Socialist
News




Самсон Ларин

Похороны под грифом «секретно»

Трагедия Ту-154. Похоронить родных достойно — это «хотелки»

Власти России пытаются не допустить лишних упоминаний о трагедии Ту-154, хотя ее жертвы еще даже не похоронены.

Гражданскую панихиду и отпевание погибших в авиакатастрофе Ту-154 артистов ансамбля Александрова пытаются провести как можно более непублично. Об этом сообщила «Медуза» после разговора с родственниками артистов. По их словам, Министерство обороны выступает против публичной траурной церемонии. Ответственный за похороны представитель министерства Сергей Фральцев, назвал это желание родственников «хотелками».

История противостояния близких погибших и Минобороны вводит в ступор своей циничностью и подлостью. Но это — реальное лицо патриотизма в России. Сначала соцсети устраивают порку «недостаточно скорбящим», а потом власти стремятся все забыть, чтоб поскорее отправить на бойню следующих — солдат, врачей, пропагандистские ресурсы. По их мнению гражданам страны не нужна память о погибших и особенно — об обстоятельствах трагедии и роли жертв в действиях российского империализма в Сирии.

Минобороны взяло на себя расходы в связи с погребением и поэтому считает верным централизованно доставить почти 60 гробов в военный мемориальный комплекс в Мытищах, чтоб провести короткую церемонию прямо на морозе. Вдова одного из солистов ансамбля Надежда Столяр договорилась с настоятелем Новодевичьего монастыря о прощании и отпевании погибших в его главном храме; также есть сведения о готовности московской епархии РПЦ провести панихиду в Храме Христа Спасителя. Однако Министерство отказывается везти тела погибших к центральным храмам Москвы — надо перекрывать дороги, этого никто не будет делать.

Такие заявления вполне объяснимо вызвали недоумение и возмущение родственников погибших. Кто дал Министерству обороны право распоряжаться отпеванием? Они сейчас не солдаты, не артисты, они наши погибшие родственникивозмущается Столяр — за то, что министерство взяло на себя ответственность за похороны и расходы на них, — спасибо. Но желание родственников достойно проводить покойных не под их властью. У нас цель простая — чинно проститься, отпеть по-человечески — говорит друг семьи Столяр Петр Новиков — у Минобороны другая цель — по-быстрому всех закопать и забыть, чтобы никто не пикнул.

Гордость вооруженных сил «поели рыбы»

Чуть раньше Надежда Столяр обращалась к Фральцеву с вопросами о ходе поисковой операции в районе крушения самолета, на что чиновник в погонах посоветовал не волноваться: Может, их там уже поели рыбы.

Альтернатива тихой и скрытной, почти секретной церемонии в Мытищах для родственников жертв — забрать тела и похоронить самостоятельно. Больше ничего для тех, кого власти раздувая щеки называли гордостью вооруженных сил, Минобороны сделать не готово.

Мы решительно осуждаем попытку замолчать обстоятельства трагедии через прямое давление на родственников погибших и отказ в содействии их пожеланиям.

Понятно, чего опасается власть. В один день 92 человека погибли из-за войны, от которой выиграют только российские олигархи (почему только они — в нашем материале «После Алеппо»). Хуже того — потери даже не среди военных, которых общество привыкло считать богатырями, исполняющими некий сакральный долг перед Отечеством, а среди наемных работников — артистов, которых режим отправил в Сирию для достижения своих пропагандистских целей. Особая горечь в той подлости, с которой власть хотела использовать мирных граждан: ради красивой телевизионной картинки.

Это пугает, это инфернальный ужас для любого, кто хоть на секунду задумывается о смысле произошедшей трагедии. Таков истинный патриотизм — поскорее закопать тех, кого еще не поели рыбы. Это не тот гламурный крик о любви к родине, которому учат чиновники и телевизор, а его другая, настоящая, неприглядная сторона.

Мы призываем сознательных трудящихся видеть этот патриотизм во всей его полноте — как ширму, прикрывающую интересы российского капитала в Сирии и как оправдание империалистической войне. Мы призываем к протестам против этой войны и к дискуссии о военных преступлениях режима — и в отношении сирийского народа, и в отношении собственных граждан.