Socialist
News




Izquierda Revolucionaria, Комитет за Рабочий Интернационал в Венесуэле

Венесуэла: между правым молотом и бюрократической наковальней

Как победить правый переворот, империализм и коррумпированную бюрократию?

Хуан Гуайдо провозглашает себя президентом Венесуэлы

Новый лидер венесуэльских правых и ультраправых Хуан Гуайдо, недавно избранный председателем контрреволюционной Национальной ассамблеи, провозгласил себя президентом. Он призвал своих сторонников выйти на улицы, чтобы спровоцировать падение правительства Николаса Мадуро. Наиболее реакционные правительства в Латинской Америке и во всем мире, во главе с ультраправыми Жаиром Болсонару и Дональдом Трампом, признали Гуайдо единственным легитимным президентом Венесуэлы.

Что стало социальной основой для переворота?

Средства массовой информации правящего класса представляют события в Венесуэле как провал социализма. В самой Венесуэле, благодаря неоценимой помощи бюрократов Единой социалистической партии Венесуэлы (ЕСПВ, PSUV), которые называют социальную катастрофу и свою политику соглашений с бизнесом «переходом к социализму», правые получили возможность использовать экономический крах как повод посеять смуту, подорвать боевой дух рабочих организаций и дискредитировать идеи социализма, рабочего контроля и вообще всего, что пахнет левым или революцией.

Разумеется, программа, принятая Мадуро и вождями ЕСПВ, даже рядом не стояла с социализмом. Она не имела ничего общего и с тем, чего ожидали миллионы людей в 2013 году, когда проголосовали за сохранение планов и социальных реформ, проводимых Чавесом в рамках капитализма. На тот момент Чавес, в меру своего понимания, действительно пытался откликнуться на чаяния рабочего класса и наиболее угнетенных слоев населения, проводил частичную национализацию и вводил некоторые элементы рабочего контроля на предприятиях. Умирая от рака, он объявил своим преемником Мадуро и призвал своих сторонников голосовать за него.

С тех пор Мадуро и его соратники пытались убедить венесуэльский и мировой правящий класс, что они смогут справиться с худшим в истории венесуэльского капитализма кризисом с меньшим (по сравнению с правыми, если последние придут к власти) количеством социальных потрясений. Важно отметить, что на этом пути их вовсю поддерживали дешевыми кредитами китайский и российский империализмы, а сотни советников из международных сталинистских и левореформистских организаций оказывали идеологическую и пропагандистскую поддержку. Однако за несколько лет после смерти Чавеса верхи его партии, ЕСПВ, окончательно бюрократизировались и боролись только за сохранение собственных привилегий. Они шли на соглашения с крупным бизнесом и использовали национализацию лишь в качестве разовых акций, ради сохранения имиджа у населения.

За последние месяцы Мадуро и Ко очень сильно сократили расходы на социальные нужды и заработную плату, уволили тысячи работников из государственных компаний, фальшиво пытаясь прикрыться неким «революционным мистицизмом» (сначала должно стать хуже, чтобы было лучше). Благодаря этой политике им удалось в рекордно короткие сроки подорвать огромную социальную поддержку, которой обладала ЕСПВ. Теперь те же самые коммерсанты, которые получали государственные субсидии на производство социально важных товаров и подписали соглашения с бюрократией, заигрывают с США и правыми латиноамериканскими правительствами, надеясь получить прямой контроль над правительством и государственной властью, демонтировав псевдосоциалистическую партию во главе страны. К нынешнему кризису привела модель бюрократического «социализма» касты коррумпированных чиновников, военных и политиков, чьи условия жизни благодаря борьбе за сохранение своих привилегий стали гораздо лучше условий жизни народа. Их действия подорвали завоевания Боливарианской революции и позволили реакции развиться.

Как происходит попытка переворота?

Однако рассмотрим саму «технику» венесуэльской попытки переворота. Сразу после того, как Хуан Гуайдо объявил себя президентом, государственный секретарь США (и бывший директор ЦРУ) Майк Помпео потребовал, угрожая всем, чем только можно, чтобы правительство Мадуро немедленно подало в отставку. Мы рассматриваем все варианты реагирования, — спустя несколько часов заявил Трамп. Венесуэльская лидерка ультраправых Мария Корина Мачадо объявила по телевидению, что мы очень близки к тому моменту, за который боролись годами, и посоветовала Мадуро подать в отставку, если он хочет спасти свою жизнь.

Те латиноамериканские правительства, которые известны своей реакционной и антисоциальной политикой, а также своей ориентацией на союз с Вашингтоном, с энтузиазмом поддержали переворот, цинично при этом утверждая, что поддерживают «демократию». Только взгляните, кто ведет этот «Священный союз», и вы поймете, о чем идет речь: президент Колумбии Дуке (связан с урибистскимиАльваро Урибе Велес, колумбийский президент с 2002 по 2010 год, которого обвиняют в связях с наркобаронами — прим. пер. наркокартелями), президент Эквадора Морено (предатель эквадорских левых), президент Макри (ответственный за жесткие сокращения, которые побудили аргентинский народ начать бороться) или президент Гондураса Хуан Орландо Эрнандес (при поддержке Белого дома в прошлом году организовал фальсификации выборов, несет ответственность за репрессии и убийства десятков протестующих). Как и следовало ожидать, по другую сторону Атлантики тоже раздались восторженные овации — со стороны испанских правых и ультраправых, в первых рядах которых были Пабло Касадо из PPPartido Popular, Народной партии, франкистской консервативной правой партии — прим. пер., Альберт Ривера («ГражданеCiudadanos, правопопулистская националистическая партия — прим. пер.») и фашистские элементы из «ВоксаVox, ультраправая партия — прим. пер.».

Гуайдо и венесуэльские правые пытаются использовать в своих интересах отчаяние и возмущение, которое совершенно справедливо испытывает венесуэльский народ, столкнувшийся с экономическом и социальным крахом. За последние четыре года ВВП и уровень жизни упали на 50%, а с начала этого года ситуация ухудшилась еще больше, когда цены выросли на 1000%.

К моменту написания этой статьи десятки тысяч людей в разных частях Венесуэлы откликнулись на призыв Гуайдо не покидать улицы до тех пор, пока Мадуро не уйдет в отставку или военные не разберутся с ним, что является точной копией сценария неудавшегося правого переворота против Чавеса в апреле 2002 года. С другой стороны, Диосдадо Кабельо, лидер ЕСПВ, призвал сторонников правительства, собравшихся на площади О’Лири в Каракасе и в других крупных городах, чтобы они, как это было в 2002 году, отправились к президентскому дворцу Мирафлорес и дежурили около него для защиты Мадуро от возможного штурма оппозиции.

Мадуро выступает перед сторонниками

Соглашения правительства с капиталистами открывают путь реакции

Основное отличие этого переворота от попытки переворота, совершенного против Чавеса в 2002 году, заключается в том, что сторонники полной реставрации капитализма теперь смогли мобилизовать не только молодых студентов, специалистов и мелких собственников, принадлежащих к слоям среднего класса, среди которых они давно имеют поддержку. Например, в 2017 году правая оппозиция уже мобилизовала эти слои на протесты и даже столкновения, во время которых погибло более 100 человек. Однако сейчас по призыву правых и ультраправых на акции выходит значительная часть ранее лояльных Мадуро молодежи, безработных и рабочих из бедных районов, которых экономическая ситуация и жестокий рост цен привели к отчаянию.

С августа 2018 года, когда правительство Мадуро приняло так называемый план реактивации экономики и провело девальвацию боливара путем создания новой валюты, суверенного боливара (60 суверенных боливаров соответствовали 1 доллару), гиперинфляция достигла угрожающего уровня. Прямо перед началом нынешнего политического кризиса доллар обменивался уже на 3000 суверенных боливаров! Некоторые аналитики прогнозируют шести- или семизначный показатель инфляции в этом году.

Стоимость простой консультации в частных клиниках, куда из-за краха государственного здравоохранения вынуждены обращаться не только средние слои, но и многие рабочие, за несколько дней выросла с 2000 до 15000 суверенных боливаров. Государственная компания Movilnet, оператор мобильной связи, подняла самые дешевые тарифы с 169 до 1300 суверенных боливаров! Согласившись с повышением цен или даже самостоятельно подняв их на товары, производство которых зависит от государственных компаний, правительство в ответ лишь заявило о «триумфальном» повышении минимальных зарплат на 400% (с 4500 до 18000 суверенных боливаров в месяц). Но эта сумма в реальности едва дотягивает до 6 долларов, которых совершенно недостаточно для борьбы с ростом цен на основные товары.

Обещанное повышение зарплаты (которую гиперинфляция съела еще до того, как ее ввели) вместе с надменным тоном руководства ЕСПВ по отношению к протестующим только усилили народный гнев. Обещания идут рука об руку с репрессивными мерами по отношению ко многим рабочим, организовавшим в последние месяцы оборонительные забастовки, и наряду с тем, что большинство бюрократов, которые носят красную фланелевую рубашку, имеют всевозможные привилегии и живут в материальных условиях, схожих с условиями жизни капиталистов. По этим объективным причинам правые вновь завладели инициативой и посягнули на власть.

Но победа правых реакционных сил не решит проблемы трудящихся. Наоборот! Цель империалистов, дергающих за веревочки марионетку Гуайдо, состоит в том, чтобы спровоцировать вмешательство высокопоставленных военных или, по крайней мере, значительного их слоя, которые свергнут Мадуро и отдадут власть правым. В течение многих лет Мадуро пытался остаться у власти, предоставляя все больше и больше уступок, экономической власти и веса в правительстве высшему военному командованию. Это способствовало росту коррупции и вызвало волнения среди рабочих и венесуэльского народа, однако не послужило гарантией лояльности Мадуро Вооруженных сил Венесуэлы (Fuerza Armada Nacional Bolivariana, FANB).

Во время своей предыдущей попытки захватить власть в 2017 году венесуэльским правым уже удалось пробить брешь в государственном аппарате. Тогда их поддержала генеральная прокуроресса Луиса Ортега Диас, а некоторые высокопоставленные военные подали в отставку. Ключевым фактором для большей части военного руководства во время того кризиса было то, что стратегия правых оппозиционеров не позволяла им обеспечить ту мобилизацию масс, на которую они рассчитывали, и что она не распространилась с городского среднего класса на рабочий класс и жителей бедных районов. Кроме того, террористические действия фашистских банд убедили сотни тысяч рабочих, которые были крайне недовольны политикой правительства, дать ЕСПВ и его Конституционному собранию (Asamblea Nacional Constituyente, ANC) последний шанс. Но теперь ситуация претерпела качественные изменения.

Построить фронт против правого переворота, капитализма и бюрократии

Гуайдо как волк в овечьей шкуре — он говорит о правительстве для всех и примирении. Тем не менее, если этот правый реакционер и поддерживающие его силы придут к власти, результатом станет кошмар для миллионов рабочих и крестьян, страдающих от социально-экономического кризиса. Их политическую и экономическую повестку можно будет претворить в жизнь только если увольнения станут еще более массовыми, если жестко сократить социальные расходы и применять в отношении профсоюзов, общественных движений и левых активистов репрессии, по уровню жестокости и кровопролитности превосходящие гонения в Эквадоре, Бразилии и Аргентине.

Первая задача рабочего класса и политически сознательного и боевого народа Венесуэлы — организовать сопротивление против переворота. Мы должны начать с разоблачения истинных целей Гуайдо, правых и империализма. Мы должны организовывать собрания в каждой компании и на каждом рабочем месте, на которых обсуждать, каковы наши потребности и требования, а также разъяснять, почему экономические планы и политика правых таят в себе смертельную угрозу. Крайне необходимо создать комитеты действий в защиту прав рабочих и населения на каждом месте работы и в каждом районе, защищая подлинно социалистическую классовую программу, предлагающую экспроприацию крупных частных монополий и банков, которая покончит с гиперинфляцией и коррупцией, отмену привилегий бюрократии, и будет способствовать передаче реальной власти в руки рабочего класса и угнетенных. Мы должны организовать массовые мобилизации и законную самооборону народа от насилия со стороны правых.

Опыт последних лет показывает, что, если мы хотим предотвратить победу реакции, у нас не может быть ни малейшего доверия к правительству Мадуро, бюрократии или высокопоставленным военным. Именно его [Мадуро] политика, его бюрократия и его коррупция проложили путь правым и перевороту. Единственный способ избежать трагического результата для рабочего класса и народа Венесуэлы — это собрать единый левый фронт, полностью независимый от тех, кто стал причиной этой катастрофы, открыто бороться за завоевание власти, чтобы установить демократическое управление рабочих и эксплуатируемых, основанное на прямой демократии во всех аспектах общественной и экономической жизни. Эта власть должна предложить экономический план, включающий экспроприацию капиталистов, демократический контроль рабочих, создание рабочих мест и расширение производства и социальных завоеваний, полученных ранее.

Нам нельзя терять ни минуты. Наступлению реакции и империализма следует оказать массовое сопротивление с массовой мобилизацией снизу, продвигая программу революционного социализма и интернационализма. Народы и рабочий класс всего мира, начиная с Латинской Америки, обязаны сказать нет кровопролитию, которое готовит правый переворот и его зарубежные кураторы. Только рабочий народ спасет народ всей Венесуэлы!

Перевёл Леонид Кригер. Редактировал Самсон Ларин