Socialist
News




Леонид Серебряков

Чили 1973

Полшага к победе — это поражение

22 января 2020

Стадион «Эстадо де Сантьяго» стал тюрьмой под открытым небом. В этом месте было убито 1850 человек

11 сентября 1973 генерал Аугусто Пиночет организовал кровавый переворот в Чили и потом руководил военным режимом в течение 15 лет. Только в течение первых недель после переворота были убиты более 3 тысяч социалистов и коммунистов. Аресты и пытки рабочих активистов стали обыденностью. Сегодня известно, что за всё время существования военного режима преследованиям и пыткам подверглись более 40 тысяч человек. Для того, чтобы содержать всех подозреваемых, не хватило тюрем. Пришлось использовать футбольный стадион. Уничтожение «врагов правопорядка» проводилось изобретательно и с размахом: расстреливали сразу по 30–40 человек, или выбрасывали из самолётов, или топили вместе с баржами в океане. Организованный рабочий класс должен был исчезнуть. Для того, чтобы преподать ему урок, хунта Пиночета одновременно уволила 15% чилийских рабочих как марксистских провокаторов и агитаторов. Под железной пятой диктатуры Чили стала идеальным полигоном для проведения неолиберального экономического эксперимента.

Подъем революционной ситуации

Конец 60-х годов потряс весь Южно-Американский континент. Нерешенные социальные и политические проблемы вызвали к жизни новые классовые битвы. Десятки миллионов забастовщиков в Аргентине, рабочее движение в Боливии, несколько всеобщих забастовок в Колумбии, левонационалистические военные перевороты в Перу и в Панаме, в Эквадоре и Гондурасе стали важнейшими событиями эпохи. Но Чилийская революция по праву стала центральной схваткой этого периода рабочей истории.

В январе 1970 года Сальвадор Альенде был выдвинут единым кандидатом от «Народного Единства» — блока социалистической, коммунистической и мелкобуржуазных партий. Программа блока предусматривала реформы образования, здравоохранения, жилищного хозяйства, замораживание цен и арендных выплат. Также программа социалистов включала в себя пункты о национализации иностранного капитала и медной промышленности, ликвидацию латифундизма и демократизацию государственного управления.

Предвыборная борьба захлестнула трудящиеся массы. 12 мая 1970 года состоялась всеобщая забастовка сельскохозяйственных рабочих и крестьян. А 8 июля Единый профцентр трудящихся Чили провел 24-часовую всеобщую забастовку в поддержку «Народного единства». Победа Альенде 4 сентября 1970 года стала выражением надежд миллионов, и простые чилийцы всю ночь танцевали на улицах.

Демонстрации в поддержку Альенде
Демонстрации в поддержку Альенде

Альенде получил 36,3% голосов, а Хорхе Алессандри — кандидат от правых —35%. По чилийскому закону, в такой ситуации решать, кто же станет президентом, должен был Национальный конгресс. Альенде получил поддержку от Христианской Демократической Партии на условиях отказа от национализации без санкции конгресса и создания рабочей милиции, а также невмешательства в дела армии.

Правительство Альенде не имело поддержки в конгрессе, где большинство составляли правые и христианские демократы. Политические силы правящего класса были готовы разбить все парламентские иллюзии Альенде. Несмотря на демократические традиции Чили (по сравнению с другими странами Южной Америки), элита подготовляла один заговор за другим. Но все они были отложены из-за невиданной поддержки правительства рабочими и крестьянами. Если бы капиталисты, помещики и военные открыто попытались выступить против правительства, они были бы сметены объединенным движением рабочих, крестьян и части среднего класса.

Рабочий класс поднимает голову

Рабочие предприняли ряд массовых акций для ускорения хода реформ. Были созданы рабочие советы на заводах и в рабочих районах. Под их давлением отрасли промышленности, ранее контролировавшиеся капиталистами из США, — добыча и обработка меди и угля, производство стали и нитратов, банки, телефонная связь и рыболовство — были национализированы.

В школах дети получили бесплатные завтраки и молоко. За неполные два года на 18% повысилась реальная заработная плата. Политика правительства привела к тому, что уровень доходов беднейших слоев населения увеличился на 20%. Рост объемов промышленной продукции к 1972 году составил 20%!

Крестьяне проигнорировали тонкости правительственных указов и до начала 1971 года самостоятельно захватили земли в 300 частных владениях. Правительство, тем не менее, признало деятельность этих комитетов незаконной и послало полицию для «наведения порядка». Но эти требования крестьян, выраженные в реальной борьбе, в итоге вынудили правительство ускорить земельную реформу. В 1973 году руководство страны экспроприировало и раздало бедным крестьянам почти 10 млн акров (более 4 млн гектаров) земли, ранее принадлежавшей крупным помещикам.

Даже средний класс был воодушевлен этими реформами. Отколовшееся от Христианской Демократической Партии левой крыло призывало к строительству социализма вместе с правительством «Народного Единства». «Народное Единство», получившее 49,7% на местных выборах в 1971 году, также пользовалось широкой поддержкой среди солдат, матросов и даже некоторых офицеров.

Рабочие демонстрации
Демонстрации рабочих в поддержку политики «Народного Единства»

История дала достаточно времени Альенде, чтобы довести дело до конца и забрать у правящего класса все рычаги власти, пока капитал и военщина были парализованы единодушием масс. Рабочие и крестьяне шли вперед в полной уверенности, что смогут сами управлять заводами и сельским хозяйством. Загипнотизированные невиданным классовым напором пролетариата, мелкая буржуазия и средние слои поддерживали реформы. Расколотый правящий класс находился в смятении.

Активность рабочего класса Чили получила и отчетливое политическое выражение. Большинство социалистической партии во главе с Карлосом Альтамирано настаивало на ускорении социалистических преобразований, на дальнейшей экспроприации собственников, призывало к созданию народного ополчения и разрыву отношений с христианскими демократами.

Альенде не решился на открытое противостояние капиталу. Он удерживал народное движение в рамках буржуазной конституции, увлеченный миражом национального согласия. При полной поддержке сталинистской Коммунистической партии он продолжал искать контакты с христианскими демократами. Альенде провозглашал твердое намерение избежать «гражданской войны». Он заигрывал с военными, «лояльными» конституции. По его предложению портфель министра внутренних дел был отдан генералу Карлосу Пратсу, открытому противнику национализации промышленности и ресурсов.

Руководители блока «Народное Единство» находились в плену идеи, на которой особенно настаивала Коммунистическая партия: якобы часть правящего класса представляет собой «прогрессивное крыло», чью поддержку необходимо сохранить. Альенде и его соратники ориентировались на программу постепенных пошаговых реформ, чтобы в конце концов прийти к социализму. На практике такая «теория стадий» дала крупной буржуазии время, чтобы подготовить силы для удара и дождаться более благоприятного момента. В результате избежать гражданской войны не удалось, а революционное движение было утоплено в крови.

Когда революционная ситуация продвигается к своему пику — конституции, законы, количество мест в парламенте, традиции и условности начинают звенеть как пустые побрякушки, поскольку для буржуа речь заходит об их собственности и их власти. Для рабочего класса речь идет о самой жизни в любом смысле этого слова. На руководство класса (в лице его партий) ложится историческая ответственность за судьбу всего класса. Преступно мало выступать за вооружение народа — необходимо начинать вооружать рабочих. Радикальная часть социалистической партии оказалась не на высоте своей миссии. Она осталась лишь «левым» советчиком Альенде, в то время как чилийская революция шла к катастрофе.

Контратака капитала

Правящий класс Чили и американский империализм затаились на три года, выжидая момент для удара. Уцелев в ходе половинчатых решений правительства, буржуазия начала саботировать реформы в экономике.

Саботаж подхлестнул инфляцию, темпы которой за 1973 подскочили до 200%. Альенде испугался и начал отступать даже со своих примиренческих позиций. По мере того, как он передавал рычаги экономики крупной буржуазии, инфляционная спираль раскручивалась. Рабочие и их семьи были частично защищены от инфляции повышением зарплат и пенсий. Но доходы и сбережения средних слоев таяли на глазах. Скатывающаяся к нестабильному и незащищенному существованию мелкая буржуазия начала метаться.

Подстегиваемые пропагандой Христианских Демократов и правой прессой, организованные крупным капиталом забастовки врачей, работников банков, адвокатов, пилотов авиалайнеров и, что было особенно опасно, дальнобойщиков и перевозчиков (собственников-водителей), разрушали экономику.

Пиночет и Альенде
Слева Аугусто Пиночет, будущий военный диктатор. Справа Сальвадор Альенде

Несмотря на растущий хаос, рабочий класс только сильнее поддерживал правительство. Но силы реакции продолжали нащупывать слабое место для нанесения удара. Армия начала бряцать оружием. Советники из США уже всерьез готовили переворот. Генри Киссинджер, госсекретарь США в правительстве Никсона, телеграфировал шефу ЦРУ в Сантьяго: «Это четкая и неизменная линия: Альенде будет свергнут в результате переворота». Отказывая рабочим в праве создания своей милиции, Альенде делал ставку на привлечение высших офицеров на сторону правительства. При этом делегация военных моряков предупреждала Альенде о готовящемся путче и предлагала отвести флот в море, чтобы он не смог принять участие в перевороте. Альенде отказался, обвинив матросов в измене. В свой самый черный час Альенде защитил армейских иерархов, арестовав и подвергнув пыткам эту группу военно-морских нижних чинов, сторонников революции!

Предупреждение матросов подтвердилось 29 июня 1973 года, когда небольшая группа офицеров предприняла попытку мятежа. Путч спровоцировал ответное классовое движение. Тысячи людей остановили работу, захватили заводы и двинулись к центру Сантьяго. Альенде в своем выступлении призвал рабочих вернуться на работу и послал полицию на разгон непослушных демонстраций.

Потерянный шанс

У чилийской революции ещё была возможность выжить. Ещё был шанс вооружить рабочих и начать кампанию среди рядовых солдат армии. Рядовые солдаты и матросы поддерживали правительство. Это стало ясно после той чистки, которую устроили адмиралы незадолго до переворота.

Но Альенде искал спасения в маневрах и лавировании с военными. Он назначил Пиночета главнокомандующим. Луис Корвалан — лидер чилийской компартии — настойчиво хлороформировал пролетариат: «Мы продолжаем поддерживать исключительно профессиональный характер армейских институтов. Враг армии — не народ, а реакционный лагерь!».

Рабочий класс был готов защищать революцию. «Кордоны» (рабочие советы) продолжали поиски оружия, призывая правительство вооружить передовых рабочих. Затем за неделю до переворота 800 000 рабочих устроили демонстрацию около президентского дворца, требуя: «Альенде, дай нам оружие!»

11 сентября 1973 года Пиночет, вычистив всех левых из армии, начал хорошо спланированный военный мятеж. Левые силы оказались беззащитны. Профсоюзная федерация призвала рабочих идти на заводы и ждать указаний. «Оправданием» для такой тактики послужила цитата Ленина, в которой говорилось, что заводы и фабрики — это крепости революции. В рабочих кварталах и на заводах были отчаянные попытки стихийно организовать сопротивление, которое было быстро и беспощадно подавлено тяжелой техникой.

Аресты и расстрелы
Массовые аресты и расстрелы последовали сразу за переворотом

Поразителен контраст с героическими действиями барселонских пролетариев в Испании 1936 года: услышав о фашистском мятеже, руководители левых и классовых организаций сразу призвали идти в наступление; в итоге рабочий класс взял штурмом казармы и разоружил военных. В Чили 1973-го единственной возможностью спасти революцию и сокрушить мятежников на такой поздней стадии стал бы массовый вооруженный протест и недвусмысленный призыв к простым солдатам встать на сторону революции. Вместо этого, когда путчисты начали переворот, разобщенные и дезориентированные своими лидерами рабочие были оставлены на заводах ждать, пока их перестреляют армейские подразделения.

Альенде демонстративно отказался покинуть свой пост. Он и его охрана несколько часов отбивали атаки военных на Ла-Монеду. Он был убит. Ещё раз подтвердилось историческое правило: чем больше умиротворяешь реакцию, тем больше крови она требует.

Военная хунта во главе с Пиночетом начала массовый террор. Большинство руководителей коммунистической и социалистической партий быстро покинули страну. Рабочему классу было никуда бежать и ему пришлось смотреть в глаза смерти.

«Достижения» Пиночета

Военная хунта пришла к власти под лозунгами единства страны, искоренения «раковой опухоли марксизма» и с призывом положить конец хаосу и анархии. На такой основе и началась реконструкция экономики страны. Частному капиталу были переданы сотни государственных предприятий. К концу 70-х годов пять монополистических групп контролировали большую часть капитала 250 крупнейших частных предприятий. Из 4 млн гектаров экспроприированных земель к 1976 году 2,8 млн были возвращены лендлордам.

Улицы Сантьяго
Военные охраняют улицы после переворота

В страну двинулись инвестиции из США и поток кредитов, так что внешняя задолженность выросла с 3,3 млрд долларов в конце 1973 года до 21 млрд долларов в 1986 году. Наступила длительная полоса спадов и стагнации. Страна подхватила вирус инфляции. Началось массовое разорение предприятий, ориентированных на внутренний рынок. Продукция обрабатывающей промышленности в 1982 году равнялась лишь 74% от уровня 1973 года. А по производству на душу населения Чили оказалась отброшена назад и того сильнее.

Тот, кто утверждает, что диктатура способна преодолеть кризис, намеренно лжет. Безработица с 3,8% в 1972 году подскочила до 30,5% в 1982! Лишь к 1984 году стали проявляться некоторые признаки экономического улучшения. Помогли только рост цен на медь и приток иностранных капиталов, привлеченных льготными условиями, дешевой рабочей силой и отсутствием организованного рабочего движения.