Socialist
News




Ольга Колобкова, Иван Пивоваров на основе статьи Эдмунда Шлюсселя

О финском эксперименте

Безусловный базовый доход — «прогрессивный» шаг назад

В мире растёт интерес к идее безусловного базового дохода (ББД), когда государство регулярно выплачивает всем гражданам определенную сумму денег, независимо от уровня их доходов или того, есть ли у них работа. Обсуждение этой идеи частично вызвано тенденцией к резкой автоматизации производства и ее последствиями для труда при капитализме. Базовый доход призывал ввести Бенуа Амон, кандидат в президенты Франции от Социалистической партии на выборах 2017 года. Возможно, некоторые читатели удивятся, но кое-где (например, в Шотландии или в канадской провинции Онтарио), такую возможность рассматривают даже консерваторы. В Финляндии, стране с широко распространенной и устоявшейся системой социального обеспечения, проводился эксперимент, ставящий целью обеспечить небольшой группе безработных базовый доход.

Как и во многих других странах, в Финляндии базовый доход предлагается взамен сохранения социальных гарантий. Иначе говоря, он вводится не просто как дополнительный доход для обычных людей, а как способ оправдать сокращение расходов на важные социальные услуги.

Социалистки и социалисты Финляндии выступают против ББД в предложенном варианте, поскольку от него проиграют гораздо больше людей и их семей, чем выиграют.

Кто и что предлагает?

Давайте сперва посмотрим, откуда взялась подобная схема. Статья 2017 года, опубликованная на сайте канала Telesur, называет правительство Финляндии, возглавляемое премьер-министром Юха Сипиля, «центристским», но это скорее неточный перевод. Партия Сипиля носит название Keskuta, что переводится как «Центр», но по своей сути она является правой и неолиберальной. За четыре года своего пребывания у власти она неустанно боролась против достойных зарплат работников и за урезание бюджета на образование. Прежде бесплатное, высшее образование «благодаря» Keskuta вновь стало платным. Мультимиллионер Сипиля использовал административный ресурс, чтобы пресса не освещала его в негативных сюжетах. Сейчас он запутан в сразу двух коррупционных скандалах, связанных с тем, что он направлял государственное финансирование предприятиям, принадлежащим членам его собственной семьи. Это и многое другое делает Сипиля эдаким финским аналогом Дональда Трампа.

Партию «Центр» поддерживает новая консервативная партия «Национальная коалиция», чьи лидеры поют дифирамбы бывшей премьер-министрессе Великобритании Маргарет Тэтчер и ее архиконсервативной политике. Эта же партия во время переговоров с Грецией по урегулированию задолженности первой предложила поставить перед греческим правительством самые жесткие условия из возможных. Третьим же партнером Сипиля в правительстве является ультраправая и антииммигрантская партия «Истинные финны». Депутатов от фашистского крыла этой партии регулярно привлекают к уголовной ответственности за преступления, совершенные на почве ненависти. Предложения, исходящие от такого трехглавого цербера, нужно рассматривать с максимальной долей скептицизма.

Итак, вот что собой представляет предложение правительства: 2 тысячи безработных, которых случайно отобрало финское государственное страховое агентство Kela, вне зависимости от личных обстоятельств получают ББД в размере 560 евро (около 41 000 рублей) — и это меньше, чем им причитается сейчас. По утверждению сторонников инициативы подобный шаг позволит избежать лишней бюрократической волокиты, ведь безусловный базовый доход заменит выплачиваемые сейчас пособия и предоставляемые льготы. Однако нынешнее пособие по безработице составляет в Финляндии 697 евро (около 51 000 рублей) в месяц, а лицам с детьми младше 18 лет оказывается дополнительная материальная поддержка. Анализ самого агентства Kela, проведенный в 2016 году, показал, что при предлагаемом варианте ББД все, кто зарабатывает меньше 2000 евро в месяц, станут жить хуже. Да и чистота эксперимента оставляет вопросы: программу безусловного базового дохода проверяют только на безработных, а вводить его будут (если все-таки будут) для всех.

Похоже, финское правительство скрывает, что его эксперимент по введению безусловного базового дохода приведет к резкому сокращению адресной государственной поддержки наиболее уязвимых групп населения. Находящиеся на больничном не будут получать бо́льшую часть пособия по временной нетрудоспособности. Родителям перестанут оплачивать декретный отпуск — это особенно сильно ударит по родителям-одиночкам. Программы целевой поддержки людей, рискующих оказаться бездомными, могут сократиться на 90%. Некоторые варианты инициативы предполагают, что студентам не будут платить стипендию. Вместо всего этого система ББД станет вариантом на все случаи жизни, игнорирующим конкретные потребности представителей уязвимых групп.

Волшебный мир неолиберализма и сказка о ленивых финнах

Как же правительству могут сойти с рук подобные нападки на работников с низким уровнем дохода? Подобно тому как Рональд Рейган называл проводимое для богачей колоссальное снижение налогов «упрощением налоговой системы», подобно тому как Билл Клинтон использовал термин «эффективность» для оправдания крупномасштабного сокращения государственных должностей и уничтожения системы социального обеспечения, кабинет Сипиля теперь утверждает, что главным преимуществом системы ББД станет уменьшение количества бумажек, которые необходимо получать безработному финну, если он находит подработку или устраивается на полставки. При нынешней системе доход до 300 евро в месяц безработному можно не декларировать, но если зарплата превысит этот порог, необходимо проходить длительную и не очень приятную бюрократическую процедуру, пока размер пособия не будет скорректирован. Сипиля считает, что система ББД будет стимулировать безработных устраиваться на неполный рабочий день с минимально возможной зарплатой или подписывать «нулевые» трудовые договоры (тип трудового договора, по которому работодатель не обязан предоставлять работнику какое-либо количество рабочих часов и вызывает его или ее только когда требуется рабочая сила — прим. ред.).

Похоже, что Сипиля живет не на планете Земля, а в волшебном мире неолиберализма, где всегда можно найти хорошую работу — стоит только захотеть. В реальности, однако, уровень безработицы в Финляндии остается на уровне 8% — столько же он составлял в начале мирового экономического кризиса. Экономика Финляндии ориентирована на экспорт: 4,5 миллиона человек задействованы в её горнодобывающей, целлюлозно-бумажной и судостроительной промышленности, которые страдают от общего снижения мирового спроса. Работа появляется, и, чаще всего, исчезает, из-за спекуляций брокеров в Лондоне, Франкфурте, Нью-Йорке и Токио, а не из-за мифической лени финских работниц и работников. Правительство Финляндии не предприняло серьезных усилий по созданию рабочих мест, а своим пактом о конкурентоспособности (трехстороннее соглашение между профсоюзами, государством и работодателями, заключенное в 2016 году, которое резко ухудшило положение трудящихся в Финляндии — прим. ред.), навязанным рабочему классу, оно создало условия, которые превратят высокий уровень безработицы в долгосрочную проблему.

Альтернативы: ББД здорового человека и плановая экономика

Какие же есть альтернативы? В Финляндии есть левореформистская партия, Левый союз — ему часто ставят в заслугу, что именно Левый союз первым начал говорить о безусловном базовом доходе. Однако в его предложениях звучала более высокая сумма базового минимума, они включали дополнительные пособия для особых случаев, а также введение более прогрессивной шкалы подоходного налога. Но даже такая инициатива не приблизила бы финских рабочих к среднему уровню доходов, остались бы люди, живущие за чертой бедности — хотя само предложение было однозначным шагом вперед, а не назад. Кроме этого, Левый союз призвал к тому, чтобы минимальная зарплата в Финляндии составляла 10 евро в час — такая мера увеличила бы доходы беднейших рабочих в два раза. Все эти шаги, вместе взятые, были бы прогрессивными, если претворить их в жизнь.

При социалистическом подходе к проблемам финского рабочего класса можно выстроить экономику и создать рабочие места благодаря национализации и возобновлению работы закрытых заводов, а также инвестициям в устойчивую экологичную энергетику и производство (все эти меры доступны финскому правительству, но оно отказывается их применять). Этот подход также обеспечит доступность бесплатного образования и надлежащей системы ухода за детьми, строительство достойного жилья (которого в некоторых районах Финляндии остро не хватает) в достаточных масштабах, чтобы оно было у всех. Те, кто выходят на пенсию, а также нетрудоспособные по болезни или инвалидности смогут жить полной жизнью и заниматься продуктивной деятельностью в соответствии со своими навыками.

Такого рода требования можно выдвинуть и в России. Как социалистки и социалисты, мы не считаем базовый доход лучшим способом борьбы с безработицей или неравенством. Мы боремся за то, чтобы за счет налогообложения богачей и обобществления 200 крупнейших компаний во всех отраслях создавать хорошо оплачиваемые рабочие места (с действующими профсоюзами), финансируя развитие экологически чистых инфраструктуры, общественного транспорта и энергетики; также необходимо в полном объеме обеспечивать финансирование социальных служб и льгот. Мы боремся за полную занятость и призываем к сокращению рабочей недели, что позволит людям распределить между собой работу, а не соглашаться на безработицу. Социалисты борются за повышение зарплат: в России мы выдвигаем требование, что каждая работница и каждый работник должны получать не менее 300 рублей в час!

Некоторые дискуссии по социальным стратегиям для решения проблем автоматизации производства обнажают полную несостоятельность капитализма, при котором технологический прогресс может представлять угрозу достойно оплачиваемым работам и стабильному трудоустройству. При социализме и демократическом планировании производства товаров и услуг технологический прогресс и автоматизация приведут к сокращению рабочего времени, значительному увеличению времени на культурное и личное развитие и к установлению высокого уровня жизни для всех людей в экологически безопасной среде.

Тем не менее, если бы в Финляндии или в какой-нибудь другой стране ввели ББД, не сокращая при этом социальные услуги, повысив таким образом доходы трудящихся, мы бы поддержали такой проект как важный шаг вперед.

Реформистский компромисс? Почему бы не вдохновиться на большее?

Хоть «государству всеобщего благоденствия» в Финляндии и в других странах Северной Европы россияне могут только позавидовать, оно представляет собой не социализм, а компромиссную политику в рамках капитализма. Это значит, что капиталисты могут поставить его достижения под угрозу. Нам не следует забывать о том, как социальное государство в Финляндии создавалось: сто лет назад, вдохновленные Русской революцией, радикальные левые Финляндии, организованные в марксистскую партию, восстали против капиталистического класса. Хотя Финская революция и была раздавлена затем военной мощью Германии, рабочий класс в Финляндии сохранил традиции организованности и сильных профсоюзов, которые принудили капиталистов пойти на серьезные уступки в виде развитой системы социальной поддержки; до недавнего времени финский капитализм вполне обоснованно боялся силы рабочих.

В рамках социального государства в Финляндии проводятся реформы, которые могут послужить лучшим источником вдохновения, чем план по введению базового дохода. Например, в Финляндии при рождении ребенка родитель получает от государства набор со всем необходимым: детской одеждой, постельным бельем, слюнявчиками, предметами гигиены, презервативами, а также первой книжкой для ребенка — все это в коробке, которая превращается в детскую кроватку. Этот набор начали выдавать в 1938 году в рамках крайне успешной кампании по снижению детской смертности. Кроме того, финская система начального образования поддерживает учителей, желающих повысить свою квалификацию. Детей не подвергают стандартизированному тестированию, а школы не заставляют соревноваться друг с другом. Эту систему постоянно называют лучшей системой начального образования в мире — и она не могла бы быть такой, если была бы построена в интересах «оптимизации» государственных расходов и низких налогов на крупный бизнес.

Но в связи с обострением кризиса капитализма и дрейфом традиционных рабочих партий Европы вправо старая послевоенная социал-демократия исчезает, и все ее достижения оказываются под угрозой. Реформы можно защищать, расширять их программу, а общество все еще можно и нужно менять. Хотя в странах за пределами Северной Европы царят другие условия, решения все те же: нужно создавать массовые движения, новые социалистические массовые партии рабочего класса, и бороться вместе, по всему миру, за интересы рабочего класса. Американцы могут остановить Трампа и добиться бесплатного здравоохранения и образования. Финны могут добиться достойных зарплат и уровня жизни. А россияне могут начать бороться против сокращения бюджетной сферы, за высокий уровень жизни каждой и каждого. Вместе, протянув друг другу руки через границы и океаны, мы сможем изменить мир. Если мы организуемся, учтем уроки истории и опыт наших стран, мы это сделаем!