Socialist
News




КРИ

Как спасти Венесуэльскую революцию?

Прорыночная политика Мадуро, инфляция в 700% и отчаянный натиск правых сил усиливают политический кризис

Перевод совместного заявления Izquierda Revolucionaria и Socialismo Revolucionario (КРИ в Венесуэле)

Борьба с контрреволюцией — задача социалистов, а не капиталистов

1 мая президент Николас Мадуро объявил о созыве Конституционной Ассамблеи: для достижения мира в республике необходимо... противостоять фашистскому перевороту... именно народ и его верховная власть смогут обеспечить мир, гармонию и настоящий национальный диалог.

Декларация появилась в условиях угрожающего экономического и социального кризиса, когда размер инфляции достиг 700% (а на продукты питания 3000%). Ясно высветилась эрозия многих реформ и социальных завоеваний, достигнутых в нулевых годах при Чавесе. Тысячи рабочих лишились работы. Нищета, сократившаяся за время правления Чавеса, опять значительно выросла, что приводит к росту насилия в городах, снижению уровня безопасности, маргинализации и другим плачевным процессам.

Венесуэльские правые, объединенные вокруг движения MUDКруглый стол демократического единства (исп. Mesa de la Unidad Democrática, MUD) — широкая избирательная коалиция Венесуэлы, состоящая из правоцентристских, центристских и левоцентристских политических партий. Была сформирована в январе 2008 года для объединения оппозиции к правящей Единой Социалистической партии Венесуэлы к выборам в парламент 2010 года., лицемерно пытаются извлечь выгоду из сложившейся ситуации. Однако они не могут предложить никакой альтернативы простым трудящимся, кроме таких же неолиберальных «рецептов оздоровления», какие предлагают Мишел Темер в Бразилии и Маурисио Макри в Аргентине.

Тем не менее, триумф контрреволюции в Венесуэле — вполне реальная возможность на сегодня. Вместо проведения социалистической политики правительство Мадуро действует прямо противоположным образом, причем весьма бездарно. Оно делает уступки своим и иностранным капиталистам одну за другой, тем самым подрывая доверие среди своей социальной базы — рабочих, которые были действительно заинтересованы в революционном процессе.

Рабочий класс и беднота сделали все что было в их силах для совершения социалистических преобразований, опирающихся на максимально широкую рабочую демократию, и для противостояния контрреволюционерам. Но правительство, несмотря на все разговоры о социализме и революции, проводит буржуазную политику, которая только деморализует и демобилизует рабочих венесуэльцев.

Стратегия контрреволюции и противоречия в госаппарате

Международная буржуазия и представители MUD встретили объявление о созыве Конституционной Ассамблеи криками ужаса. Те же люди, которые организовали переворот 2002 года и отстранили от власти избранного большинством президента, которые распустили парламент, приостановили действие конституции, одобренной на референдуме 87 процентами голосов, сегодня с присущим им цинизмом говорят о «государственном перевороте» и «диктатуре», проливая крокодиловы слезы по поводу «попрания свобод» в Венесуэле.

Отчаянное нежелание империалистов и MUD иметь дело с Конституционной Ассамблеей неслучайно. Их цель — как можно скорее отстранить от власти Мадуро, посадить на его место своего человека и прибегнуть к заготовленным планам приватизации. Рабочих и бедных в этой ситуации ожидает демонтаж всех оставшихся со времен Чавеса прогрессивных социальных программ и мероприятий. Все эти меры диктуются MUD их покровителями из неолиберального МВФ и крупных империалистических корпораций.

Основным инструментом реализации этих планов является нынешний парламент (Национальная Ассамблея), избранный в декабре 2015 года и находящийся по контролем MUD. Признав Конституционную Ассамблею — всенародно избираемый орган, который может быть созван президентом для внесения поправок в Конституцию или структуру госуправления, — они тем самым лишатся своего главного инструмента. Кроме того, Конституционная Ассамблея дала бы правительству Мадуро время и пространство для политического маневра, что могло бы повлечь за собой деморализацию общественных слоев, составляющих социальную базу правого, контрреволюционного крыла. Так уже было когда они в октябре 2016 года попытались проводить тактику, навязанную под давлением Белого Дома. Тогда империализм, после провала 12-часовой забастовки по призыву MUD, сделал вывод об отсутствии у MUD сил, достаточных для захвата президентского дворца. Такое развитие событий вынудило их лидеров отложить свои планы и попытаться вступить в переговоры с правительством. Результатом стала деморализация и отход от MUD части их сторонников в течение нескольких месяцев.

Принятое 30 марта Верховным трибуналом правосудия решение взять на себя функции парламента спровоцировало новое развитие событий. Эта мера привела к возникновению разногласий в правительстве и верхушке госаппарата, которым Мадуро должен был как-то противодействовать. Воодушевленные возникшими трениями в правительстве, правые вновь организовали свои демонстрации, которые поначалу носили довольно массовый характер. Однако они столкнулись с теми же проблемами, что и 8 месяцев назад. Несмотря на жестокий экономический кризис и растущее недовольство людей многими действиями правительства, у лидеров MUD нет настоящих связей с массами, особенно с их беднейшими слоями. Происхождение MUD, его классовые интересы, его тесные связи с капиталистами и империалистами — все это мешает созданию под их флагом такого массового движения, которое своим давлением на улицах добилось бы открытого раскола в руководстве армии и госаппарата.

Призывы MUD к остановке работы, звучавшие в последние несколько дней, не вызвали энтузиазма не только у значительных слоев рабочих, но даже и у части управленческой элиты. Многие боссы не только скептично относятся к самой возможности таким путем требовать уступок правительства, но и боятся, что из-за таких остановок правительство может лишить их бюджетных субсидий, в том числе долларовых.

Многие из мероприятий Чавеса, особенно раздражавших боссов — экспроприация, призывы к мобилизации рабочих и к рабочему контролю — были отменены нынешним правительством Мадуро. Напротив, оно начало идти навстречу пожеланиям боссов во многих вопросах: отпуск цен, ослабление контроля, ограничение участия рабочих в управлении предприятиями, торможение попыток создания левыми революционных профсоюзов, платежи по госдолгу, сотрудничество с местными и иностранными капиталистами в создании «смешанных компаний» и «свободных экономических зон» — и так далее.

В условиях ограниченных возможностей повысить уровень уличной мобилизации или провести эффективные «стоп-акции» на производстве, руководство MUD недавно решило перейти к тактике усиления действий фашистских банд, которые международные СМИ преподносят как выступления возмущенной молодежи, «борющейся за демократию». Эти банды организуют атаки на общественные здания и вступают в столкновения с частями Национальной Гвардии, что на момент перевода статьи уже привело как минимум к 65 погибшим. Такими действиями они хотят подвести общественное мнение к выводу, что ситуация с гражданским конфликтом в Венесуэле требует скорейшего иностранного вмешательства — то есть интервенции (главным образом со стороны США). Они надеются, что дипломатическое давление и санкции изменят баланс сил среди высшего командования армии, чего правым до сих пор не удавалось добиться.

Столкновение правых сил с полицией
Столкновения MUD с полицией. 31 мая, Каракас

До сих пор военное командование выражало единодушную поддержку созыва Конституционной Ассамблеи, по крайней мере, если судить по опубликованной декларации. Одно из первых и наиболее значимых заявлений сделал министр обороны и главнокомандующий Владимир Падрино. Однако ситуация весьма неустойчива и в любой момент может измениться в ту или иную сторону, как мы уже видели в случае с Верховным Трибуналом и Национальной Ассамблеей. Ясно, что противоречия в госаппарате существуют. Так например, государственный прокурор Луиза Ортега Диас, возражая против решения Трибунала, заявила, что конституция 1999 года не нуждается в улучшениях. Она также критиковала созыв Конституционной Ассамблеи и оправдывала некоторые действия протестующей оппозиции.

На данный момент эти разногласия в правительстве все же не смогли помешать подписанию и обнародованию декрета о созыве Конституционной Ассамблеи. Однако вовсе не исключено, что в какой-то момент давление со стороны MUD и империалистов приведет к возникновению новых разногласий или спровоцирует кризис в правительстве и государственном руководстве.

Если бы правительство действительно проводило социалистическую политику, позволив рабочему классу и бедноте взять инициативу и власть в свои руки, покончив с коррупцией и саботажем со стороны капиталистов и государственной бюрократии, это бы позволило относительно легко сорвать планы контрреволюционеров и спасти Боливарианскую революцию от поражения и бюрократического вырождения. К несчастью, политика правительства движется совсем в другом направлении.

Бороться с контрреволюцией по-социалистически, а не по-буржуазному

После поражения на декабрьских выборах 2015 года тысячи чавистских активистов из числа рабочих на стихийных ассамблеях требовали левого поворота в политике и движения в сторону власти рабочих и бедноты. Они требовали не только борьбы против контролируемой MUD Национальной Ассамблеи, но и устранения от власти бюрократической «пятой колонны», которая без конца говорит о чавизме, социализме и революции и в то же время одно за другим демонтирует революционные завоевания.

Ранее правительство уже создавало «Общественный парламент» и «Отечественный конгресс». Их преподносили как инициативы, направленные на стимулирование народной власти с активным участием рядовых людей. В реальности же все получилось наоборот. Полномочия Общественного парламента были урезаны и он никогда не представлял угрозы для правых. Ему не разрешили выйти за установленные рамки — и все надежды, которые на него возлагали активисты, не сбылись. То же самое и с Отечественным конгрессом — он превратился в большое собрание с бесконечными разговорами о власти народа и революционном руководстве рабочего класса без единого намека на практическое осуществление того и другого.

Когда же часть рядовых трудящихся пытается подать голос и добиться выполнения данных обещаний, на них навешивают ярлык «радикалов», «ультралевых», «хулиганов» или «люмпенов». Несмотря на всю официальную риторику о «рабочем руководстве компаниями», RABSA (государственная сеть снабжения) уволила тысячи революционно настроенных рабочих, в SIDOR — второй по значению компании в стране — рабочим мешали проводить профсоюзные выборы из страха перед победой левых активистов, критически настроенных по отношению к политике правительства. То же самое произошло и с выборами в Объединенной федерации нефтяников (FUTPV).

Подобные меры идут рука об руку с антирабочей экономической политикой: отпуском цен, урезанием зарплат и даже отменой норм по их минимальному размеру, установленных при Чавесе. Зато правительство весьма терпимо относится к компаниям, отказывающимся признавать профсоюзы.

Другим признаком происходящего правого сдвига правительства является выплата государственного долга банкам при одновременном сокращении расходов на импорт продовольствия для бедных. Оно открыло нефтеносный район Ориноко для деятельности компаний с частным и даже иностранным капиталом, а также создало консорциум с правом заключения с частными компаниями соглашений о разработке ископаемых ресурсов под контролем армейского командования. Политика в отношении «добывающего полумесяца» также предусматривает передачу 12% земель с месторождениями полезных ископаемых иностранным компаниям вроде Gold Reserve, которые правительство Чавеса изгнало из страны в нулевых. Совсем недавно мы были свидетелями, как проводилась политика «Expo Potencia», когда миллионы долларов были переданы боссам и были приняты многие из их требований.

Поиск соглашения с буржуазией зашел уже так далеко, что даже делаются попытки добиться признания со стороны империалистически настроенных США или по крайне мере части его представителей. Недавно на сайте Aporrea были опубликованы доказательства того, что сеть заправок CITGO, являющаяся частью государственной нефтяной компании PDVSA, сделала взнос в $500 тыс. в избирательный фонд Дональда Трампа, чтобы добиться более благожелательного отношения к Венесуэле со стороны президента США. Несмотря на заданные правительству прямые вопросы, эта информация до сих пор не была опровергнута.

Вся эта политика, вопреки всем надеждам революционных низов, вовсе не является каким-то случайным отклонением. На практике цель построения социализма под руководством рабочих и простых трудящихся давно уже отвергнута венесуэльской бюрократией. Вместо этого мы видим попытки построения государственного капитализма в союзе с российским и китайским империализмом (которых изображают как больших друзей народа Венесуэлы) и частью правящего класса Латинской Америки.

Конституционная Ассамблея — действительно левый поворот?

Означает ли созыв Конституционной Ассамблеи изменение нынешней политики? У некоторой части рядовых активистов Единой социалистической партии Венесуэлы (ЕСПВ) и боливарианского движения существует определенная надежда, что это именно так. Другая часть активистов настроена весьма критически и открыто призывает не доверять этому органу.

Мадуро и другие лидеры ЕСПВ говорят о Конституционной Ассамблее народа и рабочего класса:

Я созываю Конституционную Ассамблею граждан, а не партий или элит, ассамблею рабочих, местных общин, крестьян, феминисток, молодежи, студентов, индейского населения, но прежде всего — но прежде всего и именно ассамблею рабочего класса и самых глубоких слоев общества.
— заявил Мадуро

Согласно более позднему заявлению, по меньшей мере 250 членов Ассамблеи будут избираться от различных союзов и секторов производства. Предполагается, что они будут представлять различные социальные группы, рабочих, пенсионеров, членов местных советов и так далее, хотя до сих пор неясно, от каких именно секторов и в каком количестве будут избираться делегаты. Забавно, что крайне правые в своей критике революции и часть левых в некритической поддержке правительства совпадают в оценке, сравнивая Ассамблею с прямой советской демократией! Но действительно ли она имеет что-то общее с Советами — выборным органом с правом отзыва делегатов, который позволил рабочим и крестьянам 100 лет назад взять власть в России и создать революционное социалистическое государство?

Будь это так, это означало бы громадный шаг вперед. Но, к сожалению, мы должны дать отрицательный ответ на этот вопрос. Конституционная Ассамблея не имеет ничего общего с развитием органов рабочей власти. Рабочая демократия в форме советов — то есть собраний представителей рабочих, крестьян и солдат, которые создаются как революционные органы борьбы за власть и органы перехода к социализму — может быть создана только снизу, сильными независимыми действиями самих рабочих и их революционных организаций. Советы невозможно создать никакими мероприятиями сверху, особенно если они исходят от правительства, которое в то же самое время ищет соглашения с правящим классом.

Развитие власти рабочего класса и бедноты подразумевает уничтожение существующего буржуазного государства с его привилегиями, законами и репрессивными инструментами — министрами, мэрами которые отделяются от народа армией и полицией. Они заменяются властью рабочего класса, который демократически контролирует переход к новому социалистическому государству путем избрания и отзыва делегатов советов, которые таким образом находятся под непрерывным контролем тех, кто их избирает. Ни один выборный представитель или государственный служащий не может получать зарплату выше, чем зарплата квалифицированного рабочего. Все это должно происходить одновременно с экспроприацией основных производительных сил — заводов, земли и банков, которые будут демократически управляться в рамках плановой экономики для удовлетворения нужд людей.

Созыв правительством Конституционной Ассамблеи вовсе не является революционной мерой. Перед ним даже не стоит ни одной из упомянутых выше задач. Оно не имеет планов взять заводы или банки под прямое демократическое управление администрации из рабочих и бедноты. Все в точности наоборот. Целью новой Конституционной Ассамблеи и других мер правительства является усиление государственного аппарата, который все еще остается полностью буржуазным и, как уже говорилось, постоянно ищет соглашения с различными группами национального и международного капитала. Это правительство и его решения должны отвергнуть все, кто борется против капитализма и за построение действительно социалистического общества.

Среди 9 задач, поставленных Мадуро перед Ассамблеей, социализм даже не упоминается. Его заменили обещания построить так называемую «пост-нефтяную» экономическую модель. Таким же молчанием Мадуро удостоил и народную власть, и рабочий контроль, и призыв к мобилизации против косной бюрократии. Все, о чем говорится — это призыв к альянсу с боссами во имя «Венесуэлы для всех». Фактически, правительство до сих пор больше общалось с представителями боссов, обсуждая новые предложения, чем с другими слоями населения.

За «революцию внутри революции» — с рабочими и беднотой против капиталистов и бюрократов

Один из аргументов защитников Конституционной Ассамблеи — что перед лицом наступления контрреволюции и в условиях международного давления «больше ничего не остается». Правильно ли это? Нет! Мы можем и должны сделать кое-что еще. Мы можем и должны сделать то, чего неоднократно требовали низы и что даже Чавес провозглашал незадолго до смерти — провести революцию внутри революции и отобрать власть у тех, в чьих руках она сегодня и кто тянет экономику к катастрофе — у капиталистов и бюрократов — и передать ее рабочим и бедноте. Однако сделать это смогут только сами рабочие и угнетенная часть общества. Как? Организовать Революционную Ассамблею из избираемых и отзываемых делегатов на заводах и в казармах по всей стране и принять революционную программу борьбы за социализм против капиталистов и «боливарианской» бюрократии. Сегодня бюрократы постоянно призывают быть социалистами и, контролируя значительную часть государственного аппарата, в то же время сами имеют совместные с капиталистами многомиллионные бизнес-интересы.

Если выборы в Конституционную Ассамблею все же состоятся — а сегодня, кажется, все указывает на это — они послужат только тому, что лидеры, противящиеся власти рабочего класса, перекрасятся в «народных представителей», а текущие проблемы, вызывающие деморализацию масс и усиление контрреволюции, так и останутся нерешенными. Тем кто использует революционную риторику и образ Чавеса чтобы прорваться к власти и обзавестись привилегиями пока люди страдают от дефицита и инфляции, не место в руководстве.

Есть только один путь избежать победы буржуазной контрреволюции, проводниками которой являются MUD, империализм и бюрократические перерожденцы в госаппарате. Рабочие и беднота, которые в прошлом завоевали все достижения революции и защищали их от атак империализма и контрреволюции, должны мобилизоваться и создать независимые организации для борьбы за свои права и требования и для защиты революционных завоеваний, которые сегодня находятся под угрозой.

1 мая низовые участники чавистстких организаций, которые критически относятся к политике правительства, обсуждали создание единого фронта и призыв к левому крылу ЕСПВ, выступающему против союза с буржуазией, вместе бороться за революционную политику. Именно это — шаг вперед. Спасение народа — в его собственных руках. Только единство рабочих, крестьян и революционных солдат в борьбе за антикапиталистическую, социалистическую, интернационалистскую, антибюрократическую программу и взятие всей политической и экономической власти в руки рабочего класса поможет избежать трагического поражения Венесуэльской революции.