Socialist
News




Марта Хромова

Мисс Чего-то там

Конкурсам красоты не место в современном обществе

17 июня состоялась акция студенток НИУ ВШЭ и феминисток против конкурса красоты «Мисс ВШЭ», который проходил в концертном зале «Королёвский» рядом с телецентром «Останкино». Участницы провели пикет у входа в здание. Они держали плакаты с надписями «Это не веселье — это объективация женщин», «Долой сексистские практики из университета» и «Конкурсы красоты — шаг к оправданию сексуального насилия».

Накануне протеста некоторым участницам поступали угрозы и оскорбления в личных сообщениях. Организаторы конкурса уже десять лет плотно сотрудничают со спонсорами для проведения шоу, понятно, что терять аудиторию они не хотят ни под какими предлогами.

Конкурсы красоты проводят как в планетарном масштабе, так и на региональных и местных уровнях. В России, как и во многих других странах мира, мода на состязания девушек во внешности распространилась на вузы, школы, колледжи, заводы, корпорации и даже тюрьмы.

Высшая Школа Экономики проводит конкурс «Мисс ВШЭ» с 2008 года. Одной из первых против шоу стала выступать в 2015 году выпускница (на тот момент еще студентка) ВШЭ Элла Россман.

Пока речь идет не о „Конкурсе танца“ или чего-нибудь еще, в центре внимания остается внешность и тело участниц, а не их способности. Девушки показываются не как будущие коллеги, а как „украшение университета“, что-то декоративное. Из такой риторики потом вырастает сексизм на рабочем месте и стереотипы, которые мешают в повседневной жизни, — обращалась она к студенческому совету.

После того, как Россман запустила флешмоб с хештегом #противконкурсакрасотымиссвшэ, ее поддержали многие студенты и преподаватели. Например, профессор отделения культурологии ВШЭ Ян Левченко назвал подобные конкурсы маскирующим элементом гендерного рабства, отметив, что в университете необходимо критиковать традиционалистские модели, а не поддерживать их.

Однако отменить конкурс полностью не удалось, из программы было исключено только дефиле в купальниках. Мало того, организаторы решили обезопасить себя: в этом году они не просто проводили конкурс, но и зарегистрировали его в качестве студенческой организации, что позволило использовать бренд университета и получать от него поддержку — в том числе и финансовую.

Объективация и сексуальное насилие

Уже много лет под давлением феминистских инициатив все подобные конкурсы переобуваются в воздухе. Организаторы спешат заверить, что оценивается не только внешность девушек, но и их таланты, интеллект и «умение говорить». Но будь это истиной хоть на долю, всевозможные «Мисс Чего-то там» давно превратились бы в обычные конкурсы талантов — вокальные, танцевальные или интеллектуальные. Но этого не происходит, потому что основным критерием оценки остается «красота», и не исчезает критерий допуска только одного пола — то есть рассматривают только женщин и только как товар, по физиологическим параметрам.

Протест против конкурса красоты

Это называется объективацией. И с учетом того, что все университетские конкурсы красоты в России существуют только для девушек, мы имеем дело с сексуальной объективацией. Даже если зрители, судьи и организаторы подобных шоу этого не признают, по факту в таких конкурсах роль девушек сводится до роли сексуального объекта — человека, которого воспринимают лишь как достаточно или недостаточно годного для удовлетворения сексуальных желаний. Такое отношение от женщин на подиуме переходит в сходный взгляд на женщин вообще, что является первым шагом к оправданию сексуального насилия. Ведь не зря частым аргументом насильников (как и тех, кто позорно считает виновной жертву) является длина юбки или макияж — преступник видит только красивое тело для удовлетворения своей похоти, не считаясь с тем, что это человек. Но почему это нас возмущает, если судьи и зрители конкурсов красоты делают по сути ровно то же самое? И давайте уже, наконец, спросим, почему те же вузы не проводят конкурсов красоты среди мужчин?

Стандарты красоты

Другой проблемой является оправдание и поддержание подобными конкурсами конкретных стандартов красоты. И хотя организаторы «Мисс ВШЭ», «Мисс МГУ» или, к примеру, «Мисс Очарование МГТУ им. Баумана» наперебой заявляют, что не выставляют абсолютно никаких требований к участницам, если посмотреть фотографии победительниц за последние годы, то все они — девушки определённой комплекции, максимально приближенной к стандартам журнальной «красоты». Мир, конечно, не стоит на месте. Планетарные конкурсы красоты в 21-м веке выигрывают в том числе темнокожие участницы и женщины азиатской внешности, что полстолетия назад казалось невозможным. Возможно, в будущем победу сможет одержать и полная девушка, и девушка невысокого роста, и, к примеру, девушка с инвалидностью. Но какой в этом смысл, если проще (и лучше) вообще отказаться не только от стандартов красоты, но и от идеи оценивания за красоту и (сексуальную) привлекательность?

Посредством семьи, школы и медиа-индустрии эталоны красоты с детства заставляют девочек чувствовать себя недостаточно правильными, а свои тела — недостаточно хорошими. То, что общество предъявляет к внешности женщин гораздо больше требований, чем к внешности мужчин, провоцирует дискриминацию. И эта проблема гораздо шире, чем локальные конкурсы. Из-за несоответствия параметрам «красоты» девушки подвергаются буллингу в школе, хамству в студенческой среде, нападкам и оскорблениям в сети, насмешкам на рабочем месте. Нередко в рабочей среде дело не ограничивается словами — внешность может стать причиной, по которой человек не получает повышение или может быть уволен независимо от своих профессиональных качеств. Вот недавняя история со стюардессами «Аэрофлота»: компания начала массово сокращать стюардесс с «неидеальной» фигурой или сотрудниц старше 35 лет. И это снова системное явление, а не случайный произвол в одной отдельно взятой фирме. В интернете мужчины массово поддерживали «Аэрофлот», почему-то считая, что у них есть «право» во время полёта смотреть на «красивых девушек», как будто профессиональная задача стюардесс — это сексуальные услуги версии «лайт». Если разбираться в том, почему добрая часть населения считает, что женщина любой профессии в первую очередь должна быть красивой, то в конечном итоге мы упремся в практики, закрепляющие и пропагандирующие стандарты красоты. И конкурсы «мисс» — одна из таких практик.

Протест против конкурса красоты
Протест против конкурса красоты

Аргументы другой стороны

Студенческий совет НИУ ВШЭ, несмотря на жаркую дискуссию, еще в конце марта большинством голосов принял решение зарегистрировать конкурс. Однако аргументы сторонников конкурса и даже тех, кто держал нейтралитет («можно проводить любые конкурсы, кому не нравится — не ходите») легко разбить о здравый смысл и логику.

На сайте Вышки организаторы заявили, что конкурс необходим и полезен, потому что ...он учит организовывать большие сложные мероприятия, помогает использовать навыки, которые затем пригодятся в профессии. Практические навыки, которые получают организаторы, намного выше, чем может дать университет. Очень мило, что готовящие конкурс люди, многие из которых мужчины, могут прокачать свои скиллы. Но это то же самое, что говорить, будто продажу людей на органы нужно легализовать, потому что владельцы бизнеса получат навыки продаж на новом рынке. Продавцы пылесосов «Кирби», в конце концов, тоже приобрели незабываемый опыт впаривания ненужной вещи, но это не отменяет того, что они работали на мошенническую компанию.

Другой аргумент последовал от самих участниц конкурса, якобы он помогает реализовать себя, преодолеть страхи, избавиться от комплексов. Благодаря конкурсу участницы становятся увереннее в себе, находят свои сильные стороны, оттачивают таланты. Одна из организаторок протеста Кармен Гименез, студентка ВШЭ из Испании, в интервью студенческому онлайн-журналу DOXA сомневается, что это вообще так:

[Одна из участниц конкурса в прошлом году] сказала, что благодаря ему она впервые смогла выступать перед публикой. Мы настолько покорны, что можем выступать перед остальным людьми, только если они нас заставляют. Мне было очень грустно, когда другая девушка сказала: „Я не очень красивая, но несмотря на это мне позволили участвовать в конкурсе“.

Основным аргументом этих девушек было то, что на конкурсе оценивают не только красоту. Главная проблема этого аргумента заключается в том, что важно не только оценивание, но еще и одобрение — именно на нём основаны все подобные конкурсы. Даже если такой конкурс не будет заключаться в оценке красоты, то он будет о том, насколько вы покорны, улыбчивы, то есть в конце концов всё сводится к „будь милой и заткнись“
.

Безусловно, девушки принимают участие в конкурсах красоты добровольно (насколько вообще этот выбор можно считать добровольным в обществе, где сексизм — норма социализации с младенческого возраста), в кандалах их не волокут. И вполне вероятно, что для конкретных участниц признание помогает справляться с комплексами. Но здесь важно не путать причину и следствие. У большинства женщин комплексы появляются именно потому, что существуют стандарты красоты и практики, которые их поддерживают. Этот замкнутый круг настолько неотрефлексирован участницами, что справляться со своими комплексами они вполне готовы за счет тех, кто под стандарты (и, по их логике, под возможность избавиться от комплексов) не попал.

Но самым важным аргументом за проведение конкурса «Мисс ВШЭ» и других подобных конкурсов, является тот, который организаторы вслух не произносят — деньги. Ни одно подобное шоу не будет реорганизовано в шоу талантов для людей всех полов, пока спонсоры готовы давать деньги только на шоу с объективацией женских тел. Поэтому единственная возможность урезонить жадных до славы, денег и «прокачки скилла» организаторов конкурсов красоты в вузах — это совместная борьба студенток НИУ ВШЭ, МГУ, РГГУ и других вузов, в которых возникают и будут возникать феминистские ячейки.

Одна из организаторок пикета возле концертного зала «Королёвский» Анастасия Шипулина записала видео-интервью для фем-телевидения РФО «Она», где рассказала о цели будущей кампании против объективирующих конкурсов в стенах учебных заведений.

Социалистическая Альтернатива ведет борьбу против любых форм сексизма и гендерного неравенства. Этим явлениям не должно быть места в современном обществе, тем более — в современной системе образования. Чтобы победить, нам нужно построить массовое движение за права женщин, с опорой на ячейки в ВУЗах и на рабочих местах. Присоединяйся к нам!