Socialist
News




Рикки Док

Кровожадный vs исторический Троцкий

Помещаем битву за Свияжск из сериала «Троцкий» в исторический контекст

Убийство Льва Троцкого произошло в 1940 году. Но его врагов это не удовлетворило. Вышедший недавно сериал «Троцкий» стал очередной едва прикрытой попыткой продолжить политическое уничтожение большевистского течения Ленина и Троцкого.

Лев Троцкий как кровожадный и жестокий военачальник

Описывая ход битвы за Казань в августе 1918 года, сериал «Троцкий» не скупясь живописует проявленную Троцким жестокость, не удосуживаясь при этом пояснить, в каких условиях она стала возможной, совершенно не сообщая о том, что обширные регионы страны на тот момент были заняты войсками Белой армии, которые для установления контроля над территориями применяли такие же жестокие методы. Если разобраться со сложившимися на тот момент обстоятельствами, Троцкий предстанет перед нами не в образе кровожадного революционного маньяка, а как энергичный и эффективный военачальник, который был вынужден принимать жесткие меры для того, чтобы не позволить реакционной диктатуре одержать верх над революционным движением в России.

Лев Троцкий и красноармейцы

Белый террор достигает Волги

К лету 1918 года Германия оккупировала Польшу, Литву и Латвию, Беларусь и часть России. Территории Украины были австро-германской колонией. Британцы и французы заняли Мурманск и Архангельск, угрожая взятием Вологды. При финансовой поддержке Великобритании, Франции и Японии, а также военной поддержке чехов и японцев белым удалось занять значительную часть Сибири и Дальний Восток. На юге генерал Краснов в союзничестве с немецкими войсками занял практически весь район реки Дон. Левое крыло партии социалистов-революционеров пыталось спровоцировать войну с Германией.

Казань представляла собой ключевой стратегический центр на пути к Москве. В течение лета 1918 года Пермь, Екатеринбург, Челябинск, Уфа и Саранск на пути к Казани уже были захвачены войсками чехословаков и белых под предводительством Галкина, Чечека и Каппеля. Среди множества описанных в документах примеров проявлений Белого террора на территориях от Урала до Волги в 1918 году можно назвать следующее:

— Челябинск был взят войсками чехословацкого корпуса в мае 1918 года. При этом были арестованы и позднее расстреляны все члены местного Совета, а руководители местных большевиков — зарублены шашками.

— 9 мая 1918 года после захвата атаманом Дутовым села Александров Гай заживо были похоронены около 2000 солдат Красной армии. Более 700 жителей села были казнены.

— Сразу же после взятия Оренбурга 3 июля 1918 года в городе был установлен режим террора. Рабочие, направившие к казачьему атаману Дутову делегацию с жалобой на проявленные зверства, получили следующий ответ: Мой суд выносит лишь три приговора — казнить, казнить и еще раз казнить!. Только по признанию самого Дутова, «за отказ активно выступить против большевиков» было расстреляно 200 казаков.

После взятия Самары в июне, в регионах власть оказалась в руках вновь образованного правительства, именовавшего себя КОМУЧ (Комитет членов Учредительного собрания). В состав этого правительства, основанного на власти распущенного Учредительного собрания, вошли меньшевики и представители партии эсеров, при этом военную поддержку правительству оказывали силы под руководством контрреволюционных офицеров и чехословацких войск. Даже те, кто поддерживал новую власть, признавали особую жестокость ее действий. Председатель КОМУЧ, эсер Владимир Вольский подтверждал: Действия Комитета были диктаторскими, власть его была непоколебимой, жестокой и пугающей. Это было продиктовано условиями Гражданской войны. Взяв на себя власть при таких обстоятельствах, мы были вынуждены действовать, мы не могли отступать перед кровопролитием. И крови было пролито действительно немало.

На деле его слова подтвердились, когда Казань пала под натиском белогвардейцев и чехословацкого корпуса, а КОМУЧ принял на себя власть. События того времени описаны свидетелями: Утром 7 августа Казань представляла собой ужасающую картину. Улицы были покрыты обезображенными телами убитых. Белый террор был в полном разгаре. Все, кто задерживался с оружием в руках или со следами пороха на одежде, подлежали немедленной казни. Террор был направлен против солдат Красной армии и членов партии, которым не удалось сбежать из оккупированного города. Кроме того, большая часть 5-го латышского полка Красной армии была приговорена белыми к смертной казни через расстрел по обвинению в том, что они, будучи иностранцами, вмешались не в свое дело.

Настоящую военную мощь белая армия получила после восстания так называемого Чехословацкого корпуса, составленного из бывших чехословацких военнопленных. Если это военное образование и упоминается в каком-либо из вышеперечисленных воспоминаний, оно описывается как сила, практически случайно возникшая из-за того, что новое Советское правительство, и в частности Троцкий, требовали от чехословацких военнопленных сдачи оружия перед репатриацией. Мятеж Чехословацкого корпуса разразился в мае 1918 года, однако спланирован он был еще на совещании в Москве руководителем Французской военной миссии генералом Лаверном и печально известным английским военным уполномоченным Локкартом. Прокатившийся по территории России кровавый мятеж унес жизни более 5000 людей, и прежде чем возвратиться в Чехословакию, руководству корпуса удалось разграбить большую часть российского золотого запаса, использованного впоследствии для учреждения банков в своих родных странах. Гражданская война в России стала войной между социальными классами; та же борьба развернулась и в рядах Чехословацкого корпуса — сотни солдат корпуса, которые в той или иной степени выражали симпатию советам, были безжалостно убиты.

В попытке оправдать свои действия комиссары Чехословацкого корпуса подготовили официальный отчет о событиях 1919 года. В отчете они заявляли: Под защитой Чехословацкого корпуса местные российские военизированные формирования позволяли себе действия, которые приводили в ужас весь цивилизованный мир. Сжигались целые деревни, мирное российское население уничтожалось сотнями, расстрелы представителей демократических течений проводились без суда и следствия только лишь по подозрению в политическом предательстве. И ответственность за все это перед лицом мировой общественности лежит на нас, поскольку мы, имея обладая военными силами, не остановили их и не предотвратили этих военных преступлений.

«Бронепоезд Троцкого»

При описанных обстоятельствах битва за Казань имела действительно критическое значение. Обороняющие город войска Красной армии были деморализованы, незадолго до этого потерпев поражение в боях за Симбирск от превосходящих по численности и опыту белых сил. Красным не хватало лидера, их воля к победе подрывалась постоянными слухами и дезинформацией о свержении советской власти в городах, где она уже была установлена. Перед большевиками встал выбор — либо потерпеть сокрушительное поражение и признать победу реакционных военных сил как неизбежность, либо принять решительные меры для того, чтобы остановить продвижение белых. Если бы силы белых и чехословаков не были остановлены, вся страна была бы захвачена соперничающими между собой военными диктаторами — Колчаком, Красновым, Корниловым, Юденичем и другими, которые совмещали в себе все худшие черты монархического авторитаризма. Каждого из них поддерживала та или иная империалистическая держава, от Британской империи до Японии; страшно подумать, какой режим и какие протектораты могли бы установиться, победи разрозненные белые в смычках с иностранными империалистами в Гражданской войне.

Провозгласивший себя позднее Верховным правителем, адмирал Колчак по сути являлся жестоким военным диктатором, вступившим в союз с разнообразными внутренними антисоветскими силами — от казачества до партии эсеров. Получив власть в результате военного переворота в Омске в ноябре 1918 г., он жестоко расправился с теми, кто ранее привел его к власти — часть депутатов Учредительного собрания, не успевших бежать, была просто перебита штыками белых офицеров.

По итогам внеочередной сессии 5-го Всероссийского центрального исполнительного комитета, которая состоялась 29 июля при участии представителей Московского совета, профсоюзов и заводских комиссий, была подписана резолюция о том, что социалистическая родина в опасности, с предложением о проведении масштабной кампании по сбору продовольствия, масштабному воинскому обучению, массовому вооружению рабочих и концентрации всех сил для военизированной борьбы с контрреволюционной буржуазией под девизом „Победа или смерть“.

Появился легендарный поезд Троцкого. Он перевозил пропагандистское оборудование, автомобили, первоклассных технических и военных специалистов, а также самого Троцкого, одного из наилучших организаторов и ораторов времен революции. Отступление необходимо было остановить. Назначенный наркомом по военным и морским делам, Троцкий сделал ряд обращений с целью мотивировать войска и заявил о суровых дисциплинарных наказаниях за проступки, для того чтобы дать понять солдатам Красной армии всю серьезность ситуации. Переломным моментом стала битва за Свияжск неподалеку от Казани в августе.

Командный состав поезда поезда

При подготовке войск к бою Троцкий воспользовался рядом методов по укреплению общего морального состояния. Битва за Свияжск поначалу была ожесточенной. В самый ее разгар, когда белые отряды почти прорвались на станцию, где находился штаб фронта, один из полков оставил критически важные позиции и попытался бежать, захватив один из штабных кораблей Волжской военной флотилии. Другим подразделениям Красной армии пришлось отвлекаться на то, чтобы задержать корабль с беглецами и не допустить их попадания в руки белогвардейцев. Троцкий отдал приказ о проведении военного трибунала, вынесшего приговор о смертной казни командира Гнеушева, комиссара Пантелеева и каждого десятого солдата из бежавшего полка. Битва была выиграна и в течение нескольких дней Красная армия вновь заняла Казань.

Информация об этом никогда не хранилась в тайне. Данное происшествие подробно описывается в 17-ом томе сборника трудов Троцкого, опубликованном в Москве и Ленинграде в 1926 году. А вот мнение очевидицы этих событий Ларисы Рейснер из ее написанных «по горячим следам» военных заметок: На следующий день судили и расстреляли 27 коммунистов, бежавших в числе прочих на пароходы в самую ответственную минуту. Об этом расстреле 27-ми много потом говорили, особенно, конечно, в тылу, где не знают — на каком тонком волоске висела дорога на Москву и все наше, из последних сил предпринятое, наступление на Казань. <...> Вся армия говорила о том, что коммунисты оказались трусами, что им-де закон не писан, что они могут безнаказанно дезертировать там, где простого красноармейца расстреливают, как собаку. Если бы не исключительное мужество Троцкого, командарма и других членов Реввоенсовета, престиж коммунистов, работающих в армии, был бы сорван и надолго потерян. <...> Говорят, среди расстрелянных комиссаров были хорошие товарищи, были и такие, вина которых искупалась прежними заслугами — годами тюрьмы и ссылки. Совершенно верно. <...> Конечно, Свияжск — трагедия. Но всякий, живший одной жизнью с Красной армией, родившейся и окрепшей в боях под Казанью, может подтвердить, что никогда бы не выкристаллизовался ее железный дух, <...> если бы сама партия, накануне Казанского штурма, в котором суждено было пасть сотням солдат, на глазах всей армии, готовившейся принести революции такую великую и кровавую жертву, не показала ясно, что и для нее обязательны суровые законы братской дисциплины, что и к своим членам она имеет мужество применить нелицеприятные законы Советской республики.

Представители «военной оппозиции» в рядах коммунистической партии под предводительством Сталина и Ворошилова сделали все возможное, чтобы исключить информацию о данном случае из всех источников под предлогом того, что Троцкий преступил черту, поскольку казненный Пантелеев был коммунистом. Вероятно, по их убеждению коммунисты не должны были нести ответственность за собственные действия как простые смертные. Вслед за сталинистами наши новые пропагандисты эпохи, наступившей после окончания холодной войны, использовали данный случай для создания портрета Троцкого как кровожадного тирана, способного на любые зверства в стремлении к военным победам.

Простая статистика поможет понять, какой подход использовался в руководстве Красной армией. В разгар Гражданской войны Красная армия насчитывала более 3 миллионов солдат, за годы войны на военную службу было призвано еще более 7 миллионов человек. Военная статистика свидетельствует о том, что дезертировало более 2,6 миллионов солдат, многие по причине банального отсутствия продовольствия. Из них более 1,7 миллионов удалось убедить поступить на сверхсрочную службу. Во второй половине 1919 года, когда война достигла наиболее серьезного этапа, число дезертиров насчитывало более 1,4 миллионов человек, из них 612 человек были приговорены к смертной казни (0,05%). Эту цифру можно сравнить с 1190 казненными за дезертирство солдатами Американской федеральной армии в годы Гражданской войны в США и с 350 (15% всех дезертиров) британскими солдатами, расстрелянными в годы Первой мировой войны.

Историк Георгий Чернявский в своем комментарии фактически раскрывает настоящую причину того, почему на Троцкого обрушилось так много обвинений за его роль в Гражданской войне: Жестокость Народного комиссара была бы оправдана, будь она направлена на защиту государства и на его выживание перед лицом агрессии. Но, по словам Чернявского, это была гражданская война, и в условиях такой войны жестокость ни в коей мере не может быть оправдана народом.

Следуя данной логике, даже несмотря на то, что новое Советское государство было атаковано силами 20 (!) различных армий, Советское правительство не должно было предпринимать каких-либо действий в собственную защиту.