Socialist
News




Кейша Тейлор, Соцпартия Ирландии

Капитализм и пандемия

Как это было с «испанкой» в 1918-1919 годах

«Испанка» 1918 — 1919 годов унесла от 50 до 100 миллионов человеческих жизней — больше, чем вместе взятые Первая и Вторая мировые войны. Как считает научная журналистка Лора Спинни, которая написала книгу об этой эпидемии, «испанка» «повлияла на человеческую популяцию сильнее, чем какая-либо другая эпидемия со времен Черной Смерти (эпидемия чумы в XIV веке — прим.перев.)»

Военная чума

Эпидемия гриппа началась весной 1918 года и быстро распространилась по всей Европе благодаря передвижению войск во время Первой мировой войны. Заражению подверглись более половины британской и три четверти французской армии, поскольку эпидемия разгорелась среди истощенных солдат, битком набитых в гнилые окопы и тренировочные лагеря. По мере мутации вируса стали проявляться новые шокирующие симптомы — люди синели от нехватки кислорода и от обильного кровотечения, резко подскочил уровень смертности, в особенности среди молодых здоровых людей в расцвете сил, какими и были, например, солдаты. В настоящее время считается, что это было вызвано чрезмерной стимуляцией иммунной системы, цитокиновым штормом, а также вторичной инфекцией, такой как пневмония. Но врачи того времени оказались сбиты с толку. Хотя происхождение вируса до сих пор остается спорным, пандемии определенно бы не случилось без массовой переброски войск, отвлечения ресурсов и снижения уровня здоровья солдат и гражданского населения из-за тягот Первой мировой.

«Сохраняем спокойствие и продолжаем»

Несмотря на разворачивающуюся прямо на глазах самую разрушительную пандемию в истории, пропагандистские машины империалистических государств напрягали все силы, чтобы скрывать, отрицать и преуменьшать степень кризиса ради поддержания морального духа и патриотических чувств для продолжения войны и чтобы не дать никаких преимуществ своим противникам. Только пресса нейтральной Испании сообщала о начавшейся эпидемии, откуда болезнь и получила свое название.

Фактически, скрыть правду относительно масштабов нынешней пандемии COVID-19 недавно попытались и представители сегодняшних властей — как Трамп в США или Тори в Англии, хотя и с гораздо меньшими успехами из-за более свободного доступа к информации и более развитых коммуникаций в наше время.

В Филадельфии в 1918 году местные медицинские власти разрешили провести «Парад свободы» с участием 200 тыс. человек, в результате чего неделю спустя умерло 759 человек. И, хотя пришлось рыть братские могилы, закрывать школы и запрещать публичные мероприятия, одна из крупных газет написала: «Это не вопрос общественного здравоохранения. Нет причин для тревоги». Тогдашний президент США Вудро Вильсон так никогда и не сделал ни одного публичного заявления об эпидемии.

Артур Ньюсхолм, старший британский офицер медицинской службы, решил, что «насущная военная необходимость оправдывает повышенный риск распространения инфекции» и убеждал людей «спокойно продолжать» — слоган, который потом популяризировался пропагандой во время Второй мировой войны. Для капиталистических правительств с обеих сторон на первом месте была победа в империалистической войне, неважно какой ценой. Вопрос о перераспределении ресурсов на охрану здоровья населения даже не поднимался.

Воздействие пандемии

Когда число солдат, умерших от гриппа, превысило число чисто военных потерь, правительствам волей-неволей пришлось обратить на это внимание, но сперва социальное дистанцирование было скорее результатом необходимости. По мере того, как люди заболевали, стало не хватать учителей и рабочих для продолжения деятельности школ и фабрик. Среди трудящихся росло недоверие к государственной пропаганде и они, чтобы не заразиться, интуитивно прибегали к самоизоляции.

Война принесла трудящимся, как на фронте, так и в тылу, только страдания и бедствия, но Русская революция 1917 года вдохновила рабочих по всему миру на борьбу за лучшее будущее. В этот период по всему миру вспыхивали восстания, самым известным из которых была Германская революция 1918-19 годов. В Ирландии, где от «испанки» умерло 15 тыс. человек, происходили всеобщая забастовка призывников в 1918, забастовка машиностроителей в Белфасте и возникновение Совета в Лимерике в 1919.

Как война, так и неадекватная реакция властей на пандемию показали рабочим, что правительства и вся система в целом действуют против их интересов. Например, эксплуатация народа и ресурсов Индии и провал британской колониальной системы здравоохранения привели к смерти 17 млн. человек — 5% всего населения Индии — что еще больше подхлестнуло в стране антиколониальную борьбу.

Общественное здравоохранение

Глобальный ущерб, причиненный «испанкой» оказал огромное воздействие на сознание трудящихся по всему миру. Эпидемия показала, что здравоохранение — это не индивидуальный, а коллективный вопрос. Она бросила вызов господствующему взгляду, что «великий немытый» (как правящие классы мерзко и унизительно обзывали рабочий класс и бедноту) сам виновен в своих болезнях, поскольку сам масштаб эпидемии точно также затрагивал и имущие и правящие классы.

В последующие годы идея доступной для всех общественной медицины получила огромную популярность. Советская Россия первой ввела у себя централизованную общественную систему здравоохранения, а потом уже за ней последовали остальные европейские страны, что в конечном итоге привело к созданию всеобъемлющей универсальной системы здравоохранения в Британии после Второй мировой войны. Уже в 1924 году Советское правительство подчеркивало, что жилищные, трудовые и социальные условия должны рассматриваться как ключевые вопросы здравоохранения и в этом, опять-таки, шло впереди капиталистических государств. Всеобщая система здравоохранения означала громадный скачок для трудящихся и простых людей, которым не нужно было больше платить самозанятым докторам, полагаться на религиозные организации или обходиться вообще без всякой помощи. Но даже там, где эти достижения были завоеваны, они за последние десятилетия постоянно подрывались неолиберальными сокращениями и приватизацией, что, в конечном итоге, и сделало нас неготовыми к нынешней пандемии.

Все усовершенствования медицины последних ста лет не могут преодолеть постоянного недофинансирования и нехватки кадров в системе общественного здравоохранения. Капиталистическая идеология и основные капиталистические партии в каждой стране являются фундаментальными противниками доступного для всех здравоохранения и никогда не будут его защищать. Только действительно обобществленная система здравоохранения, находящаяся в общественной собственности, демократически планируемая и контролируемая медицинскими работниками и пациентами, будет способна поддерживать такой уровень здравоохранения, который сможет противостоять любому кризису.