Socialist
News




Рабочая Демократия \ Левый Авангард

История КРИ в СНГ. Молодежь 90-х

1995-2001 года

29 апреля 2018

Вторая часть большого рассказа об истории Комитета за Рабочий Интернационал (КРИ) в России и СНГ. Не пропустите первую часть!

Забег на длинную дистанцию

После 1993 года политическая радикализация значительно спала. Рабочий класс надолго выпал из политики в качестве активного элемента. Конечно, и после 93-го в протестах не было недостатка. Но все это были разрозненные и, как правило, стихийные оборонительные бои в неблагоприятных условиях экономического спада, который шел, с небольшим замедлением в 97-ом году, к шоку 98-го.

Анализируя более двадцати лет назад политическую ситуацию, мы выделяли ее основные черты, многие из которых не менее, если не более, характерны и для нынешнего времени:

Российское буржуазное государство имеет сегодня форму бонапартизма. Это явление существовало во всех классовых формациях. Две основные черты присущи бонапартизму во все времена. Во-первых, отрыв государственного аппарата не только от общества, но и от правящего класса, служить которому он призван. Во-вторых, маневрирование и арбитраж бонапартистской администрации между классами, социальными слоями и внутриклассовыми группами с целью сохранения политического равновесия...

... Бонапартизм призывается спасти ситуацию в моменты острых классовых раздоров в обществе, когда правящий класс чувствует себя крайне неуверенно и не может найти общего языка внутри самого себя. В такое время госаппарат приобретает особую значимость и свободу действий для спасения привилегированных слоев. И он готов использовать любые меры вплоть до репрессий и нажима на „своих“.

...После октября-93 почти все буржуазные партии и политики приняли с восторгом или смирились и с новой Конституцией, и с двухпалатным Парламентом, и с „сильным“ президентом. То есть со всеми необходимыми и достаточными для современной России атрибутами и фиговыми листками бонапартизма.

... Но российский бонапартизм имеет упадочный и реакционный характер... Молодая буржуазная Россия родилась дряхлым стариком. Удерживать подобие равновесия в стране Ельцину помогает только одно — рабочий класс еще не включился в борьбу, он распылен и неорганизован... Ельцин, хотя и боится выступления масс, балансирует сегодня, в основном, между частями правящего класса... и только поэтому кажется неуязвимым
.
Газета «Рабочая Демократия», № 23-24, апрель 1995

«Большая» политика надолго сосредоточилась вокруг выборов. Но и выбирать было особенно не из кого, хотя стихийный протест прорывался и через голосование: в декабре 1993 года за ЛДПР, получившую 33% голосов, двумя годами позже — за КПРФ и ее союзников. Разумеется, далеко не безразлично, какие силы будут представлены в парламенте, но и выбор «меньшего зла» — далеко не всегда хороший выбор. Принимая в этот период лозунг «Ни одного голоса правым» (т.е. партиям «Наш дом Россия», ЛДПР, СПС и прочим из этого спектра), мы в то же время обращали внимание и на некоторые примечательные моменты из предвыборной агитации КПРФ образца 1995-96 годов, которые делали для нас невозможной ее поддержку на выборах:

1. Сохранение частной собственности и привлечение частных инвестиций. Примечательно заявление Амана Тулеева, тогда входившего в число «красных губернаторов» — нам нужны предприниматели

2. Протекционизм, увеличение государственных расходов, снижение налогов, повышение покупательной способности через социальные выплаты, пенсии и зарплаты

3. Умеренная инфляция с девальвацией рубля — хорошо для экспортеров, знающих, что долларовая выручка будет дорожать, высокая процентная ставка.

4. Передача государству рентабельных предприятий (нефть, золото, алкоголь), чтобы наполнить бюджет. Но — это означает также новые заказы и новые ниши для несчетного количества частных фирм.

Если капитализму в России суждено жить и двигаться, то только на костылях такой или подобной экономической политики.
Газета «Рабочая Демократия» № 2 (28), июнь 1996

Не вина Зюганова и его соратников, что для реализации похожей программы в «пост-Ельцинский» период правящий класс нашел других, более надежных исполнителей.

Тогда же было сформулировано и наше отношение к выборам, на которых невозможно поддержать ни одного из кандидатов:

Даже в сегодняшних условиях можно достичь определенного успеха и задела на будущее, если такая [предвыборная] кампания приведет к новому уровню организации и сознания; к выявлению новых активистов; к организованному контролю за выбранными кандидатами; к ускорению процессов в рабочем классе... В истории часто случается, что нет никаких кандидатов, представляющих интересы рабочих. Но „Рабочая Демократия“ приветствовала бы такие достижения, как очаги самоорганизации для предвыборной, выборной и послевыборной борьбы за свои политические интересы, чтобы заложить основы настоящей партии рабочих в будущем.
Газета «Рабочая Демократия» № 3-4 (25-26), ноябрь 1995

Ранее — в декабре 1993 года — у нас был случай продемонстрировать подобный подход на практике, когда на выборах в Госдуму от Мытищ, где проживал один из наших товарищей, выставили свои кандидатуры Федоров (один из руководителей РНЕ), миллионер Константин Боровой и Сергей Мавроди. В течение всей избирательной кампании мы заклеивали город плакатами и листовками с разъяснением, что простым трудящимся совершенно незачем выбирать между миллионером, жуликом и фашистом. Пожалуй, в необычно высоком — около 8% — количестве голосов, отданных в Мытищах кандидату «Против всех», была определенная доля и нашей агитации.

Однако же, общий спад не мог не сказаться и на нашей организации. Подспудные надежды найти и привлечь готовых активистов не сбывались. Не существовало хранилища законсервированных готовых к употреблению марксистов, которых можно было бы извлечь на свет и сразу же пустить в дело. Теперь кадры предстояло не просто искать — их нужно было выращивать из приходившей в организацию молодежи, имевшей зачастую самые путаные представления об истории, социализме, экономике, политике или партстроительстве. Организации предстоял забег на гораздо более длинную дистанцию, чем можно было предположить вначале.

СНГ. Первые контакты

Первой отдушиной для организации в середине 90-х стало установление связи с близкими по взглядам группами во вновь возникших после распада СССР странах СНГ, прежде всего в Украине, Молдове и Казахстане. Как правило, все это были молодые люди, чаще всего — представители левого крыла молодежных организаций компартий, недовольных политикой своего руководства.

Точкой соприкосновения стало то, что наша организация одна из немногих никогда не предавалась иллюзиям по поводу возможности механического восстановления СССР, считая, что это было бы лишь завуалированной формой подчинения вновь образованных республик российскому империализму. В совместном заявлении с группой «Робiтничий Спротив», — одними из первых ее активистов были Олег Верник и Сергей Мигаль — ставшей чуть позднее украинской частью секции КРИ в СНГ, мы четко определили свое отношение к этому вопросу.

Народы, жившие в СССР, лучше чем их политики усвоили необходимость интернационального сотрудничества. Но к сожалению эта идея используется некоторыми левыми силами ... без учета обстоятельств, сложившихся в разных независимых национальных государствах... Объединение, когда почти 70% российской промышленности уже приватизировано, а на Украине — лишь 20%, означало бы ускорение капитализации [перехода к капитализму] Украины. Ныне объединение в рамках бывшего СССР возможно только на основе программы рыночных реформ и приватизации, которая приведет народы бывшего Союза лишь к еще большему упадку. Кто выиграет, так это русские и украинские предприниматели. Это была бы не просто капитализация Украины, а ее колонизация Россией... Западные державы не отдадут свои рынки. Для России есть только одна возможность — эксплуатация стран СНГ. В недалеком будущем „Газпром“ снова потребует от Украины мировых цен на нефть... Более того, опасность в том, что поддержка формального лозунга за восстановление Советского Союза может привести радикальные левые силы как в других республиках, так и на Украине в условия фактической защиты русского империализма. Что уже произошло с ... КПРФ.
Газета «Рабочая Демократия» № 20, сентябрь 1994

Забавный курьез, но когда в 1996 году КПРФ в популистских целях провела через Госдуму законопроект об отмене Беловежских соглашений, положивших конец СССР и началу существования СНГ, никакого фурора это ритуальное действо не произвело. Местные буржуазии и бюрократические кланы — вот неожиданность! — совершенно не спешили кинуться под крыло российского империализма.

Со своей стороны, новая федерация представлялась нам только как добровольный союз рабочих государств, а не насильственное объединение под эгидой российского империализма или нового издания государственной бюрократии.

Рабочая Демократия» вместе со своими товарищами из „Робiтничий Спротив“ считают — трудящимся остается самим бороться за свои права... Рабочие должны поддерживать друг друга, а точнее бороться вместе за то, чтобы восстановление экономических связей произошло на выгодных для трудящихся условиях. С рабочим контролем за производством и распределением; с уничтожением капитализма и заводских бюрократий; с демонтажем обоих буржуазных госаппаратов... Поэтому единственным требованием текущего момента [в национальном вопросе] должно быть: За добровольную федерацию рабочих государств....
Газета «Рабочая Демократия» № 20, сентябрь 1994

Возвращаясь к ситуации в Украине, не лишним будет остановиться на основных моментах, из которых мы исходили во все время существования нашей украинской организации.

Украину традиционно — до 2007-08 гг. — отличала большая, по сравнению с другими республиками СНГ, демократичность политического режима. Бонапартистские тенденции, безусловно, существовали и здесь. Украинский капитализм был намного слабее российского, а кроме того в значительной степени зависим от него в поставках энергоресурсов. Правящая верхушка столь же традиционно поэтому распадалась на враждующие кланы, одни из которых тяготели к России, другие — к Западной Европе, ища в ней противовес экспансии российского капитала. Президент же, как и в России, вынужден был играть роль суперарбитра в борьбе олигархических кланов.

В игре мировых геополитических сил Запад использует Украину в качестве буфера и санитарного кордона, подпитывая ее в меру имперских поползновений России, но не настолько, чтобы допустить ее действительную независимость. От санкций к Югославии Украина потерпела убыток в несколько миллионов долларов. Но выступить против не имеет права. Выступишь — не получишь кредитов.
Газета «Рабочая Демократия» № 3-4 (25-26), ноябрь 1995
Будучи заинтересованными в ориентации массового сознания украинского общества на Запад, лидеры прозападной буржуазии пытаются разжечь украинский национализм, не гнушаясь при этом услугами фашистов... Самые влиятельные из этих лидеров в прошлой олигархической войне, стремясь отстоять за собой экономически наиболее развитые восточные области Украины, поднимали лозунги двух государственных языков и экономической интеграции с Россией. Поставленные... в положение оппозиции, лидеры прозападного клана стремятся националистические лозунги комбинировать с демократическими, жестко критикуя коррумпированный государственный аппарат... Любопытно, что борьбу с президентской коррумпированностью возглавляют соратники людей, которые в одной команде с президентом делали первые шаги в накоплении первичного капитала.
Резолюция о текущей политической ситуации в Украине. Материалы 3-го съезда КРИ в СНГ, апрель 2001

В это же время завязываются связи и с Казахстаном, куда наша газета стала проникать через Уральск. Отзыв одного из рабочих уральского завода «Металлист»:

Нам нужна эта газета. Капля камень долбит. Мы задействуем нашу сеть активистов и будем распространять ее возле магазинов, на проходных, на самих предприятиях... Необходимо, чтобы эту газету читали именно рабочие, учились... классовой борьбе.
Газета «Рабочая Демократия» № 23-24, апрель 1995

В отличие от Украины и России, ситуация в Казахстане гораздо быстрее скатилась к откровенной диктатуре. Но было и другое существенное отличие — после распада СССР Казахстану достались сравнительно мощный промышленный потенциал, большие запасы природных ресурсов и мощный рабочий класс, зачастую сконцентрированный в моногородах при общей малочисленности и редкости населения. При слабости местной буржуазии ее «демократическая» часть быстро проиграла схватку тем, кто сделал ставку на союз с транснациональными корпорациями и коррумпированным госаппаратом.

Казахстан прочно занял место в разряде стран третьего мира... В республике фактически ликвидированы целые отрасли промышленности... Медленно, но верно разрушаются и уничтожаются целые рабочие поселки...

Разрушение бывших колхозов и совхозов дошло до такой грани, что в ряде регионов... люди остались практически без питания. Там уже есть факты голодной смерти и массовой дистрофии.

Под видом приватизации наиболее прибыльные объекты госсобственности, торговый и банковский капитал сконцентрировались в руках ограниченной группы чиновников и национальной буржуазии. Цветная металлургия, добывающая промышленность, и основные сырьевые месторождения попали в руки транснациональных корпораций...

... Рабочий класс дезориентирован, психологически подавлен и находится в стадии деградации...

Провал экономических реформ и слабость национальной буржуазии привели к концентрации всей власти в руках президента Назарбаева и его исполнительных структур.

Всестороннее же усиление полицейских органов, сознательное разжигание межнациональной розни, преследование активистов оппозиции продиктованы боязнью правящих классов перед возможным социальным взрывом
.
Газета «Левый Авангард» № 1 (30) май 1997 года

Соответственно, наиболее упорными и последовательными защитниками социальных и политических прав рабочих и близких к ним слоев трудящихся, жестоко пострадавших от деиндустриализации 90-х, оказываются немногочисленные группы активистов левых организаций и независимых профсоюзов. Уже в середине 90-х они попадают под каток политических репрессий — увольнения с работы и аресты по сфабрикованным административным и даже уголовным делам — наш товарищ Айнур Курманов и два его товарища отсидели 5 месяцев в СИЗО и были осуждены к условному сроку за «оскорбление президента» (на деле — за организацию независимого профсоюза на уральском заводе «Металлист»). Один из них — Сергей Колоколов — семь месяцев спустя, в октябре 1998 года, умер от обострившейся в СИЗО болезни почек, результата намеренно бесчеловечных условий содержания.

Из письма Сергея Колоколова родным из СИЗО:

Мама! ... Я очень скучаю по тебе, по дому, по моим увлечениям. Мне плохо здесь, очень плохо. Я боюсь за свою жизнь. Мне кажется, что все кончено. Мой конец подходит. А ведь так хотел учиться. Мое здоровье не позволяет мне находиться в этом заведении... Я не хочу умирать. Я схожу с ума. У меня пропадает память. И я часто забываю, кто я такой, что мне нужно, не понимаю, что происходит... Не могу удержаться от мысли, что я могу умереть или покончить с собой.

Из последнего слова Айнура Курманова на суде в Уральске, 11 февраля 1998 года:

Государственная система подавления применяется в отношении тех самых безработных, бывших рабочих, которых я представляю... Их [представителей Комитета Национальной Безопасности] покрытым жирком умишком никогда не понять, что такое слезы матери, которая думает, как накормить голодных детей, что такое голодные дети, попрошайничающие по подъездам... Я это видел и на заводах. Я сам лично падал возле станка без сознания — от недоедания, от перенапряжения, из-за того, что по 10-12 месяцев не получал зарплаты... Судят меня и моих товарищей за то, что мы не боялись, за то что мы не боимся, за то, что мы не молчали как мыши и пытались что-то сделать... Моя жизнь принадлежит тысячам, десяткам тысяч обездоленных, неимущих, голодных, но ни в коем случае не этим жирным „генералам“ в лампасах... (Зал взрывается овациями; некоторые плачут. Судья безуспешно пытается успокоить... людей).
Газета «Левый Авангард» № 32, апрель 1998. Цитата по диктофонной записи журналиста Эрика Нуршина

С этого же времени берет старт и практически непрерывная наша международная кампания солидарности с рабочим движением Казахстана. Начиная с 1997 года наши пикеты становятся частыми и всегда нежелательными гостями у посольств Казахстана, в том числе и у посольства в Москве — напоминая чиновникам, что репрессии и нарушения прав рабочих не удастся сохранить в тайне, и ободряя рабочих и социальных активистов тем, что их голос будет услышан во всем мире.

Из ответа сотрудника Карагандинской прокуратуры Акулова на протест Соцпартии Англии по поводу преследования профсоюзных активистов в Казахстане:

Республика Казахстан, являясь достойным членом мирового сообщества, неукоснительно соблюдает общепринятые принципы развития демократического и правового государства, уважает принципы и нормы международного права.
Газета «Левый Авангард» № 34

Антифашизм, антимилитаризм и самоопределение

Война в Чечне, постепенно расползающаяся по всему Северному Кавказу, стала своеобразной «визитной карточкой» России 90-х. Задуманная как молниеносная операция по «наведению порядка», она превратилась в многолетнюю кровоточащую язву, усугубляющую экономический кризис и разъедающую и без того неустойчивую российскую политическую систему.

Критикуя как либеральный, так и великодержавно-шовинистический подход к национальному вопросу, мы всегда выступали против самозванных «освободителей», считая дело национального освобождения исключительно одной из задач совместной борьбы трудящихся разных наций. Показателен прогноз, который мы делали во время эскалации российско-чеченских отношений, незадолго до начала первой чеченской войны.

Официальная пропаганда сознательно лжет, карикатурно выставляя демократическую, европейскую Россию против клановой, азиатской Чечни. Русские бизнесмены не стесняясь используют чеченские группировки в своих разборках, представляясь затем с экранов ТВ гуманными цивилизаторами...

Мы против имперского манипулирования различными политическими силами в Чечне. Оружие и деньги будут оседать в руках политиканов и полевых командиров, будут привлекать наемников и бандитов. Ничего кроме горя, слез и смерти не только в Чечню, но и в Россию это не принесет... Ни в Боснии, ни в Северной Ирландии, ни в Сомали никакая армия не может установить стабильность и мир... Начало военного конфликта будет означать сплочение чеченцев вокруг Дудаева и консолидацию кавказских народов против России...

В этой, пока еще только возможной войне, „Рабочая демократия“ будет поддерживать право Чечни на самоопределение против Российского империализма. Но если рабочий класс Чечни не возьмет дело национального объединения в свои руки, тогда религиозные лидеры и полевые командиры разорвут республику на „собственные“ части... Правящие верхушки попытаются прикрыться военным положением для удушения остатков политических свобод и ослабления пролетариата как в России, так и в Чечне...

Чеченцы в Москве закономерно опасаются провокаций со стороны властей. Рабочие обязаны бороться против войны и ее возможности, выступая против правительства Ельцина, против военного финансирования, заказов и поставок. Именно такого объединения масс под антивоенными требованиями боится правящий режим в России...
.
Газета «Рабочая Демократия» № 5-6 (21-22), декабрь 1994

Обнищание масс, бесконечная и малоудачная война на Кавказе и ответные террористические атаки подогревали подъем ультраправых. «Антифашистские» указы, которые можно с такой же легкостью использовать против левых — все это мы видели и в середине 90-х. Ничего нового в этом плане нынешний российский режим не выдумал, он только довел до совершенства тенденции, заложенные его предшественниками.

Фашистская, неофашистская и шовинистическая идеология могут найти отклик среди доведенных до отчаяния людей, которые не видят выхода из экономического спада, роста нищеты и крайнего расслоения общества. Поэтому для уничтожения причин роста крайне правых, необходимо остановить реставрацию капитализма... „Запрет“ [фашистских организаций — ред.] создал бы для режима возможность использовать закон против своих оппонентов, пусть даже раньше они назывались „чеченцы“, „студенты“ или „забастовщики“. Данный указ — удобное средство для борьбы со всяким левым рабочим движением...

Результативная кампания означала бы следующее: многотиражная пропаганда, объясняющая историю и цели фашистов; полная чистка госаппарата от всех, кто помогает и финансирует фашистов; немедленный конец расистской кампании милиции против „лиц кавказской национальности“ и прекращение войны против Чечни... Мы не доверяем и не радуемся запрету фашистских организаций государством... Мы выступаем за решительные действия рабочих и молодежи
.
Газета «Рабочая Демократия» № 23-24, апрель 1995

Не лишним будет напомнить, что основную часть мигрантов, против которых в том числе направлялись атаки националистов, в середине 90-х составляли вполне себе «европейские» квалифицированные рабочие из Украины и Молдовы.

Люберцевский трест отделочных работ СУОР... нанимает опытных молдавских рабочих... Проезд и питание за свой счет. Молдаване работают весь световой день, чтобы управиться с полугодовым заданием за месяц.
Газета «Рабочая Демократия» № 18-19, май 1994

После кризиса 1998 года, когда сформировался слой, осознавший, что им нечего ждать от реставрированного капитализма, «в политику» — точнее, в левую политику — начала приходить молодежь. К этому времени относится формирование условно-левых организаций АКМ, РКСМ(б), СКМ и т.д. В это же время и даже несколько ранее и наша организация решает делать ставку на молодежь — 1996/97, когда наши товарищи, пытаясь использовать европейский опыт широкого движения YRE («Молодежь против расизма в Европе»), участвовали в организации рок-концертов «Фашистов и буржуев на...» и пытались объединять немногочисленных левых антифашистов в рамках «Левого антифашистского сопротивления» (ЛАС).

Из программы «ЛАС»:

Под фашизмом и расизмом мы понимаем:

— разжигание межнациональной и религиозной розни во всех ее проявлениях

— теоретическое обоснование превосходства одной нации над другой

— идею „сильного“ государства опирающегося на великодержавность, милитаризм, олигархию, господство одной нации над другой в интересах сохранения власти и собственности буржуазии

— любые активные действия, направленные на реализацию этих пунктов

Наша тактика

Относительно борьбы с фашизмом мы приемлем практически все методы... На сегодняшний день наиболее реальным является организация широкой пропаганды в самых различных формах

[Наши] методы будут направлены прежде всего:

— на идеологический разгром и освещение полной несостоятельности фашистской идеологии

— на разоблачение реакционной сущности проводимой фашистами политики, смыкающейся с существующим правительством в таких наиболее важных вопросах как война в Чечне, поддержка РНЕ Ельцина на выборах, упор на „этнический“ характер преступных группировок

— на организацию молодежи, трудящихся и всех угнетенных независимо от национальности на борьбу за свои права (требование зарплаты..., призыв в армию, прекращение этнической дискриминации, в защиту экологии и т.д.)

... Мы полагаем, что полное уничтожение фашизма возможно только при условии ликвидации современной капиталистической системы, так как именно она несет в себе ту степень безысходности и деградации общества, которая является главным условием существования фашистской доктрины...
.
Газета «Левый Авангард» № 1 (30), май 1997 г.

Важным шагом вперед стал летний лагерь ЛАС 9 — 14 августа 1997 года, собравший около 60 человек. География участников была довольно широкой — Москва, Воронеж, Минск, Киев, Черновцы, Алматы, Кустанай, Уральск, Сумы, Бельцы. Из этих кампаний пришел тот костяк молодых членов организации, который вынес на себе всю ее работу в дальнейшем. Сегодня уже вполне можно сказать, что эта ставка на молодежь целиком и полностью себя оправдала, несмотря даже на то, что несколько раз в течение последующих лет организация оказывалась на грани распада и исчезновения.

Немного о левом феминизме

Конечно, с гендерным балансом в организации дела никогда не обстояли достаточно хорошо. Реставрированный капитализм активно упрочивал и давал новую жизнь сохранявшимся и в советские времена патриархальным мерзостям. Причины, по которым женщины не так активно, как могли бы, шли в «низовую» политику, описывали наши товарищки еще в середине 90-х, и эти выводы остаются актуальными до сих пор:

...В среднем их [женщин] сегодняшняя зарплата составляет половину зарплаты мужчин... Число безработных женщин по меньшей мере в два раза выше, чем мужчин...

Именно женщина оказалась под шквалом инфляции. Именно ее время и энергия уходит на хождение по магазинам, стирку, готовку и прочие виды домашней каторги, ее кошелек — мишень для возросших цен...

Растет преступность, алкоголизм и наркомания. Задерганные мужчины срывают свое раздражение на женах и детях.

Если женщина подвергается насилию в семье или при распаде брака, то ей некуда уйти. Нет государственных служб, которые бы помогли женщине в этой ситуации...

Закрытие государственных больниц, повышение цен на школьные обеды и транспорт, сокращение государственной поддержки — это, прежде всего, удар по рабочей женщине. Одновременно идет промывание мозгов идеологией нового типа. При капиталистических режимах всех мастей ведется пропаганда, нацеленная на то, чтобы заставить женщину нести на себе груз обязанностей, которые может и должно нести государство...

Простые женщины настолько поглощены выживанием семьи, что не находят времени на досуг, не говоря уже о политической борьбе. К тому же нам постоянно твердят, что женщина должна хорошо выглядеть, элегантно одеваться и думать о любви, а не о политике...

... Вопрос упирается в создание такой экономики, где новые технологии реализовались бы в виде средств освобождения как женщин, так и мужчин от тяжелой рутинной работы как дома, так и на производстве.

Без объединения в борьбе мужчин и женщин рабочего класса — за равную зарплату за равный труд, за защиту каждого рабочего места, за новый общественный строй — общий уровень жизни будет продолжать падать.

Победа в борьбе не может быть достигнута, если половина армии труда является заложниками собственного дома!..
.
Газета «Рабочая Демократия» № 1-2 (23-24), 1995 год

Начало активной работы по женской кампании, правда, приходится на более поздний период — 1997/98 г. Из предложений воронежских товарищек Политсовету в октябре 1998 года:

... Проблему сексизма невозможно разрешить в условиях капиталистической системы, при которой женщина с одной стороны используется как источник выгоды, а с другой при прочих равных условиях имеет гораздо меньшие шансы получить хорошую работу, чем мужчина.

... КРИ может служить примером организации, в которой женщины имеют действительно равные права с мужчинами. Это несомненно, привлечет в наши ряды женщин, которых сейчас в организации очень немного. Армия безработных примерно на 70% состоит из женщин и они являются потенциально революционной группой.

Женское бюро будет заниматься разъяснительной и пропагандистской работой в рабочих коллективах, состоящих преимущественно из женщин, с целью создания пролетарских и, в дальнейшем, марксистских организаций.

Также одним из направлений деятельности, вероятно, будет революционный энтризм в различные действующие женские организации...
.

Тогда же впервые мы попробовали выпускать ориентированный преимущественно на женщин бюллетень газетного формата «Нет значит нет» — название, которое товарищи и товарищки с успехом возродили более 10 лет спустя.

Бурный конец 90-х

Конец 90-х был, наверное, едва ли не самым бурным временем с 1993 года. Время слабого ельцинского бонапартизма подходило к концу, но никто еще точно не знал, что приходит ему на смену. Партии буржуа и бюрократов создавали и разрывали коалиции, заодно пытаясь подыскать преемника стареющему и стремительно теряющему популярность бонапарту. «Народно-патриотическая» оппозиция КПРФ и ее союзников в парламенте интриговала и лавировала. Ирония политической судьбы — но КПРФ в 1997 году в обмен на незначительные уступки сняла вотум недоверия правительству накануне того самого дня, когда обвал на Гонконгской бирже ознаменовал начало экономического кризиса в Юго-Восточной Азии, годом позже затянувшего в свою воронку и Россию.

В 1998 году бегство капиталов с развивающихся рынков и правительственные спекуляции на российском финансовом рынке вызвали знаменитый «дефолт» — фактически, объявление государственного банкротства.

...Большая половина активов российских банков, западных инвестиций и почти все вклады населения оказались конфискованы. Паралич банковской системы, бойкот западных банков, взлет доллара, паника населения парализовали нормальную торговлю. Сразу же произошло одновременное сокращение персонала в финансовом секторе на 50%, посыпались туристические и рекламные фирмы, газеты, журналы и сфера услуг. Иностранные фирмы сворачивают свою деятельность. На очереди строительство. И это только начало. Новая волна безработных бумерангом ударит по покупательной способности населения и углубит экономический кризис.
Газета «Левый Авангард», № 33, 1998

Наступило время массовых невыплат зарплат — но и последних в 1990-х годах массовых движений и оборонительных боев рабочего класса, с перекрытиями железных дорог протестующими шахтерами и захватов заводов бастующими рабочими. Сегодня уже достаточно сложно поверить, но летом и осенью 1998 года в Москве существовал — хотя, конечно, тогда и не было такого названия — собственный «оккупай». Дом правительства в течение нескольких месяцев был фактически блокирован палаточным городком бастующих шахтеров, и ныне покойный Немцов, бывший тогда вице-премьером, метался, пытаясь угрозами, подачками и уговорами погасить массовые протесты.

Забастовка шахтеров около Белого дома в Москве. Фото: Александр Басалаев. Коммерсант

Из материалов двух рабочих шахтеров, вступивших в организацию на волне протестов конца 90-х.

Борис Поповкин, Воркута, шахта «Северная»:

9 июня все начиналось на высокой ноте: „Едем снимать Ельцина!“... Но на протяжении всех этих месяцев основная масса пикетчиков оказалась вне информационного поля — решения штаба пикета и руководства НПГ доводились до них не в полном объеме.

В итоге лидеры НПГ и правительство подписали протокол — график погашения задолженности по зарплате. Пикет был снят 5 октября — всего за 2 дня до общероссийской акции протеста. Москвичи недоумевали, ругали, высказывали претензии отъезжающим... В итоге у многих пикетчиков открылись глаза. Привезли рабов-овец, уехали бойцы-волки...
.
Газета «Левый Авангард» № 34, февраль 1999

Борис Поповкин, Сергей Первушкин:

Народ очень запуган, очень пассивен. Нам надо какую-нибудь партию или новое движение, чтобы мобилизовать всех. Силами одних профсоюзов добиться весомых успехов крайне трудно, почти невозможно. Вот идея новой рабочей партии, вполне возможно, поможет... Интересы рабочих всего мира совпадают, и очень сильно. Приемлемая зарплата, хорошие социальные условия — это одни из главных пунктов, на которых объединяются рабочие разных специальностей, разных профессий и вероисповеданий. И поэтому для России и для горняков необходимо иметь такую организацию, чтобы помогать рабочим в других странах и получать помощь от них, организовывать совместные действия и защищать общие интересы. Что может быть яснее и понятней?.
Газета «Левый Авангард» № 33, 1998

К началу 2000-х в активе организации уже были Конференция «За победу рабочей солидарности» (Воронеж, апрель 1999 года) — с участием нашего товарища депутата ирландского парламента от Соцпартии Джо Хиггинса, товарищей из Германии, Казахстана, Воркуты и т.д. Кампания «100 дней 1999 года» — когда мы организовали сбор подписей и агитацию в московских спальных районах за выдвижение нашего товарища кандидатом в депутаты Госдумы (удалось собрать более 1 тыс., хотя и недостаточно для выдвижения).

После 3-го съезда в 2001 году — а он впервые в истории секции СНГ был «съездом делегатов» — в организации по всему СНГ насчитывалось около 100 человек и казалось, что теперь можно с оптимизмом смотреть в будущее. К апрелю 2003 года в списке корпунктов «Левого авангарда» кроме Москвы значились: Ярославль, Саратов, Санкт-Петербург, Воронеж, Воркута, Сыктывкар, Новосибирск, Житомир, Кривой Рог, Севастополь, Киев, Чернигов, Одесса, Ровно, Львов, Кустанай, Джамбул, Павлодар, Караганда, Алматы, Уральск, Бельцы. Но надеждам не суждено было сбыться. На деле организация стояла перед длительным и жестоким внутренним кризисом.

[продолжение следует]