Socialist
News




Филип Локер и Том Крин

Победа Трампа в США

Нам нужно массовое сопротивление новому президенту и Партия 99%

Для многих людей в США и по всему миру избрание Дональда Трампа президентом стало самым шокирующим событием в их политической жизни. Итог выборов стал кульминацией целого политического цикла, когда простые американцы поднялись против политических элит, против разрушающего эффекта глобализации и неолиберализма. Этот подъём с одной стороны вылился в кампанию Берни Сандерса, которая вдохновила миллионы на «политическую революцию против класса миллиардеров», с другой стороны — в кампанию Трампа, которая предложила людям, давно разочаровавшимся в политике, решение справа.

Но Трамп выдвигался не только как мнимый защитник «забытых и обездоленных» представителей рабочего класса. Он вёл самую нетерпимую и шовинистскую президентскую кампанию в современной американской истории. Он дал возможность белым националистам и патриархальным мачистам вылезти из своих нор и вести пропаганду среди широких масс рабочих. И это очень опасная тенденция.

Однако мы полностью отрицаем утверждение, транслируемое сейчас либеральными экспертами, защищающими Демократическую партию от позора: мол, результат выборов показывает готовность большей части белого рабочего класса разделить расизм и ксенофобию Трампа. Ведь Клинтон всё же выиграла по количеству голосов избирателей, пусть и с минимальной разницей. Трамп получил лишь 47,5% голосов всех избирателей, с учетом того, что десятки миллионов беднейших и угнетенных американцев не голосовали вообще — явка на прошедших выборах составила 53%.

Голос за Трампа был в первую очередь голосом против Клинтон и стоящих за ней элит. Это был голос за смену «агента влияния» на самом высоком уровне и против Хиллари как символа статуса кво, достигнутого крупным капиталом в американской политике. Многие откликнулись на атаки Трампа на «подстроенную» систему и корпорации, переводящие рабочие места за границу. Трагично в этом то, что голос левых, предлагавших альтернативу обольстительному правому популизму, так и не был услышан.

Социалистическая Альтернатива — с миллионами женщин, возмущённых избранием открытого женоненавистника и совершенно верно расценивающими это как шаг назад; мы — с уроженцами Латинской Америки, боящимися роста массовых депортаций; с мусульманами и афроамериканцами, по отношению к которым слова ненависти Трампа могут обернуться насилием и ростом правой агрессии.

Мы призываем к немедленным протестным акциям по всей стране, чтобы ясно заявить: рабочий класс и угнетенные должны объединиться и приготовиться отражать атаки правых. (Эта статья стала первым заявлением СА в Америке по поводу результатов выборов; она была опубликована вечером 9 ноября, примерно через сутки после оглашения первых результатов после закрытия самых восточных избирательных участков в Америке — прим. пер.) В последние 24 часа мы получили невероятное количество вопросов о дальнейших действиях организации. И мы отвечаем: мы должны сегодня же начать строить настоящую политическую альтернативу для 99% людей; живую альтернативу капиталистическим партиям и правым, чтобы в 2020-м нам не пришлось проходить через этот кошмар снова.

Шок для правящего класса

Нужно особенно подчеркнуть, что результаты выборов были шоком не только для десятков миллионов прогрессивных рабочих, женщин, иммигрантов, цветных людей и ЛГБТ, но также — несколько по другим причинам — для правящей элиты Соединенных Штатов.

Для большей части правящего класса Трамп неуправляем. И это абсолютная правда: хулиганская манера Трампа публично унижать оппонентов и реагировать неприличными постами в Твиттере по каждому задевающему его поводу имеет больше общего с манерами самоуверенного диктатора африканского пошиба, чем с осторожными и расчётливыми представителями политического истеблишмента. Даже Джордж Буш не так гордо выпячивал свою полную некомпетентность в вопросах международных отношений, как Трамп. И правящий класс резонно рассматривает президентство Трампа как потенциальную угрозу интересам американского империализма в то время, как его мировая мощь увядает, в частности на Ближнем Востоке и в Азии, где с ним локально конкурирует Россия и глобально — Китай.

Они решительно возражают против многократно анонсированного Трампом отказом от свободного рынка, главной капиталистической доктрины последних сорока лет. Но правда в том, что глобализация стопорится. Двигатель глобализации — система международной торговли и обмена — дал частичный реверс благодаря растущему недовольству людей. Голос за Трампа отчасти похож на голос за выход Британии из ЕС; всего несколько месяцев назад Брекзит продемонстрировал массовое недовольство британского рабочего класса неолиберальной политикой и неприятие глобализации как её опорной доктрины.

Правящий класс также опасается, что грубый расизм, ксенофобия и женоненавистничество Трампа спровоцируют недовольство в американском обществе. В этом они точно скоро убедятся.

Взглянем внимательнее: возможно, самый неприятный итог этих выборов для правящей элиты (включая топ-менеджеров крупных корпораций, политический истеблишмент и околовластную медиа-тусовку) заключается в том, что двухпартийная система, через которую они управляли Америкой, кажется, потерпела крах. Цикл за циклом праймериз были удобным инструментом отбора кандидатов, максимально подходящих интересам капитала. Затем избирателя оставляли выбирать из двух «проверенных» номинантов от партий. Разные крупные капиталисты могли предпочитать или одного, или другого, но могли неплохо жить при любом из них. Обычные люди же оказывались перед выбором: или голосовать за меньшее зло для себя, или же — из-за принципов — за кандидатов от «третьих партий» без шанса на победу.

Всё изменилось в 2016-м. Сперва Берни Сандерс собрал 220 миллионов долларов без единого цента от крупного бизнеса и шёл ноздря в ноздрю с Хиллари Клинтон на нечестных демократических праймериз. Республиканский «донорский класс», обычно спонсирующий номинантов, сторонился Трампа, а два последних президента-республиканца открыто и недвусмысленно отказывали ему в поддержке.

Что посеешь, то и пожнёшь

До сих пор поражает, что прошедшие праймериз поставили людей перед выбором между двумя самыми непопулярными кандидатами в современной американской истории. Согласно экзит-поллам, 61% избирателей не хотели бы видеть президентом Трампа; 54% заявили то же самое о Клинтон.

На праймериз Национальный комитет Демократической партии сделал все, чтобы расчистить поле выбранному элитой кандидату, Хиллари Клинтон. Это произошло вопреки успехам Сандерса, по результатам опросов уверенно опережавшего Трампа в заочной борьбе один на один за президентское кресло. Это чётко указывает: ключевой для победы Трампа электорат был открыт для левой классовой аргументации: против власти Уолл-стрит с их свободным рынком и за минимальную оплату труда в 15 $ в час, за бесплатное высшее образование, государственное здравоохранение и инвестиции в зеленую инфраструктуру. Но правда в том, что лидеры демократов скорее проиграют, чем будут связаны президентской программой, реально обращенной к рабочему классу и беднякам.

Большинство профсоюзных лидеров позорно поддержали на праймериз Клинтон, отдав ей миллионы долларов пожертвований. Только небольшая часть национальных профсоюзов и отдельных профсоюзных лидеров поддержали Сандерса. Таким образом, профсоюзные боссы помогли кандидату от Уолл-стрит бороться против интересов рабочего класса.

Клинтон буквально еле доковыляла до выборной гонки, уже будучи полностью дискредитирована как кандидат, представляющий интересы корпораций. Пристального внимания СМИ она удостоилась из-за скандальной переписки о делах Госдепартамента, которую она вела с личного почтового ящика. Однако и последующие публикации на Wikileaks новых документов со взломанного аккаунта лишь дополняли портрет, словесно нарисованный Берни Сандерсом во время их борьбы на праймериз: Клинтон — высококвалифицированная обслуга Уолл-Стрит, говорящая одно банкирам, держащим её миллионы, и совершенно другое на публике.

Либеральные апологеты сейчас начнут обвинять в исходе выборной гонки белый рабочий класс, сторонников Сандерса или даже Джилл Стайн (кандидат от партии зелёных на прошедших выборах в США, набрала 1% голосов). Но, как мы продолжаем отмечать, Демократическая партия уже очень давно перестала даже делать вид, что ей есть дело до интересов рабочего класса. Десятилетиями они принимали или поддерживали одну неолиберальную реформу за другой: отказ от социальной поддержки (то, что в Америке именуется welfare — прим. пер.), подписание Соглашения о североамериканской зоне свободной торговли и отмена закона Гласса-СтиголлаФедеральный закон США от 16 июня 1933 года, вплоть до конца XX века определявший облик американской банковской системы. В нём вводился запрет коммерческим банкам заниматься инвестиционной деятельностью, существенно ограничивший право банков на операции с ценными бумагами, и введя обязательное страхование банковских вкладов — начало было положено при Билле Клинтоне. Закончилось это при Обаме — вкачиванием денег в лопающиеся банки, пока миллионы людей теряли ипотечное жильё.

После экономического краха 2008–09 годов надежды левых на Обаму, которого республиканская пропаганда называла почти-социалистом, пропали. Демократы контролировали на тот момент Конгресс и не сделали ничего, чтобы помочь рабочему классу в жесточайший с 1930-х годов кризис. Это открыло путь небольшому право-радикальному союзу внутри республиканской партии — так называемой Чайной партии. Они смогли мобилизовать несогласных против Уолл-Стрита и его политических представителей попытаться вернуть власть в руки консерваторов.

Движение Black Lives Matter

Под давлением 45% избирателей, поддержавших на праймериз Сандерса, на общенациональном съезде Демократическая партия приняла самую левую программу за последние 40 лет. Но Клинтон вложила в свою кампанию один-единственный по-настоящему чёткий месседж: Трамп — угроза существованию демократии, а Америка и так уже great. Её спонсоры не хотели поднимать сложные вопросы — о минимальной оплате труда или о долгах, в которых остаются студенты после окончания дорогостоящей учебы — из-за страха завысить (а затем снова уронить) ожидания среди рабочего класса. Можно сказать, что Клинтон никогда и не являлась прогрессивным кандидатом. Но что она сделала после своей неуверенной победы на праймериз? Она выдвинула на пост вице-президента Тима Кейна, поддержавшего Транстихоокеанское партнёрское соглашение и снижение контроля над банковским сектором, вместо того, чтобы выбрать кого-то вроде Элизабет УорренЭлизабет Уоррен — действующий сенатор от штата Массачусетс. Считается ведущим деятелем прогрессивного крыла Демократической партии. В 2014 году она опубликовала «Одиннадцать заповедей прогрессивизма» (англ. Eleven Commandments of Progressivism). В течение праймериз 2016 года ожидалось, что Уоррен окажется одной из редких по-настоящему известных в США политиков-демократов, кто поддержит кандидатуру Берни Сандерса. По всей видимости, на сенатора оказывалось давление: в итоге она поддержала Хиллари Клинтон, сделав заявление на месяц позже чем остальные лидеры мнений в Демократической партии. Клинтон также отказалась пообещать, что не переведёт в администрацию президента весь персонал Goldman Sachs. Всё это окончательно разочаровало людей, голодных до настоящих перемен.

Неудивительно, что Клинтон не смогла обеспечить интерес избирателей. Ни она, ни Трамп не получили 50% голосов. Хотя Клинтон и получила чуть больше голосов избирателей чем Трамп, это все равно на 6 млн. меньше чем Обама в 2012 году, и на 10 млн. меньше чем Обама в 2008-м. Трамп же получил на 1 млн. меньше голосов, чем кандидат-республиканец Митт Ромни в 2012 году.

Как замечает журнал Jacobin, Клинтон привлекла на свою сторону лишь 65% голосовавших латиноамериканцев; для сравнения, четырьмя годами раньше за Обаму проголосовал 71% латиноамериканцев. Это худший из статистических показателей для демократов на фоне кандидата, предлагавшего построить стену на южной границе США и публично в течение кампании называвшего мексиканцев „насильниками“. Лишь 34% белых женщин без высшего образования отдали свои голоса за кандидата от демократов. Даже Обаме удалось добиться большего доверия среди женщин вообще — в 2012 году он получил 55% их голосов против 54%, набранных Хиллари, первой женщиной-кандидатом в президенты от одной из двух крупнейших американских партий. При этом Клинтон вела кампанию против кандидата, гордившегося своей возможностью безнаказанно „хватать женщин за промежность“. Клинтон также не впечатлила чёрную молодёжь, значительная часть которой просто проигнорировала выборы. И она проиграла среди всех прослоек белого рабочего класса, тогда как Барак Обама выиграл в том числе и за их счёт две прошлые президентские гонки.

Элита демократической партии играла в опасную игру на этих выборах и проиграла. Но заплатят за это поражение угнетенные: рабочий класс, цветные сообщества и женщины.

Сандерс должен был участвовать в выборах

В последние несколько лет мы стали свидетелями роста политической поляризации в США, увеличения интереса к социализму среди молодежи, образования новых движений (таких как Black Lives Matter), но также появления открытой ксенофобии и расизма у некоторой части населения. Но общая тенденция американского общества — «полевение», которая выразилась в поддержке равенства брака, борьбе за высокую минимальную зарплату и поддержке увеличения налогов для богатых. Прошедшие выборы не изменят этой реальности, но они передадут управление страной в руки правых, контролирующих президентское место, обе палаты Конгресса и значительную часть законодательных собраний Штатов.

Большой части белого рабочего и среднего класса действительно необходимо было использовать эти выборы, чтобы выразить резкое неприятие как Демократической партии, так и республиканского истеблишмента. Десятки миллионов американцев искали возможность противостоять корпорациям, бьющим по их классовым интересам — однако делали это не осознавая классовую подоплёку своих исканий. Мы не можем закрывать глаза на рост поддержки правых среди определённых меньшинств, однако опросы общественного мнения показывают другую тенденцию — 70% американцев считают, что мигрантам без документов должен быть предоставлен легальный статус; ещё 25% заявили, что они должны быть депортированы.

Вот почему неучастие Берни Сандерса в выборах стало настоящей трагедией. Мы (имеется в виду наша сестринская организация «Социалистическая Альтернатива» в США — прим. пер.) предлагали Берни участвовать в выборах независимым кандидатом, когда он впервые заговорил о президентской кампании в сентябре 2014 года. Потом мы критиковали его решение баллотироваться от Демократической партии, но всегда продолжали вести дискуссию с его сторонниками о том, как воплотить предложенную им программу в жизнь и о необходимости новой партии.

Наши предупреждения о последствиях поддержки Клинтон Берни, к сожалению, не услышал. Если бы Сандерс всё равно выдвинулся как независимый кандидат, к чему призывали мы и многие другие, его присутствие в гонке радикально изменило бы её характер. Он почти наверняка бы задал другой вектор дебатам кандидатов и сейчас мы, возможно, обсуждали бы немедленное создание новой партии 99%, опирающейся на многие миллионы голосов, которые мы вообще не услышали на этих выборах. Эта упущенная возможность — огромная потеря.

На прошедших выборах Социалистическая Альтернатива поддерживала Джилл Стайн из Партии зелёных, получившую чуть более миллиона голосов благодаря своей программе, по существу говорившей об интересах рабочего класса и их защите. Кампания Стайн имела кучу ограничений, но несмотря на них ей удалось немного приоткрыть нам глаза на огромный скрытый потенциал для создания массового левого движения.

Президентский срок хаоса и борьбы

Победа Трампа — катастрофа с множеством негативных последствий. Но также это лишь новый этап происходящих в последние годы в США политических и социальных потрясений. Капитализм и его институты дискредитированы как, возможно, никогда прежде. Недоверие продолжает расти и после выборов из-за вмешательства ФБР в политический процесс и заявлений Трампа, что политическая система целиком построена на обмане и лицемерии.

Нас неизбежно ждёт большое и массовое разочарование, даже, возможно, отчаяние среди некоторых левых; возникнет чувство, что попытки продвинуть общество вперёд бесполезны. Абсолютно необходимо сейчас выдавливать из себя это настроение до последней капли. Реальные изменения, как справедливо отмечал Берни Сандерс, происходят когда низы поднимаются на борьбу, они растут из массовых движений на рабочих местах и на улицах.

Победа Трампа — «кнут контрреволюции». Она принесет хаос, будет провоцировать миллионы несогласных на защитные действия. Именно поэтому те, кто уже убедился в необходимости борьбы на прошлых витках протестов, должны удвоить свои усилия, чтобы создать реальное массовое движение для изменения системы; нам нужна партия 99%, независимая от корпораций и капитала. Социальные движения последних лет, особенно Black Lives Matter, показывают возможный потенциал такого подъема.

Но также неизбежно и то, что Трамп очень скоро разочарует своих сторонников. Постройка стены не создаст обещанных миллионов качественных рабочих мест — огораживание от мигрантов в любом случае не заменит те рабочие места, которые навсегда исчезли в результате автоматизации, торговых соглашений и перебазирования производств в страны третьего мира. (После публикации этой статьи стало известно, что Дональд Трамп смягчил многие из своих предвыборных обещаний, включая и обещание построить стену на границе с Мексикой; советник избранного президента Ньют Гингрич назвал его «просто отличным предвыборным ходом» — прим. пер.) И хотя Трамп говорит об инвестициях в инфраструктуру 21-го века (за чей счёт?), сам он является приверженцем налоговых льгот для таких же как он миллиардеров. Массовое движение против Трампа должно работать непосредственно с белым рабочим классом, этими «невидимками» для системы, и объяснять, как мы можем создать собственное будущее, где все люди могут жить достойно — вместо того, чтобы пытаться реанимировать «Американскую мечту», углубляя расовое разделение. И это будущее возможно только при социалистической альтернативе.