Socialist
News




Соня Груш, Комитет за Рабочий Интернационал в Австрии

FAQ: Климатическая забастовка

20 вопросов и ответов о климате, капитализме и нашем будущем

21 сентября 2019

Всемирная климатическая забастовка 20 сентября 2019 года, в которой приняли участие несколько миллионов человек, дала ясно понять: приближающаяся климатическая катастрофа оказывает политизирующее воздействие по всему земному шару. Постоянное разрушение окружающего нас мира во всех его проявлениях больше игнорировать нельзя: нет ни одного уголка земли, ни одной области природы, которая не была бы затронута. Вопрос уже не в том, сможем ли мы предотвратить глобальное потепление, а в том, насколько мы можем ограничить и проконтролировать его последствия. Нам отпущено совсем немного времени, при этом мы не должны ограничиваться мелкими изменениями — они должны быть крупномасштабными, иначе последствия глобального потепления выйдут из-под контроля.

Мы, социалистки и социалисты из Комитета за Рабочий Интернационал (КРИ), активно участвуем в борьбе за защиту окружающей среды и предлагаем собственную программу для решения глобальных вопросов. Вот лишь несколько примеров нашего пристального внимания к экологии в разных частях планеты. Наши сторонники и сторонницы протестуют против катастрофических последствий добычи нефти в Нигерии, особенно в дельте реки Нигера. Немецкие товарищи и товарищки участвуют в борьбе против уничтожения Хамбахского леса в Германии. В России мы требуем финансирования борьбы с лесными пожарами в Сибири, как ранее защищали Химкинский лес. Мы участвовали в движении против атомных электростанций в Индии, а также против разрушительного золотодобывающего промысла в Греции. В австралийском Мельбурне сторонники и сторонницы КРИ сыграли ведущую роль в остановке большого разрушительного для экологии проекта по строительству автодорог и туннелей. Мы участвуем в кампаниях за безопасную питьевую воду в бразильском Сан-Паулу, мы поддержали протесты против строительства нефтепровода Dakota Access рядом с резервацией коренных американцев Стэндинг-Рок.

Данная статья посвящена главным образом вопросу надвигающейся климатической катастрофы. Однако упомянутые выше кампании показывают, что мы очень серьезно относимся ко всем проблемам, связанным с разрушением окружающей среды.

1. Какие климатические проблемы самые значимые?

Доклад Межправительственной группы экспертов по изменению климата (МГЭИК), опубликованный в октябре 2018 года, дал нам больше информации о том, что мы и так знали: глобальное потепление достигло опасного уровня. Будущее человечества в том виде, в каком мы его знаем, находится в опасности. Знаменитая фраза Розы Люксембург о том, что мы стоим перед «социализмом или варварством», приобретает новое значение. При этой капиталистической системе у будущего человечества будет больше общего с «Безумным Максом», «Ходячими мертвецами» или сценариями других постапокалиптических фильмов, сериалов и комиксов, чем с миром, в котором мы все хотели бы жить.

Изменение климата вызывают постоянные выбросы парниковых газов, что приводит к увеличению экстремальных погодных явлений, таких как ураганы, наводнения и засуха. Более того, это ведет к утрате навсегда полярных льдов и оттаиванию вечной мерзлоты. Уровень моря повышается, а океаны (в сущности, крупнейшие «легкие» Земли) становятся все более кислотными. Кроме того, в океанских течениях плавает невероятно большое количество пластика, а микропластик можно обнаружить в воздухе, которым мы дышим, в воде, которую мы пьем, в пище, которую мы едим, и, следовательно, в человеческом теле. Ареал обитания видов меняется с такой высокой скоростью, что те могут приспосабливаться только с большим трудом, если вообще приспосабливаются. Опустынивание и повышение уровня моря приводят к потере сельскохозяйственных площадей, особенно в регионах, которые уже страдают от системной несправедливости господствующей экономической системы. Прибавьте к этому негативные последствия капиталистической модели сельского хозяйства и животноводства, которая тратит много воды, разрушает тропические леса и изменяет азотистый баланс, что приводит к тяжелым последствиям, — и это мы назвали только некоторые из эффектов.

Борьба за такие ресурсы, как вода, в том числе питьевая, усиливается. Вымирание ускоряется, а смещение климатических зон способствует распространению множества болезней. Люди со всех континентов вынуждены покидать свои дома и становиться климатическими беженцами, увеличивая общее количество беженцев. Отходы, включая радиоактивные отходы, могут сделать целые участки земли непригодными для жилья. Мы находимся в самом разгаре мировой экологической катастрофы. Вопрос не в том, ухудшится ли ситуация или нет, а в том, насколько она ухудшится.

2. Человечество — угроза для окружающей среды?

Люди — это часть природы. С тех пор, как человек разумный (Homo sapiens) начал строить поселения, мы сформировали окружающую среду, при этом с долгосрочными последствиями. Невозможно взаимодействовать с природой, не изменяя ее. Регулирование русел рек, формирование так называемых культурных ландшафтов, не говоря уже о вырубке лесов в целых регионах с древнейших времен — все это показывает, что мы в течение длительного периода времени изменили окружающую нас среду, чтобы использовать ее для наших нужд.

Но за последние 100 лет это влияние приобрело новое качество. Деятельность человека настолько сильно повлияла на экосистему Земли, что она отражается в атмосфере, воде и почве, что в отдаленном будущем также приведет к более заметным последствиям. Вот почему некоторые ученые говорят об антропоцене — эпохе, в которой люди стали значительно влиять на окружающую среду.

3. Почему человечество оказало такое сильное влияние на планету с XIX века?

Человечество всегда нужно рассматривать как часть социально-экономической системы. С XIX века такой системой был капитализм, в максимально возможной степени господствующий во всех регионах мира. Мы пережили промышленную революцию, рост численности населения и массовое промышленное производство, которое в рамках капитализма привело к широкомасштабной эксплуатации и использованию ископаемых видов топлива (угля, нефти, природного газа). Львиная доля углекислого газа (CO2), выброшенного в атмосферу, пришлась на период после мировых войн, а не на эпоху промышленной революции, то есть на последние 60 лет. Это потому, что капитализм является правящей системой на всей планете, затрагивающей все континенты и страны. В наше время мы можем не видеть дыма заводских труб XIX века в развитых капиталистических странах, но они все еще существуют в других частях мира. Колоссальный объем международной торговли, включая тенденцию не хранить продукты, а отправлять их в грузовиках, а также повышение мобильности, которое не было организовано государствами, а оставлено для организации частными лицами, привели к бурному росту транспортных потоков — и это только некоторые проблемы.

4. Как давно мы знаем о том, что есть проблемы?

Ну уж точно не со вчерашнего дня! В 1845 году социалист Фридрих Энгельс писал о высоком уровне загрязнения воздуха в промышленных городах Англии. В 1880-х годах в немецком рейхстаге велись дебаты о снабжении населения чистой водой. В 1895 году шведский химик Сванте Аррениус представил свое исследование, в котором он описал влияние на атмосферу парниковых газов. Он определил, что углекислый газ является преобладающим следовым газом (т. е. газом в атмосфере, не являющимся азотом, кислородом или аргоном — прим. пер.) в мировом климате. С конца 1950-х годов концентрация CO2 в атмосфере измеряется с помощью так называемого графика Килинга. С 70-х годов было проведено множество различных исследований по климату и его изменению. Также были проведены многочисленные саммиты, подписаны, но не реализованы, многочисленные соглашения, такие как Монреальский протокол по веществам (1987 год), разрушающим озоновый слой. Первая всемирная климатологическая конференция под эгидой ООН была проведена в 1979 году! Но на практике цели таких соглашений никогда не достигались.

5. Какое отношение все это имеет к капитализму?

Для капиталистов природа — бесплатный источник богатства. Благодаря умелому использованию человеческого труда она может принести огромную прибыль. Капитализмом движет необходимость всегда получать все больше и больше прибыли. В товар превращается все, включая весь окружающий мир, в который входят и люди.

Систему конкурентной борьбы охотно представляют нам как «поощряющую инновации», но дело обстоит наоборот. Первоочередное внимание получают главным образом исследования в тех областях, которые обещают прибыль. Результаты научных исследований не обмениваются, а скорее защищаются патентами.

Производство возможно только тогда, когда оно считается прибыльным. Царит хаос недопроизводства и перепроизводства, когда оценивается то, за что могут заплатить, а не что нужно людям. Некоторые потребности создаются искусственно, а продукция производится с намеренно коротким сроком годности, что известно как «планируемое устаревание». Все это происходит в попытке вырваться вперед в рыночной конкуренции.

Кроме того, в экономической системе полностью отсутствует демократия. Даже в странах, где есть выборы и парламент, вряд ли можно повлиять на то, какие вещи производятся и как они производятся. Экономика следует своим собственным капиталистическим правилам, и, таким образом, небольшое число капиталистов во всем мире принимает решения о нашем будущем, просто руководствуясь своим недальновидным мотивом получения прибыли.

6. Можем ли мы победить капитализм в игре по его же правилам?

Те, кто остаются в рамках капиталистического мышления, приходят к скоропалительному выводу, что капитализм можно использовать, чтобы поощрять экобизнес: например, торговлей квотами на выбросы (также известной как ограничения и торговля) и экологическими налогами. Проблема в том, что это просто не работает при капитализме. Торговлю выбросами уже давно рекламируют как рыночное решение для сокращения выбросов парниковых газов. В 1997 году в Киото было достигнуто соглашение о торговле выбросами углекислого газа, но вся система развалилась, потому что она поставила фирмы в невыгодное конкурентное положение, и поэтому их государства практически ликвидировали эту систему. Теперь правящие классы в крупных империалистических государствах, таких как Россия и США, саботируют меры против изменения климата, такие как торговля квотами на выбросы, в пользу своих влиятельных корпораций и якобы своих «национальных интересов».

Помимо этого массового обмана, всегда были лазейки и система специальных разрешений, и ограничения всегда были умеренными. Поэтому компании могли себе позволять легко (и дешево) продолжать выбрасывать CO2. Как и в случае с эконалогами, затраты просто перекладываются на потребителей, которые уже вынуждены справляться с давлением сокращения социальных услуг и снижением заработной платы. Более того, так называемые «зеленые налоги» часто являются мерами, которые непропорционально сильно затрагивают людей с более низкими доходами, которые не имеют возможности использовать более здоровую или более устойчивую продукцию. И если корпорация действительно начнет работать экологически безопасным образом, она столкнется с невыгодным конкурентным положением, которое ни один бизнес не сможет выдержать в долгосрочной перспективе, особенно на международном уровне. Следствием этого является гринвошинг (когда компании притворяются экологически чистыми предприятиями).

7. Но ведь есть компании, которые могут получать прибыль от экологически чистых продуктов и продукции — почему этого нельзя сказать про всю экономику?

В последние годы защита окружающей среды стала прибыльной отраслью экономики. Есть мебель, которая производится (более) экологически чистым способом, органическая пища и одежда, а еще даже экологичные инвестиционные возможности на финансовых рынках. Все это используется в качестве примера, чтобы «доказать», что зеленый капитализм возможен. Но здесь мы встречаем логическую ошибку. Мы говорим о продуктах, ориентированных на относительно небольшую часть потребителей, а именно на тех, кто может позволить себе платить больше или может согласиться больше тратить на более длинные пути для приобретения товаров. Подавляющему большинству людей просто не хватит лишних денег для таких покупок.

Устойчивое производство не обязательно должно быть дорогостоящим, но оно всегда будет приносить бизнесу меньше прибыли. Если продукты будут более долговечными, то их будет продаваться меньше. Более того, зеленый бизнес — это сфера, на которую сильно влияют экономические циклы. Если во время экономического кризиса доходы среднего класса сократятся, то этот рынок пострадает особо.

На самом деле эта «зеленая» отрасль экономики зачастую вовсе не зеленая. Солнечные батареи или органические продукты — это, в конечном счете, еще один рынок, который лучше всего подходит для создания имиджа. Европейская энергетическая корпорация RWE радостно выпускает рекламу с изображениями ветрогенераторов и зеленых пастбищ. Тем не менее, ее энергобаланс состоит из изрядной доли угольной энергетики (66%), а также из более 20% атомной. Другим примером служит увеличение производства биодизельного топлива, которое вызывает засуху и необратимое уничтожение тропических лесов, а также связано с захватом земель. То, что капитализм использует слова «экологически чистый продукт» (organic) на этикетке, не означает, что окружающая среда получает от таких продуктов много пользы.

8. Может ли государство мотивировать бизнес действовать более экологично?

Конечно, можно попытаться использовать государство, чтобы оно за счет субсидий и налогов мотивировало бизнес на производство продукции более экологически безопасным способом. Но этот замысел предполагает существование действительно независимого государства — а оно таковым не является. Напротив, государство — это способ распространения капиталистических интересов. При буржуазной демократии власть, которая у корпораций есть над государством, иногда ослабляется благодаря массовым движениям и борьбе. Но как только возникает ситуация «пан или пропал», становится ясно, кто на самом деле контролирует государство.

Инвестиции в возобновляемую энергетику снова упали: отчасти из-за сокращения государственного финансирования вследствие финансового кризиса 2007-2008 годов, а также из-за финансирования опасной атомной энергетики, которое нужно для незначительного улучшения последствий чистого углеродного следа. Когда политиков спрашивают, будут ли они поддерживать охрану окружающей среды и безопасность, они говорят: «Естественно». Но всегда без промедления добавляют: «Пока это не вредит экономике». Здесь, когда они произносят слово «экономика», они имеют в виду капиталистов.

Существенной проблемой также является то, что климат и изменение климата имеют международный характер — поэтому решения в рамках национальных государств могут быть только началом, которое достигается путем давления снизу. Тем не менее, в первую очередь нам нужны международные решения, которые терпят неудачу из-за интересов и противоречий капиталистов и национальных государств!

9. На что я оказываю влияние как потребитель?

«Силу потребителей» всегда называют основой для возможных перемен. Идея в том, что если мы будем покупать локально и этично, то мы можем укрепить этот сектор, и другие компании последуют его примеру. Это, в лучшем случае, мечты. Начнем с того, что из-за отсутствия денег у большинства людей на планете нет выбора, что потреблять. Но даже для остальных реальность, к сожалению, выглядит иначе. Огромная часть продукции выпускается абсолютно независимо от того, какие решения о покупках принимают потребители.

Как потребители, мы стоим в самом конце длинной производственной цепочки: мы не следим за ее промежуточными этапами и не контролируем их. Задача просто купить джинсы уже требует невыполнимой задачи проверить все этапы производства и продажи, включая то, при каких условиях труда и экологических условиях посадили и собрали хлопок, как материал соткали, покрасили и сшили. В довершение всего, эти полностью экологичные джинсы (по крайней мере, если верить этикетке) гарантированно доставят грузовиками, дизельными кораблями и самолетами, работающими на реактивном топливе — теми видами транспорта, которые традиционно загрязняют окружающую среду.

Кроме того, капиталистическая экономика не работает так, что бизнес размышляет или даже спрашивает, что на самом деле нужно людям, а затем пытается удовлетворить спрос. Товары производятся с целью получения прибыли. Спрос следует за предложением, а не наоборот. Разве у нас у всех есть спрос на плохо изготовленные одноразовые товары, полные загрязняющих веществ? А кроме сектора товаров широкого потребления есть также целая доля экономики, которая производит материалы и машины: например, огромная оружейная промышленность — она совершенно не зависит от отдельных потребителей.

10. Разрушение окружающей среды — это часть женского вопроса?

Конечно же, разрушение окружающей среды затрагивает всех, но по ряду причин на женщин приходится особенно сильный удар. С одной стороны, женщины обычно беднее мужчин, и поэтому они не могут позволить себе есть более здоровую пищу, покупать более экологичные продукты или жить в более безопасных квартирах. Во многих странах женщины несут ответственность за сельское хозяйство, работу по дому и снабжение водой. Но если вода становится дефицитом из-за засухи или опустынивания, то это означает, что женщины должны преодолевать больше расстояния и работать дольше только ради самого необходимого.

Многие из мер по защите окружающей среды, которые «мы все» принимаем в промышленно развитых странах, также означают, что женщинам придется выполнять больше работы. Возьмем, к примеру, подгузники. Если вы не можете позволить себе дорогие, экологичные одноразовые подгузники, то на вас увеличится давление, чтобы вы переключились на подгузники, сделанные из тканевых материалов, которые, конечно, нужно стирать. Независимо от того, являются ли такие подгузники, в конце концов, более экологически безопасными, они в любом случае будут означать больше неоплачиваемого труда для матерей, и без этого находящихся в состоянии стресса.

11. Как капитализм и изменение климата связаны с беженцами?

Капитализм эксплуатирует людей и природу по всему миру. В передовых капиталистических странах из-за протестов существуют известные ограничения для такой эксплуатации, хотя они часто нарушаются из-за давления со стороны крупного бизнеса. Однако в неоколониальных странах так называемого «третьего мира» чрезмерная эксплуатация природных ресурсов может осуществляться беспрепятственно. Окончательно разрушены целые регионы, а с людьми обращаются как с рабами. Помимо этого, существуют последствия изменения климата.

Из-за повышения уровня моря, засоления и опустынивания целые участки земли становятся необитаемыми. Людям приходится покидать страны, которые они долгое время называли своим домом, потому что там нет ни еды, ни чистой воды, ни шансов на выживание. Около 150 миллионов человек по всему миру живут непосредственно на прибрежных районах, которые, скорее всего, к 2100 году поглотит море. Те, кто отрицают изменение климата и в то же время вызывают его, часто являются именно теми, кто разжигают ненависть к беженцам и поэтому также хотят закрыть для них границы. Жертвами такой политики становятся миллионы людей!

12. Что нужно сделать, чтобы спасти планету?

В 2015 году 196 государств подписали Парижское соглашение о принятии мер по поддержанию глобальной температуры, которая увеличилась примерно до 1,5°C. Недавние полярные исследования показывают, что в долгосрочной перспективе даже Гренландия не застрахована от полной потери льда. Тем не менее, чтобы выжить в мире, где средняя температура будет больше 2 градусов, необходимо немедленно, а не когда-нибудь «в будущем», сократить использование ископаемых видов топлива.

В идеях или концепциях нет недостатка. Первый патент на солнечную батарею, служащую генератором горячей воды, был выдан в 1891 году, а первый фотоэлемент на основе кремния был изготовлен в 1954 году. Основополагающие технологии, которые нужны, чтобы использовать энергию солнца, ветра, воды и биомассы, стали доступны несколько десятилетий назад. Уже доступны все необходимые программы. Переходные технологии также больше не нужны. Уровень эффективности и анализ затрат и выгод, который возможен сегодня, весьма впечатляет. Различные уязвимые места и внутренние недостатки систем возобновляемых источников энергии остались в прошлом.

Финансирование общественного, а не частного, транспорта вполне возможно и, что важнее, необходимо. Однако этого не происходит, так как общественный транспорт приватизируется, цены на проезд растут, а маршруты проходят только через прибыльные районы. В дополнение к этому, отменяются дополнительные маршруты. Все знают о том, что «раньше» стиральные машины служили как минимум на 20 лет дольше, чем сегодня. Сейчас они ломаются в лучшем случае спустя несколько лет, а делать ремонт уже не имеет смысла. (Для справки: источники, работающие в индустрии, обычно указывают, что один год службы эквивалентен 100 евро, вложенным в закупочную стоимость). Но изделия можно делать более долговечными и надежными. В частности, когда мы идем по магазинам, то, что мы покупаем, записывается на наших дебетовых картах. С помощью этой информации компании могут с большой точностью планировать то, что необходимо. Такое планирование, если оно будет осуществляться на всех уровнях общества, а не только среди различных конкурирующих компаний, может предотвратить перепроизводство и недопроизводство. Таким образом, не нужно будет выбрасывать подавляющее большинство еды. Можно будет задействовать новейшие технологии для энергосбережения. В конкретных идеях или технологических предпосылках нет недостатка — скорее, мы видим недостаток их исполнения! То, что вопрос их внедрения не решается, коренится в правящей социально-экономической системе.

13. Как мы должны добиться этого? Кто нам поможет?

Многие люди во всем мире мобилизуются для «защиты окружающей среды». Мы не можем полагаться на политические партии истеблишмента, уж это-то ясно. У них был шанс — и они подвели нас. В ответ на этот провал возникло множество неправительственных организаций (НПО), от «Гринпис» до Всемирного фонда дикой природы (WWF) и Программы ООН по окружающей среде (ЮНЕП). Вначале они состояли из преданных и честных активистов.

Эти организации пытаются влиять на лиц, принимающих политические решения, путем лоббирования и наращивания политического давления. Но даже когда они организуют частично «радикальные» действия (например, такие, которые организует «Гринпис»), их решения, тем не менее, всегда остаются «прагматичными». Но в конце концов они говорят следующее: пожертвуйте нам денег, и НПО проведет за вас кампанию за типа более устойчивый мир. Но они не пытаются поставить под сомнение основополагающие проблемы капиталистической экономики, ориентированной на прибыль. Конечно, важно, когда в пользу экологии выступают ученые и знаменитости. Однако нам нужны «нормальные» люди, которые осознают проблему и могут разработать общую стратегию того, как раз и навсегда изменить сложившуюся ситуацию.

Экономика не может продолжать существовать без рабочих. Если мы не будем работать, тогда все остановится. Каждая и каждый, кто работает на фабрике, в офисе, супермаркете, школе, больнице и т. д., является рабочей или рабочим, и мы на самом деле обладаем величайшей властью в обществе. В последние десятилетия самые существенные улучшения были достигнуты, когда за них боролись рабочие и их организации: профсоюзы и рабочие партии.

14. Профсоюзы? Серьезно? Но они же по другую сторону баррикад!

Это правда: профсоюзные лидеры во всем мире в основном стоят на стороне тех, кто вызывает деградацию окружающей среды. Это происходило и происходит, когда активисты пытаются остановить огромные строительные проекты, вырубку лесов и деятельность различных электростанций. Всегда делалась попытка противопоставить интересы рабочих окружающей среде. Но защита окружающей среды не является «роскошью» для состоятельных людей.

Рабочие сейчас страдают от разрушения окружающей среды из-за присутствия токсичных материалов на рабочих местах и загрязнения зон отдыха и жилых районов. Рабочие места уничтожает не экологическое законодательство, а капитализм и его кризисы. Тем не менее, профсоюзное руководство часто следует логике бизнеса, который утверждает, что защита окружающей среды приведет к сокращению рабочих мест. Хотя у них нет цели бороться против сокращений рабочих мест и приватизации (например, в транспортном секторе) и они не ведут реальной борьбы против этого, они надеются на рабочие места в крупных проектах.

Сегодня многие профсоюзные лидеры утверждают, что защита окружающей среды может создавать рабочие места, но этот довод не намного лучше. Проблема с профсоюзным руководством в том, что вся их аргументация действует в пределах капиталистической логики, и поэтому они в конечном итоге поддерживают и мегапроекты, и экологическое производство. Но для того, чтобы на самом деле представлять интересы членов своих профсоюзов и рабочего класса в целом, им необходимо порвать с этой жесткой, ориентированной на прибыль логикой. Профсоюзы — это организации, которые имеют право организовывать забастовки и крупные акции рабочего класса. Однако для того, чтобы они начали это делать, нам нужны сильные левые рядовые члены, играющие ведущую роль в профсоюзах, демократические структуры в самих профсоюзах и порывание с политическими партиями истеблишмента.

15. Если уровень жизни у всех людей возрастет, если у каждого на планете будет машина, на которых все будут ездить — разве это не будет означать экологическую катастрофу, которая превзойдет все ожидания?

Мы за общество, в котором у каждого человека будет все, что ей или ему нужно, но под этим мы не подразумеваем, что у каждого будет минимум по три автомобиля и что будет производиться еще больше предметов разового пользования. Мы не выступаем за сохранение нищеты для миллиардов людей, страдающих от нее, и мы не выступаем за возвращение к тем временам, когда люди, в том числе в передовых капиталистических странах, замерзали зимой, умирали от мелких болезней или голодали. Достойная жизнь, в которой все наши основные потребности удовлетворены — право каждой и каждого!

Благодаря разумному планированию и использованию всех технологических возможностей (включая новые изобретения, которые станут возможными, когда исследования больше не будет сдерживать бедность, когда им не будет мешать патентное право и т. д., но люди будут проводить их из солидарности друг к другу) каждая и каждый будет способен вести хорошую жизнь на планете, не разрушая ее. Когда мы говорим о росте, мы вкладываем в это слово совершенно другой смысл, нежели капиталисты. Для них рост всегда означает получение прибыли благодаря увеличению производства, то есть благодаря эксплуатации людей и планеты. Мы имеем в виду рост качества: здоровую еду и здоровую планету, работу, которую можно выбрать свободно, на которой не будет стресса и долгих часов добирания на рабочее место, систему социальных гарантий и больше возможностей для отдыха.

16. Как выглядит ваша альтернатива?

Чтобы хоть как-то сохранить планету для людей, мы должны спасти ее от капитализма. Экономика должна быть организована исходя из потребностей человечества, а это значит, что каждая и каждый из нас будет иметь и сможет получить все, что нам нужно. В то же время мы должны организовать производство так, чтобы окружающая нас среда в конечном итоге не погибла из-за этого.

Всего лишь 100 компаний несут ответственность за 70% глобальных выбросов парниковых газов с 1988 года. В конце концов, это вопрос того, кто владеет и контролирует экономику. Поэтому, если мы хотим гарантировать, чтобы экономика функционировала разумно и приемлемо для людей и природы, она должна принадлежать нам.

В качестве первого шага нам необходимо экспроприировать крупнейшие корпорации в публичную собственность. Если они будут принадлежать нам (всему обществу, то есть бедным и трудящимся), то мы также сможем решать, что, как и сколько производить. Для этого нам нужны демократические структуры, пронизывающие всю экономику и общество, которые выйдут далеко за пределы либерального парламентаризма. Такое социалистическое общество сможет наладить устойчивое производство, а также эффективно пресекать бедность, войну и нищету.

17. Но разве окружающая среда не уничтожалась точно так же при «социалистических» государствах?

Это правда: массовое разрушение окружающей среды происходило в Восточном блоке, Советском Союзе и Китае. Причина этого как раз в том, что они не были социалистическими государствами. Безусловно, капитализм в этих странах был упразднен, но в них не было рабочей демократии, а была диктатура, управляемая бюрократией. Соответственно, производство было организовано с халатным безрассудством. Катастрофы, включая Чернобыль в 1986 году, стали следствием этого безрассудства.

Но так было не всегда. Сразу после Русской революции 1917 года был принят ряд зеленых инициатив. Леса, месторождения полезных ископаемых и водоемы были национализированы, и, следовательно, экономика, ориентированная на прибыль, была ликвидирована. Это привело к восстановлению лесов, созданию первого в мире заповедника, а также к учреждению множества природоохранных организаций. Была продемонстрирована модель «зеленых городков», на область экологии делался большой упор в исследованиях.

Только после того, как сталинизм захватил власть в 1920–30-е годы, Советский Союз, так как в нем была устранена всякая реальная демократия, а также рабочий контроль и управление, вернулся к общеизвестной чрезмерной эксплуатации природных ресурсов. Лев Троцкий, российский революционер и противник сталинизма, однажды подчеркнул: «Национализированной плановой экономике нужна демократия, как человеческому телу нужен кислород».

18. Будет ли плановая экономика лучше для окружающей среды?

Нынешняя экономика работает хаотично, но в то же время с точным расчетом. Отдельные компании очень точно осуществляют внутреннее планирование, но без координации с другими. Это приводит либо к дефициту, либо к излишку. Ни одна компания не заботится о том, что действительно нужно, а о том, что можно выгодно продать. А при расчете затрат они учитывают только непосредственные издержки производства, в то же время внешние эффекты (например, разрушение окружающей среды) передаются обществу.

При демократически планируемой экономике, в которой план обсуждается вместе всеми нами, защита климата и окружающей среды автоматически станет важным фактором. Мы сможем обеспечить существенное расширение общественного транспорта, и тем самым частный транспорт в значительной степени устареет. Мы сможем создать рабочие места рядом с жилыми районами или устойчивое жилье рядом с рабочими местами, и, следовательно, предотвратить долгие поездки на работу и создать больше свободного времени. Мы сможем заменить ненужные и плохие продукты на долговечные и безопасные. Мы сможем использовать все технологические возможности и создавать новые для энергосбережения, сокращения объема загрязняющих веществ, производства более экологически чистых продуктов и применения более экологичных производственных процессов, которые в настоящее время отложены в долгий ящик в связи с интересами извлечения прибыли. Только на основе демократического планирования, только в обществе, где истинная демократия пронизывает все аспекты нашей жизни, есть шанс, что мы хоть как-то справимся с последствиями изменения климата, которое уже началось.

19. Мне нужно будет от многого отказаться ради благополучия планеты?

Защиту окружающей среды политики правого толка, без труда отрицающие изменение климата (а некоторые даже превозносящие его как что-то положительное), часто изображают как направленное против современности. Да, время от времени появляются некоторые экологические активисты, думающие, что индустриализация сама по себе является проблемой, что мы должны повернуть время вспять и вернуться во время до индустриализации. Это как минимум нереалистично, потому что нужно поддерживать инфраструктуру индустриального мира, чтобы предотвратить катастрофу. А еще в таком обществе никто просто не захочет жить. Чистые больницы, возможность путешествовать, отапливаемые дома, хорошая еда, интернет и так далее — у нас есть основания не хотеть отказываться ни от чего из этого.

Ответ на вопрос о том, должны ли люди от чего-то отказываться в демократическом, экологическом и социалистическом обществе, — и да, и нет. Подавляющему большинству людей такое общество принесет существенное улучшение качества их жизни, потому что голод, войны и эксплуатацию в конечном счете удастся упразднить. Прежде всего, те, кто возмутительно богат и живет за счет расходов других, должны начать обходиться без своих особых привилегий, но вся наша жизнь также будет справедливо изменена. Без постоянной рекламы индустрии моды, телекоммуникаций, без запудривания мозгов со стороны автомобильной промышленности мы будем ценить не постоянные покупки новой одежды, машин и телефонов, а другие вещи.

Опасные и вредные для здоровья работы можно будет заменить теми, что получше, а за счет реорганизации всей экономики можно будет гарантировать, что у всех будет достойно оплачиваемая работа, при этом никто не будет перегружен на ней. В развитых капиталистических странах вопрос об авиаперелетах (выхлопные газы самолетов существенно загрязняют среду) является большой проблемой, поэтому потребуются ограничения. Здесь мы сделаем комментарий: большинству людей на планете социалистическое общество впервые даст возможность вообще путешествовать для отдыха. А для всех нас наша жизнь изменится, у нас появится достойно оплачиваемая работа, а также больше свободного времени: раз у нас будет больше времени, нам будет проще ездить на поезде и вместо этого наблюдать изменения ландшафта и часовых поясов, нежели просто нестись с континента на континент на самолете. Впрочем, подобные временные ограничения будут нужны до тех пор, пока мы не сможем найти по-настоящему экологическое топливо для авиаперелетов.

20. Что я могу сделать?

Нет ничего плохого, если вы сортируете мусор, сдаете бутылки, ходите пешком или ездите на общественном транспорте, едите мало мяса, бережете энергию и делаете многие другие вещи. Нет ничего плохого, если вы стараетесь внимательно относиться к природе и другим людям. То, что так много людей готовы что-то изменить в себе и даже бросить что-то делать, показывает, что люди вовсе не «слишком эгоистичны» для социалистического общества! Но в то же время нужно ясно понимать, что изменение нашего индивидуального поведения — в лучшем случае капля в море. В действительности все виды кампаний, где нас всех призывают «сделать что-то», могут представлять собой тактику, отвлекающую внимание от величайших грехов против окружающей среды.

Да, вопрос в том, что каждая и каждый может сделать. Каждый человек может добиться перемен, если мы возьмемся за руки с другими людьми, организуем сопротивление (как краткосрочное, так и долгосрочное) и свергнем систему, несущую ответственность за климатическую катастрофу. Мы понимаем скепсис по отношению к партиям, учитывая опыт взаимодействия с коррумпированными партиями, которые не имеют ничего общего с реальностью и которым нужны только наши голоса. Вот почему нам нужна живая, настоящая социалистическая партия, которая свяжет интересы и борьбу рабочего класса и молодежи. Вот почему мы занимаемся строительством новой открытой рабочей партии с демократическими структурами и социалистической программой, служащей двигателем для борьбы. Мы — революционная международная организация, которая выступает за коренные изменения в обществе, потому что с изменением климата и капитализмом можно бороться только вместе, на международном уровне! Призыв к новым «всеобщим забастовкам» за климат может стать следующим этапом борьбы. Мы будем участвовать в организации этого протеста, на котором будем обсуждать и бороться за социалистическую программу, демократические структуры и стратегию борьбы.

В ряде стран выдвигаются идеи вроде «Зеленого Нового курса» (Green New Deal) или аналогичных программ. Они правильно указывают на срочность, на понимание того, что необходимы серьезные изменения, и на готовность людей «делать что-то». Некоторые из этих программ включают довольно далеко идущие требования, но зачастую неясно, что их нельзя достичь в рамках капитализма. И у них нет стратегии, как их добиться. Поэтому мы хотим выдвинуть следующий список требований — он далеко не полный, но он дает представление о том, какие конкретные шаги необходимо сделать:

 — Прекратить сжигать ископаемые источники энергии в ближайшие годы. Это означает качественные изменения в транспортировке и производстве.

 — Переход электросети на 100% возобновляемые источники энергии. Полный поэтапный отказ от любых форм производства электроэнергии на основе ископаемого топлива, а также ядерного деления. 10—15-летний план по такому переходу будет в целом реально выполнить в каждой промышленно развитой стране.

 — Чтобы это стало возможным, нам нужна национализация всех энергетических и топливных транснациональных корпораций (электроэнергетических, горнодобывающих, нефтегазовых компаний, а также компаний, использующих энергию ветра и солнечную энергию и т. д.), а также план государственных инвестиций для учреждения 100% экологичной и безопасной энергетики. Нет энергетической бедности!

 — В качестве первого шага нужно немедленно закрыть все электростанции, работающие на буром угле. Национализация крупных горнодобывающих компаний демократическими органами на местном и транснациональном уровне. Прозрачные процессы принятия общих решений в отношении «мертвых земель». Благодаря такому плану рабочие места, потерянные в горнодобывающем секторе, можно будет заменить лучшими и более безопасными рабочими местами в государственном секторе без потери оплаты труда в процессе ренатурализации, а также восстановления земли.

 — За бесплатную, качественную и экологически безопасную сеть общественного транспорта. Значительное расширение сетей железных дорог для пригородных поездов и сообщения дальнего следования. Поток людей, едущих на работу, может перестать быть столь хаотичным благодаря расширенной и удобной сети общественного транспорта.

 — Положить конец приватизации транспорта и возобновить национализацию. Всеобъемлющий план государственных инвестиций, чтобы сделать города на 100% безопасными и расширить общественный транспорт. Немедленное внедрение бесплатного проезда в качестве первого шага в создании местного общественного транспорта. Снижение цен и государственный контроль над всеми безопасными для климата транспортными средствами, включая транспорт дальнего следования.

 — Поэтапное сокращение производства автомобилей с двигателями внутреннего сгорания, сопровождаемое расширением бесплатного общественного транспорта. Временная мера по использованию грузовых автомобилей (при координации с расширением железных дорог), автобусов, мелких предприятий, в зависимости от размера и области применения.

 — Усиление регулирования авиаперевозок с учетом потребностей всего общества. Массовые пакеты мер в области общенациональной и транснациональной инфраструктуры для расширения, гарантии и корректировки работы железнодорожных сетей. Сокращение рабочего времени без сокращения зарплаты, чтобы выделить больше времени для путешествий.

 — Чтобы сделать такой план возможным, нам нужна национализация автомобильной, авиационной и морской промышленности и преобразование их производства, чтобы они были жизнеспособными и не загрязняли окружающую среду. Компенсация возможна только с учетом полученных субсидий и издержек, связанных с ущербом, нанесенным окружающей среде, а также мелким акционерам.

 — Национализация сельскохозяйственной, животноводческой и пищевой промышленности. Нет капиталистической эксплуатации океанов. Планировать сельскохозяйственную промышленность. Прекратить захватывать земли и наносить ущерб сельскохозяйственному производству со стороны крупного агропромышленного комплекса. Реорганизация землепользования. За надлежащее, безопасное, экологичное и здоровое питание для всего населения мира.

 — Экономическое планирование для строительной и цементной промышленности, от межрегионального до национального уровня. Политика устойчивого строительства, а не дешевого жилья. Государственные инвестиции в сектор тепловой энергии (отопление, горячая вода и т. д.) с целью увеличения доли возобновляемой энергии до 90% к 2035 году во всем мире. Такая программа, порывающая с логикой капитализма, должна быть организована на международном уровне.

 — Решительные шаги в направлении национализации домашнего труда. Профессиональные и устойчиво организованные приготовление пищи, уборка, стирка и т. д. смогут прежде всего освободить женщину и сохранить людские и природные ресурсы.

 — Немедленное прекращение бессмысленного и разрушительного производства, такого как реклама и вооружение. Прекратить производство продуктов с намеренно непродолжительным сроком службы и ненужных вещей, которые выбрасываются сразу после использования. Изменение производства с прекращением использования опасного микропластика и заменой ненужных пластиковых изделий. Переход на безопасные продукты и методы производства.

 — Государственные инвестиционные программы по расширению всех практических форм переработки и «городской добычи» (urban mining — использования отходов в качестве сырья). Создание финансируемых государством центров переработки и рециркуляции, включая прокат велосипедов в каждом крупном городе и рабочие места для квалифицированных и неквалифицированных работниц и работников с минимальной зарплатой 15 долларов в час. За общественные перерабатывающие предприятия, гарантирующие рабочие места без потери оплаты труда для работниц и работников, работающих в областях и на специальностях, угрожающих окружающей среде. Образовательный пакет, финансируемый за счет прибыли таких корпораций, для немедленных мер по переобучению в этих секторах.

 — За всеобъемлющую кампанию в профсоюзах и на рабочих местах, чтобы устранить якобы существующий конфликт между «окружающей средой» и «работой» и показать, что капитал и труд гораздо больше противостоят друг другу.

 — Нам нужны боевые профсоюзные кампании для улучшения условий труда, с упором на сектор возобновляемой энергии. Они должны быть организованы при активном участии всех рабочих, они должны заявить цель создания дополнительных, безопасных рабочих мест в этом секторе.

 — Экоактивистские группы и организации, боевые профсоюзы и научное сообщество должны разработать набор обязательных руководящих принципов для производства товаров на основе максимальной устойчивости и энергоэффективности. Такие массовые кампании должны включать организации потребителей, которые будут называть и стыдить каждую компанию, мгновенно не выполняющую эти требования, а также подготовят почву для необходимой и неизбежной национализации и конфискации компаний, враждебных климату.

 — Любой интерес к прибыли нужно бескомпромиссно отодвинуть на второй план. Передача энергетических, автомобильных и промышленных групп в публичную собственность под демократическим контролем и управлением избранными представителями рабочих, профсоюзов, потребительских и природоохранных организаций и общества.

 — Выгнать все правительства, подчиняющиеся лобби индустрии ископаемых видов топлива и реакционным нефтяным режимам (таким, как саудовская монархия), а также все правительства, которые стоят на позиции смертельно опасной логики капитализма. Их должны выгнать массовые движения, которые заменят их качественно новыми формами правительств, собранными из трудящихся, боевых профсоюзов, ученых-климатологов/изучающих влияние на климат и мелких фермеров.

 — За устойчивое производство, планируемое демократическим путем всем рабочим классом и молодежью. За социалистическое и экологическое преобразование общества.

 — На основе демократически управляемого социалистического общества будет возможным сохранить огромное количество ресурсов за счет сокращения или ликвидации военной промышленности и ненужной рекламы. Например, речь идет о полной реорганизации пластмассовой и упаковочной промышленности, которая невозможна без экспроприации указанных отраслей.

 — Экономикой должны демократически управлять и контролировать общество через избранных представителей рабочих, профсоюзов, потребительских и природоохранных организаций, а также государственных органов. Все люди на руководящих должностях должны получать среднюю зарплату квалифицированного работника, а возможность проведения выборов, включая выборы в связи с отзывом представителя, должна быть в любое время.

Присоединяйтесь к борьбе — станьте активисткой или активистом прямо сейчас! Распространите этот текст среди своих коллег, одноклассников, однокурсников или соседей. Обсудите, какой набор требований является отправной точкой для привлечения большего количества людей, чтобы они принимали активное участие в движении. Запланируйте общественные и местные кампании, чтобы к ним присоединились простые люди. Попробуйте скоординировать свои действия с другими радикальными экоактивистскими группами на национальном и международном уровнях. Если вас убедили наши аргументы, вступайте в нашу всемирную социалистическую организацию, и это будет наиболее сознательная попытка предотвратить, по крайней мере, полную катастрофу, к которой ведет капитализм. Альтернативы социализму нет!