Socialist
News




Социалистическая Альтернатива

10 лет кризиса: классовая борьба по всему миру

Троцкисты объединяются! КРИ и Революционная левая о мировом положении

30 июля 2017

Международная школа Комитета за рабочий интернационал (КРИ) стала в этом году историческим событием. Не потому, что был побит рекорд по количеству участников школы — в этом году школу совместили со съездом, на котором в состав КРИ была включена испаноязычная организация Izquierda Revolucionaria (Революционная левая, дальше «РЛ» — прим. ред.) с секциями в Испании, Венесуэле и Мексике.

Процесс слияния двух организаций начался два года назад, когда испанские товарищи увидели, как КРИ действует в США, Ирландии, Британии, Латинской Америке и Азии. Объединение организаций стало возможно благодаря общему видению изменений в классовой борьбе по всей планете после мирового кризиса 2008 года.

Помимо других материалов с международной школы, которые мы опубликуем в ближайшее время, мы подготовили перевод документа об объединении, в котором четко и сжато излагается анализ нынешней мировой ситуации, как его видят КРИ и РЛ. Мы считаем этот текст программным для понимания тактики и стратегии работы всех революционных левых.

Соглашение о политическом объединении

Этот документ — попытка дать широкий набросок политической основы чрезвычайно важных вопросов для обоих наших организаций и для дальнейшей борьбы за развитие идей марксизма во всем мире — совместной борьбы после объединения Революционной левой (РЛ) и Комитета за рабочий интернационал.

Это историческое объединение основано на четком материальном базисе — мировой ситуации, ставшей последствием глобального кризиса капитализма, который с 2008 года изменил характер международной классовой борьбы. Этот кризис все еще далек от разрешения. Он все такой же острый, как и в начале, и продолжает ухудшаться с каждым новым поворотом в глобальной ситуации. Такие периоды резких изменений также неминуемо отражаются в развитии рабочего движения и левых организаций. Подобные события становятся серьезной проверкой идей, организаций и тенденций, что нередко приводит к расколам, перегруппировкам и слияниям. Этот документ представляет собой наше общее понимание мировой ситуации, соглашение о наших методах включения в массовую борьбу и описание центральных задач, которые ставит перед рабочим классом новейший период.

Мировое положение и материальный базис нового подъема

Нынешний мировой кризис неизлечим традиционными средствами капитализма. Ни одна из попыток мировых правящих классов справиться с ним не способна дать решения, которое вернуло или установило бы заново потерянное равновесие системы. Более того, действия элит лишь увеличивали потенциал для новых кризисов и конфликтов. Пессимизм и предчувствие беды в разговорах стратегов мирового капитала вполне отражает тяжесть их положения. Постоянная тема этого нового периода в истории борьбы классов — недостаток «легитимности» капитализма: в экономической сфере, в международных отношениях, по вопросам окружающей среды и изменений климата. Провалы решений столь важных и глобальных вопросов находят социальное и политическое отражение в сознании миллионов. Этот очевидно ошибочный курс капитализма, с учетом реального страха и непонимания среди правящих элит, означает, что мы живем «на краю вулкана» — в одном шаге от массового подъема и даже революционных изменений.

Кризис 2008 года прервал недолгое внутреннее равновесие системы и относительную стабильность в мировой политике, установившиеся после обрушения сталинистских режимов. Тяжелые политические кризисы захлестывают мир и подрывают стабильность послевоенных двухпартийных систем в западных буржуазных демократиях, равно как и правительств всех оттенков в неоколониальных государствах. Избрание Дональда Трампа вопреки воле большей части правящего класса и тот вызов, который бросил Берни Сандерс Демократической партии — примеры кризиса самой политической системы крупнейшей мировой империалистической силы. Двухпартийные системы в Европе также подорваны сильнейшей политической и социальной поляризацией. Это приводит к появлению мини-Трампов типа Марин ле Пен и ей подобных. В левой части политического спектра кризис отразился возникновением и быстрым ростом новых левых формаций вроде Подемоса в Испании, Левого блока в Португалии, Непокоренной Франции и прежде — Сиризы в Греции, которая сейчас переметнулась вправо и чей путь лишь подчеркивает тяжелое положение в «традиционной» политике. Похожая ситуация и в Латинской Америке: реформистские правительства, рожденные на волне массовых движений и Боливарианской революции, провалились; идет наступление контрреволюции в Венесуэле; рабочий класс и молодежь дает жесткий отпор реакционной политике Макри в Аргентине, Темера в Бразилии и Ньето в Мексике. Все это вместе с экономическим кризисом ознаменовывает новый этап классовой борьбы.

В международных отношениях завершился период «однополярного» мира, последовавший за оттаиванием холодной войны и коллапсом сталинизма. Сейчас возник более нестабильный «многополярный» мир, в котором США теряют лидирующую политическую позицию в свете растущей экономической мощи Китая и — в меньшей степени — из-за российского милитаризма, что дает нам другую картину мирового баланса сил. Все существовавшие до этого буржуазные союзы и блоки — и не только в ЕС — проходят проверку на прочность, но уже сейчас можно сказать, что они подорваны неспособностью капитализма восстановить стабильный баланс в мировых отношениях, вышедший из-под контроля с мировым кризисом.

Мировой экономический кризис перепроизводства, который характеризуется инвестиционным кризисомИнвесторы и банки не готовы рисковать и вкладывают деньги либо в низкорисковые, либо в высоколиквидные активы для сохранения капитала. Поток инвестиций в производство резко уменьшается и хронической нехваткой спроса в мировой экономике, сейчас так же далек от разрешения, как и в момент своего начала. Все попытки мирового капитала справиться с этими фундаментальными проблемами рынка потерпели крах. Триллионы долларов, впрыснутые в мировую экономику в соответствии с так называемой политикой «количественного смягчения»Политика количественного смягчения (quantitative easing policy) — монетарная политика, при которой государство вливает деньги в экономику через Центробанк, в том числе ускоряя темпы инфляции, для 1) поддержки на плаву банков и крупных корпораций; 2) стимулирования инвестиций не принесли каких-либо желаемых результатов — и в стимулировании инвестиций, и в стимулировании спроса. Далекими от реальности оказались и представления многих буржуазных комментаторов о «новом моторе» мирового экономического роста — так называемых «развивающихся» или «растущих» странах во главе с Китаем. В нынешней фазе кризиса они сами оказались увлечены бурным потоком экономических потрясений. Глобальная «забастовка инвестиций» рисует карту препятствий на пути действительного развития мировой экономики — препятствий в виде частной собственности на богатства и средства производства, функционирующей при национальных границах.

Новый этап открытого классового противостояния

Кризис уже привел к основательным сдвигам в настроениях и осознании своих перспектив всеми классами и в особенности среди рабочих, молодежи и уязвимых групп населения. Марксисты предсказывали, что с началом кризиса откроется новый период революций и контрреволюций, и начиная с этого времени именно эти экстремальные точки классовой борьбы станут направлять мировые события. От революционного подъема «арабской весны» в 2011-м, через массовые протесты европейцев против урезания бюджетов и против «Тройки» и до нынешнего гражданского сопротивления трампизму в крупных городах США — везде этот период отмечен массовым выходом на сцену истории трудящихся людей.

Эти подъемы сопровождаются нарастающей поляризацией общества с явным сдвигом политического сознания масс влево. Однако одновременно мы видим рост интереса рабочих к крайне правым, что стало результатом политического банкротства левых реформистов (которые претендовали на роль выразителей интересов рабочих) и растерянности традиционных буржуазных партий. Мощным и в то же время незавершенным и неоднозначным выражением интереса к левым идеям можно считать возникновение во многих странах новых левых партий и организаций, таких как испанский Подемос, Непокоренная Франция и португальский Левый блок. К такому же интересу можно отнести и возникновение массовых левых движений вокруг Берни Сандерса и Джереми Корбина. По всему миру опросы показывают, что люди массово теряют иллюзии по поводу капитализма как «справедливой, правильной системы» и как растет интерес и поддержка идей социализма, что на нынешнем этапе особенно хорошо видно в США.

Новые левые формации противоречивы и переменчивы, что отражает природу периода, давшего им рождение. Они пройдут через быстрые трансформации, столкнутся с кризисами, разворотами в собственной политической линии и расколами. Попытки ребрендинга социал-демократических идей, которые лидеры реформистов защищали в прошлом, в наши дни обречены на провал, поскольку сегодня капитализм не в состоянии соглашаться на дорогостоящие реформы. Сегодняшняя роль марксистов — энергично вмешиваться и вовлекаться в процессы формирования новых левых сил и даже первоначально аполитичных массовых движений, смело и открыто защищая социалистическую классово-ориентированную программу. В то время как мы сами строим собственную революционную организацию, мы обязаны помогать таким движениям развиваться в массовые рабочие партии и вооружать их методами и программой революционной альтернативы капитализму.

Вопрос развития нынешних побед в социалистические преобразования

После периода общего отступления мирового рабочего движения, нынешний период представляет собой поворотную точку. Новая эра возможности революционных изменений открыта. Секции КРИ в Ирландии и США уже играют важные роли в рабочих движениях этих стран, а движения уже добились некоторых побед — отмены налога на воду в Ирландии и повышения минимальной зарплаты до 15$ в час в США. В то же время наши товарищи из РЛ, возглавляя испанский профсоюз студентов, вели победоносную борьбу с испанским правящим классом, не позволив урезать бюджеты на образование и став заметным маяком для испанского рабочего класса в борьбе против сокращения социального бюджета.

Эти победы показывают, что мы можем действовать вместе с массовыми движениями и в определенных обстоятельствах становиться ключевым фактором разворачивающейся ситуации, что отличает наши организации от других марксистских организаций. Эти достижения — лишь первые искры того, чего мы можем добиться, если следовать верному подходу, программе и методу. В наступающем периоде лидерство в социальных движениях, связанное с борьбой за преобразование общества, будет необходимостью для революционных марксистов. Наше объединение усиливает нашу способность достигать поставленных задач и может служить примером для других революционных организаций, которые мы также призываем присоединиться к борьбе в это время.

На этом заканчивается краткий анализ текущего положения и перспектив для революционных марксистов. Далее документ описывает обстоятельства раскола в КРИ 1992 года, при котором от КРИ, среди прочих, откололась испанская секция. Дается сжатый анализ противоречий и последствий периода распада сталинистских режимов в СССР и Восточном блоке для всех левых организаций, включая вопрос тогдашнего отступления рабочего движения и нынешнего состояния социал-демократии.

Причины раскола: что случилось с СССР?

Наше объединение (Комитета за рабочий интернационал и Революционной левой — прим. пер.) происходит после более чем двадцати лет раздельной, но параллельной борьбы, которая началась с международного раскола в КРИ в 1992 году. Этот раскол произошел во многом из-за резких изменений тогдашней мировой ситуации — в связи с крушением сталинистских режимов в СССР и Восточной Европе.

Сперва лидеры возникшего в КРИ меньшинства объявили большинство в британской секции и Международном секретариате «бюрократической кликой», использующей «административные методы». После большой дискуссии и дебатов эти обвинения были отвергнуты подавляющим большинством членов КРИ. В действительности, повторявшиеся как мантра персональные нападки тогдашнего меньшинства (например, против «тааффизмаПо имени одного из членов международного секретариата КРИ Питера Тааффа, одного из основателей Militant, британской троцкистской группы, положившей начало КРИ.») сами были пропитаны бюрократическим и сталинистским духом. Однако фундаментом подобных обвинений были исключительно политические разногласия: о природе того периода и о перспективах реставрации капитализма в СССР, Восточном блоке и Китае, о нашем подходе к работе в социал-демократических партиях и о наших тактиках построения революционных партий, о национальном вопросе и — о необходимости коллективного руководства, основанного на демократических началах, в противовес персоналистскому подходу с бесконечной жаждой престижа.

Меньшинство откололось от КРИ для того, чтобы основать Международную Марксистскую Тенденцию (ММТ), но они не были готовы разобраться в изменившемся мировом положении после коллапса сталинизма. Реставрация капитализма в СССР и Восточном блоке вела к неминуемым последствиям. Падение «социалистических» правительств ускорило процесс обуржуазивания и сдвига вправо большинства традиционных массовых партий рабочего класса, особенно социал-демократического толка, но также и со сталинистским происхождением — Лейбористской партии в Британии, французской Социалистической партии, Испанской социалистической рабочей партии, итальянской Демократической партии и так далее, и тому подобные. Это был общий тренд, ответ на кардинальные изменения расклада сил. Распад СССР жестоко повлиял и на политическое сознание рабочего класса, поколебав надежду на социализм как жизнеспособную альтернативу капитализму. Это открыло дорогу всем сортам реакционных и ошибочных идей о том, как рабочий класс мог бы повысить свой уровень жизни. Многие из них имели абсолютно мелкобуржуазную природу.

Тот исторический период поставил новые задачи и бросил новые вызовы рабочему классу и организациям революционных марксистов, включая КРИ. Меньшинство, ставшее ММТ, не смогло справиться с очевидным изменением мировой ситуации и многократно отказывалось признать свои ошибки. Они не только не смогли понять, что случилось с СССР, но до 1997-1998 годов даже отказывались признать, что в России произошла реставрация капитализма. Им никогда не хватало смелости признать свои ошибки — хотя бы ради самого марксистского метода или для того, чтобы верно подготовить новое поколение кадров.

Международная марксистская тенденция: ошибки и разрыв с Революционной левой

Подобные ошибки с оценкой ситуации повторялись многократно. ММТ продолжала повторять старую формулу энтризма в то время, когда для работы внутри окончательно ставших буржуазными партий социал-демократии уже не было условий и когда открывались новые возможности для независимой работы. Все документы той дискуссии между большинством и меньшинством сейчас находятся в открытом доступе на сайте marxist.net. Однако рядовые члены испанской организации, чье руководство приняло сторону меньшинства, не были ознакомлены с ними — что показывает бюрократический подход лидеров того, что стало впоследствии ММТ.

В 2009 году испанская секция и части мексиканской и венесуэльской секций приняли решение о выходе из ММТ по исключительно политическим причинам. Причины раскола были, в сущности, теми же, из-за которых произошел раскол в КРИ в 1992 году.

Существовали фундаментальные разногласия в оценке природы того периода, который открылся в 2008 году с началом мирового кризиса и в методах участия организации в классовой борьбе. Руководство ММТ преуменьшало размах кризиса и его социальные, политические и военные последствия. Применив абсолютно механический метод анализа, они заявили, что никакой значительный подъем в классовой борьбе невозможен до нового экономического бума. Эта ошибочная теоретическая позиция имела и множество практических применений в политической работе ММТ. Испанская, венесуэльская и мексиканская секции критиковали теоретические построения ММТ и отказались принять предлагаемый «созерцательный» подход. Энергичное вмешательство РЛ в первые классовые схватки кризисного периода в Испании и особенно их участие в забастовках по призыву националистических профсоюзов в Стране Басков, стало причиной большого столкновения между РЛ и руководством ММТ. РЛ поддержала эти забастовки, мобилизовав все свои силы в защиту рабочего движения и продвигая интернационалистскую социалистическую программу. Руководство ММТ отказалось поддержать забастовки и обвинило РЛ в том, что ее члены — «прихвостни мелкобуржуазных баскских националистов».

Существовали принципиальные различия в стратегии построения революционной партии. Руководство ММТ лишь повторяло безжизненные формулы о работе в массовых организациях и об энтризме. Они так никогда и не признали своих ошибок по этому вопросу. Политическое развитие и рост влияния испанской секции, которая два десятка лет вела практически независимую работу, стали рассматриваться руководством ММТ как угроза их оппортунистической политике и лидерскому престижу. Постоянные стычки и противоречия длились несколько лет. РЛ оппонировала бюрократическим и оппортунистским методам ММТ в Венесуэле; многие вопросы вообще не обсуждались, а решения по ним за закрытыми дверями принимал Международный секретариат ММТ; существовали проблемы с внутренней демократией в организации — дискуссии не проводились, спорные вопросы или трудности организации систематически скрывались от рядовых членов, а само отношение к ним было покровительственным. В итоге Международный секретариат ММТ обвинил руководство испанской секции в «ультра-левизне и тааффизме» и в «отказе от работы в массовых организациях». На практике же они потребовали от нас порвать с профсоюзом студентов (Sindicato de Estudiantes, Испания, 25 000 членов — прим. пер.) и работать только внутри Объединенной левой (Izquierda Unida) — испанской рабочей организации, которая на тот момент была абсолютно неактивной.

ММТ защищала право на самоопределение наций на бумаге, но практика показала их полнейшее пренебрежение к массовым движениям в Каталонии и Стране Басков, требующих национальной независимости и демократии. Они отказались присоединиться к этому движению даже для защиты марксистской программы.

Этот опыт привел испанскую секцию к такому выводу: руководство ММТ было организовано вокруг престижа и личного культа лидера, что вело к недемократичному внутреннему режиму и атмосфере сталинистской организации. Такой режим вел к презрительному отношению к тактикам строительства организации среди молодежи и молодого рабочего класса.

После этого вывода испанская секция и большинство в венесуэльской и мексиканской секциях провели дискуссию и подвели немалый счет различиям в политических и теоретических взглядах с ММТ. Политические заключения РЛ как независимой организации, а также их практическое участие в движениях и знания о том, как направлять свои действия внутри реального движения рабочих и молодежи выступают в качестве основы для нашего (РЛ и КРИ — прим. пер.) объединения.

Почему и для чего объединяются Комитет за рабочий интернационал и Революционная левая?

Наше объединение базируется на широком согласии о перспективах мирового капитализма и задач, которые встают сейчас перед марксистами. И даже больше — у нас есть общий взгляд и на другие вопросы. Наш общий опыт дискуссий и борьбы бок-о-бок показал, что мы согласны друг с другом не только по поводу идей и перспектив, но также по вопросам стратегии, тактики, программы и ориентации на массовые подъемы и движения. Как сказал Ленин, без революционных идей невозможно революционное движение. Но аналогично, без практики теории и идеи слепы.

Проверка наших идей и действий путем насыщенной, хотя пока еще не столь долгой совместной работы, подтвердила основания, на которых мы планировали объединяться. И сейчас обе организации, РЛ и КРИ, полны энтузиазма и решимости завершить это объединение.

Наша задача — создать мощный самостоятельный фактор, массовую силу и взрастить сильное революционное руководство для грядущих массовых классовых столкновений, поскольку отсутствие такого руководства в прошлом оборачивалось крахом множества революционных возможностей. В год столетия бессмертной русской революции пример большевистской партии — их далеко идущая теоретическая перспектива, упорная идеологическая борьба за ясность программы, тактическая гибкость и решительность действий — остается ориентиром для наших объединенных организаций.

Как мы видим борьбу и революционные перспективы

Наш революционный интернационал и национальные секции четко ориентированы на включение в массовую борьбу там, где она возникает, а также в профсоюзы и политические организации рабочего класса. Мы соблюдаем принцип политической и организационной независимости революционной партии и выступаем против ликвидаторских трендовЛиквидаторами мы называем тех, кто придерживается позиции максимально широкого и компромиссного участия в сторонних широких организациях или профсоюзах. КРИ и РЛ выступают за обязательное сохранение собственной организационной структуры внутри других структур — например, если член наших организаций входит в руководство профсоюза, то он все равно подчиняется руководящим органам наших организаций и проводит ее линию и соглашательства, которые стремятся обесценить роль и задачи революционной партии. Революционная организация должна быть памятью рабочего класса и продолжателем его революционной борьбы против капиталистической системы. Тактическая гибкость вкупе с принципиальной и программной убежденностью — отличительный знак наших общей политической истории и нашего метода. В то же время мы защищаем ту позицию, что революционная партия может быть позвоночником — важнейшим внутренним стержнем — всего массового движения рабочих и молодежи.

Мы стоим на программных основаниях революционного социализма: на главных документах первых четырех конгрессах Третьего интернационала, на дополнительных к ним документах Левой оппозиции о борьбе со сталинизмом, на важности переходной программы и соответствующего метода, а также на методах и идеях Маркса, Энгельса, Ленина и Троцкого, выработавших научный подход к социализму. Стержнем нашей программы остается уничтожение капитализма и буржуазных режимов и замена их на рабочее правительство на базе обобществленной собственности в производственном и финансовом секторах под демократическим контролем со стороны рабочего класса. Мы стоим за плановую экономику в мировом масштабе и совместную демократическую выработку планов производства для решения самых серьезных проблем человечества: кризиса, бедности, голода, войны и всех форм угнетения.

Марксисты вступают на передовую в борьбе против всех видов угнетения и подавления, для объединения рабочего класса и всех угнетенных вокруг перспективы социалистических изменений. Мы противостоим национальному угнетению во всех формах и решительно защищаем право наций на самоопределение — включая право на независимость — угнетаемых народов. В то же время мы защищаем максимальное единство в политической борьбе рабочего класса несмотря на любые границы. Только рабочий класс и угнетенные, вооруженные социалистической программой, могут вести последовательную борьбу за национальное освобождение, равно как и против других форм угнетения. Мы противопоставляем риторике «национального единства», используемой классом капиталистов, идею интернационального единства в противостоянии с капиталистами — то есть призываем бороться за национальные и демократические права как часть общей борьбы за социализм. Как марксисты, мы отвергаем однобокий схематичный подход к национальному вопросу и понимаем, что многогранная природа этого важнейшего вопроса требует гибкого подхода и скрупулезного изучения каждого случая и соответствующих обстоятельств.

Борьба за освобождение женщин и защита от правых атак того положения, которое было завоевано женщинами из рабочего класса за прошедшие десятилетия, были одними из наиболее сильных выражений классовой борьбы в последнее время. Мы боремся за полное освобождение женщин рабочего класса от шовинистического угнетения и выступаем за социалистический феминизм, который невероятно усиливает мощь всего рабочего движения. Только социалистическая борьба рабочих является единственной силой, способной побороть систему, в которой так глубоко укоренились сексизм и мизогиния. Наша работа в массовых женских движениях развивалась в схватках с неэффективным и стерильным буржуазным и мелкобуржуазным феминизмом. Марксисты обязаны бороться за ведущую роль в борьбе против угнетения женщин, против расизма и в защиту прав ЛГБТИК+.

Для любой живой марксистской организации, связанной с рабочим классом и молодежью, неизбежны дискуссии, дебаты, товарищеские разногласия и даже, когда это необходимо, — расколы. Бурные периоды неизбежно помещают жаждущих изменений людей под серьезное давление — оппортунистическое, ультра-левое или какое-нибудь иное — от которого не застрахована ни одна партия. Спокойное, открытое и демократическое ведение дебатов и выяснение политических разногласий является фундаментальной основой наших общих методов. Периоды, подобные сегодняшнему — не только периоды слияний и объединений, но также дискуссий и споров, ведущихся по-товарищески и по-братски, от которых не прячется и не увиливает ни один революционер.

Комитет за рабочий интернационал вместе с нашими новыми товарищами из Революционной левой — международная марксистская сила с реальной базой среди рабочего класса и молодежи в 45 странах. Мы не делаем попытки объявить себя «тем самым» массовым революционным интернационалом всего рабочего класса. Наша цель — в том, чтобы сыграть важную роль, быть центральной силой в построении такого интернационала, вместе с теми, кто сейчас не в наших рядах. Мы всерьез обращаемся ко всем революционерам о необходимости принципиального единства на основе марксистского понимания экономических и политических процессов и с просьбой вступать в дискуссии и дебаты о том, как лучше всего построить интернационал, способный повести за собой грядущую всемирную социалистическую революцию.