Socialist
News




Киша Тейлор, Социалистическая партия — ИСА в Ирландии

Корни COVID-19

О капиталистическом производстве продуктов питания

Мясо летучих мышей на рынке в Индонезии. Фотография Bay Ismoyo/AFPКорни COVID-19

Несмотря на огромный прогресс в медицине, иммунологии, вирусологии и технологиях, новый штамм коронавируса (SARS-CoV-2, вызывающий болезнь COVID-19) приводит к страданиям людей по всему миру. Этот новый вирус первоначально появился у летучих мышей. Но как вирус, который переносят летучие мыши из сельских районов Китая, вызвал смертоносную пандемию и при чем тут капитализм?

Хотя инфекцию COVID-19 и удалось проследить до первоначального заражения от панголинов на мокром рынке [характерном для Юго-Восточной Азии рынке, на котором продают живых животных — прим. пер.] в Ухане, имеющиеся данные свидетельствуют о том, что вирус мог незаметно распространяться в городе с октября или ноября, прежде чем его признали вспышкой нового вируса в декабре. SARS-CoV-2 — вирус зоонозный. Это означает, что он передался человеку от другого вида: либо непосредственно от летучих мышей, либо через промежуточного переносчика, например, через животных, доставляемых на мокрые рынки. Если учесть, что вирус ТОРС [более известный в российских СМИ как атипичная пневмония — прим. пер.] 2002 года распространили виверры, которых доставили на мокрые рынки Гуандун, мокрые рынки все еще создают опасность.

Мокрые рынки и торговля дикими животными

На азиатских мокрых рынках продают разнообразных живых одомашненных и диких животных, которых содержат в плотно упакованных клетках, поставленных друг поверх друга, и часто там же и забивают. Как правило, на рынках мало холодильных камер и плохая сточная система. Иммунная система животных подорвана тяжелыми условиями, в которых они содержатся, а уникальное сочетание видов и патогенов означает, что мутирующие вирусы легко передаются от одного вида к другому.

Животные на эти рынки поступают от все более индустриализирующихся предприятий, а также от мелких фермеров и охотников на диких животных, тем более что в 1980-х годы были проведены правовые реформы, содействовавшие крупномасштабному промышленному фермерству и торговле дикими животными. Эта прибыльная отрасль, которая оценивается в 76 млрд евро, опирается на государственную власть и оправдывается необходимостью обеспечить работой жителей бедных районов (14 миллионов человек по всему Китаю).

Диких животных, то есть панголинов, змей и цивет, покупают не обычные рабочие, а лишь состоятельные люди — для них это предмет роскоши, укрепляющий здоровье продукт и символ статуса. На платформе социальных сетей Weibo произошел взрыв постов против торговли дикими животными, где использовался хештег #RejectGameMeat. Люди также боролись с суевериями по поводу того, что подобные продукты животного происхождения якобы обладают лечебными свойствами. Вспышка COVID-19 и общественное давление привели к усилению регулирования торговли дикими животными, но эти ограничения носят узконаправленный характер и могут продлиться недолго — прямо как и временный запрет после эпидемии ТОРС 2002 года.

Мировое производство продовольствия и уничтожение среды обитания

Эти крупные фермы с дикими животными, как правило, расположены на границах областей проживания человека, они вторгаются в леса и уголки дикой природы. Новые патогены чаще всего появляются там, где люди посредством крупного бизнеса и капиталистических правительств радикально меняют ландшафт, разрушают леса, расширяют сельское хозяйство, горнодобывающую промышленность и строят дороги и поселения (в первую очередь это относится к агропромышленному сектору). Например, уничтожение пищевой промышленностью тропических лесов по всему миру (сектор по производству говядины несет ответственность за гибель 65% уничтоженных тропических лесов) приводит новых рабочих в эти места обитания и перемещает мелких фермеров глубже в лес.

Такой вид человеческой деятельности нарушает экосистему и наносит ущерб биологическому разнообразию, высвобождая вирусы, которым начинает быть нужен новый переносчик. В частности, летучие мыши и крысы адаптируются и переживают изменения в экосистеме, превращаясь в хранилища для старых и новых вирусов. Вирусологиня Ши Чжэнли обнаружила в пещерах китайской Юньнани десятки вирусов, похожих на ТОРС, а эти вирусы могут заразить людей. Вторжение человека в девственные леса приводит к тому, что дикие виды и патогены, которых они переносят, контактируют с сельскохозяйственными животными, сельхозрабочими и другими людьми.

Новый коронавирус, первоначально появившийся у летучих мышей — это шестая крупная эпидемия за последние 26 лет, когда вирус передается человеку от сельскохозяйственных животных, одомашненных или диких: от лошадей (австралийский вирус Хендра 1994 года), верблюдов (ближневосточный респираторный синдром в 2012 году), шимпанзе, которые охотились на мясо диких животных (Эбола в 2014 году), свиней (малазийский вирус Нипах 1998 года) и цивет (ТОРС на китайских мокрых рынках в 2002 году). Эти случаи должны были послужить предупреждением о том, что необходимо принять срочные меры.

Еда ради прибыли

Но вместо этого во имя прибыли агропредприятия готовы проводить широкомасштабную, уничтожающую планету вырубку лесов, эксплуатировать рабочих за нищенскую зарплату и подвергать их воздействию токсинов и болезням, а также готовить почву для распространения вирусов по всему человечеству. В капиталистической системе таким предприятиям разрешается перекладывать издержки (финансовые и другие) на экосистемы, животных, потребителей, сельскохозяйственных рабочих и правительства: если им бы пришлось самостоятельно платить по счетам, они не смогли выжить. Агропромышленный комплекс стоимостью 5 триллионов долларов находится в «стратегическом союзе с гриппом», утверждает эволюционный биолог Роб Уоллес, поскольку он использует свое огромное богатство и власть для продолжения этих опасных и неэтичных практик, порождающих болезни.

Стремление к прибыли в ДНК капитализма предполагает побуждение завоевывать или изобретать новые рынки, постоянно расширяться на неизведанную территорию и превращать все ресурсы в товары и доходы. Это приводит к эксплуатации и гибели людей, экосистем и земли в неоколониальных странах (главным образом со стороны огромного капитала развитых капиталистических стран), а следовательно, к огромному неравенству в мире. Сотни миллионов бедняков в Африке и Азии, не имеющих доступа к холодильному оборудованию, полагаются на традиционные рынки.

Что и как нужно сделать?

Если мы хотим избежать будущих пандемий, нам нужна кардинальная реорганизация производства продуктов питания. Нам нужно охранять естественную среду обитания и участвовать в ее реконструкции, чтобы опасные патогены оставались в дикой природе, а опасным и антисанитарным практикам производства и распределения продовольствия был положен конец. Следует ликвидировать промышленное животноводство, что также поможет бороться с изменением климата и устойчивостью к антибиотикам, а также значительно снизит вероятность новых вирусных пандемий. Нам нужен справедливый переход к безопасному производству и справедливому распределению продуктов питания среди населения земного шара, включая безопасные, достойные рабочие места. Нам нужно покончить с отвратительным и варварским обращением с животными при производстве продуктов питания.

С мировым капитализмом во главе, промышленные предприятия и правительства не примут меры, которые сократят их прибыли, и, конечно, не осуществят коренные изменения, необходимые для прекращения производства продуктов питания, которое высвобождает еще более смертоносные пандемии. Агропредприятия должны стать демократической публичной собственностью под контролем трудящихся: так их будет можно преобразовать и использовать, чтобы они отвечали интересам фермеров, потребителей, работников и окружающей среды при сотрудничестве на местном и общемировом уровне.

Производство всего, что столь же фундаментально необходимо, как продукты питания, что в неправильных руках может привести к таким разрушительным глобальным последствиям, нужно демократически планировать для удовлетворения потребностей большинства, а не оставлять на усмотрение анархии «свободного рынка». Такое стремление вполне разумно и необходимо, но его нельзя достичь при власти прибыли, а можно только в социалистическом обществе, управляемом массами и ради масс.