ее стойкости, позволявшей, в отличие от белогвардейских армий, восстанавливаться после тяжелейших поражений, был не красный террор, революционные трибуналы и т. п., а сочувствие широких масс крестьян и рабочих и осознание ими, что они сражаются за свои интересы. Именно сила революционных идей заставляла солдат интервентов отказываться идти в бой или переходить на сторону Красной армии. Смешно же думать, что мы победили, — констатировал Ленин в 1919 г. по поводу эвакуации французских войск из России. — Мы взяли Одессу потому, что их солдаты не шли в бой... Они в десять раз сильнее нас и не идут. Эта же сила превращала десятки тысяч бывших офицеров из скептичных военных специалистов в полноценных красных командиров, способных геройски сражаться и погибать, не изменяя своим бойцам и делу революции.

В одной из книг 1960-х годов есть отличная эпитафия той армии:

Эту армию создала революция. ... РККА больше любого другого государственного института несла в себе революционный дух: освобождение от вековых оков рабства, пут косности и невежества, стремление к безграничному совершенствованию и неудержимый оптимизм...

Не было в той армии серой солдатской скотинки и господ офицеров — как при царе, солдатского и офицерского состава, как сейчас. Были товарищи по оружию — красноармейцы и командиры. Муштру заменили учебой, шагистику — боевой выучкой. Нижние чины не тянулись перед высшими, да и чинов не было до 1935 года — одни должности. Уставные формы обращения подразумевали уважение к человеческому достоинству...

РККА перестала существовать в 1938 году после того, как был под корень изведен высший комсостав и более чем наполовину — командиры среднего звена... Еще прежде, вместе с кадровым составом, уничтожили главное в Красной Армии — дух, традиции, военную культуру

Такие разные отечества

Но такую историю сегодняшние правящие классы хотели бы спрятать за семью печатями. Слишком велик контраст между Красной армией героического периода революции и нынешними Вооруженными силами. Слишком различны отечества, для защиты которых они создавались. Государство восставших крестьян и рабочих и государство продажных бюрократов и олигархов-миллиардеров требуют разных защитников. Нынешняя армия тоже носит классовый, но, так сказать, «отрицательно-классовый» характер, являясь отражением упадочного капиталистического режима. Сегодня ее пичкают деньгами за счет рабочих, учителей и врачей и бросают из одной военной авантюры в другую. Разъедаемая коррупцией и разделяемая пропастью между высшим руководством и бесправной массой солдат и младших офицеров, она напрашивается на повторение судьбы старой царской армии, атрибуты которой так старательно нацепляет на себя.

Мы не пацифисты. Но мы признаем справедливыми только войны против угнетателей трудящихся классов. Мы не сторонники передачи военного дела в руки «профессионалов», готовящихся убивать трудящихся своей и чужих стран за большие деньги, отнимаемые правительствами у этих же трудящихся. Нужно бороться против отупляющей муштры и дедовщины, против унижений и человеческого бесправия. Нужно выступать за признание на деле за всеми служащими в армии и полиции, в том числе рядовыми, всей полноты политических прав, включая создание ими профсоюзных и политических организаций. Каски и бронежилеты не способны противостоять идеям, а штыки и приклады способны повернуться в нужную сторону. И если уж трудящиеся получают в руки оружие, они должны учиться владеть им добросовестно и в полной мере, потому что прав был Ленин: на свете осталось еще много такого, что должно быть уничтожено огнем и железом для освобождения рабочего класса.